Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Тема борьбы с экстремизмом — популистский инструмент политиков
Тема борьбы с экстремизмом — популистский инструмент политиков
Сергей Михеев/Коммерсантъ

Антиэкстремизм на пути к исправлению

Доклад центра «Сова» о неправомерном антиэкстремизме в первой половине 2011 года

Александра Кошкина

Государство готово бороться с нарушениями при борьбе с экстремизмом. Об этом говорится в ежегодном докладе информационно-аналитического центра «Сова». В то же время, отмечают эксперты, резко выросло количество «случайных жертв» антиэкстремизма: директоров школ и библиотек, интернет-провайдеров, журналистов и даже антикваров.

Информационно-аналитический центр «Сова» представил доклад «О неправомерном антиэкстремизме в первой половине 2011 года». Работу подготовила эксперт центра Мария Розальская под редакцией директора центра Александра Верховского. «Сова» публикует доклады на эту тему с 2007 года.

Эксперты впервые зафиксировали попытки государства повлиять на имеющиеся проблемы применения антиэкстремистского законодательства.

Так, 28 июня 2011 года было принято постановление пленума Верховного суда № 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности». Документ разъясняет, что судебные эксперты не должны отвечать на вопрос, содержатся ли в том или ином тексте призывы к экстремистской деятельности, — это прерогатива прокуроров и судов. Также Верховный суд указывает, что критика различного рода организаций, убеждений и обычаев не может рассматриваться как возбуждение ненависти и вражды.

А в мае Министерство юстиции приняло меры по чистке списка экстремистских материалов, который на сегодняшний день состоит из 968 пунктов (в прошлом году — 748). «Минюст убрал некоторые повторы и материалы, включение которых в список было неправомерным по решению суда, — отмечает Розальская. — К сожалению, все это должно было быть сделано позавчера. Закон (о противодействии экстремистской деятельности. — «Газета.Ru») дискредитирован в глазах общества. И многие представители экстремистских движений, которые действительно способствуют разжиганию националистической ненависти и вражды, пользуются этим».

Например, Черемушкинский суд Москвы в феврале запретил два лозунга — «Православие или смерть!» и «Россия для русскихъ!» (именно в таком написании. — «Газета.Ru»). В отношении последнего эксперты недоумевают: запрет действует только с буквой «ъ» или же в обычном его написании тоже? А первый, по мнению экспертов, не содержит ничего экстремистского. Этот лозунг использовали монахи одного из афонских монастырей, и означает он лишь «либо мы будем православными, либо нас ждет смерть — духовная или физическая».

Как и в прошлом году, с неправомерными преследованиями сталкиваются религиозные меньшинства, оппозиционные общественно-политические активисты и организации.

Однако в первой половине 2011 года резко выросло количество проблем у директоров школ и библиотек, на полках которых нашли запрещенные книги, интернет-провайдеров, на чьих ресурсах также были обнаружены запрещенные материалы, случайных пользователей сети и журналистов, вставивших цитату из неугодных статей, и даже антиквара, продавшего товар с символикой Третьего рейха.

Эксперты отмечают: если раньше при наличии запрещенных книг библиотекари получали представления и дисциплинарные взыскания, то теперь прокуроры чаще возбуждают дела об административных нарушениях и добиваются штрафов. Библиотеки в этом смысле встретились с противоречиями в законодательстве: с одной стороны, им запрещено распространять экстремистские материалы, а с другой — библиотечное законодательство запрещает избавляться от книг.

С июля 2008 года по конец 2010 года центр «Сова» зафиксировал более 30 случаев применения санкций в отношении руководства библиотек, и только за первое полугодие 2011 года выявлено не менее 15 таких случаев.

Свою лепту внесли и поправки в закон «О полиции». Если раньше интернет-провайдеры обязаны были блокировать сайты только по решению суда, то теперь они вынуждены это делать по представлению полиции. Правда, пока, как отмечают эксперты, полиция своим правом не злоупотребляет.

Неясность и противоречия вносит статья 20.3 Кодекса об административных правонарушениях, которая налагает штраф и даже административный арест за пропаганду и публичное демонстрирование нацистской атрибутики и символики. С одной стороны, это можно трактовать как запрет демонстрации с целью пропаганды. С другой стороны, санкция может быть распространена как на пропаганду, так и на простую демонстрацию. Известным стал инцидент с порталом «Живая Кубань», который весной в числе других СМИ опубликовал фотографию сына вице-губернатора Краснодарского края Евгения Громыко в нацисткой форме. Вадим Громыко изображал Штирлица для шуточного видеоролика. Прокуратура усмотрела в этом нарушение закона «Об увековечивании Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов». Редакция портала не согласилась с этим. Дело дошло до Верховного суда, который принял сторону прокуратуры, но ясности в этот вопрос так и не внес.

Тема борьбы с экстремизмом, говорится в докладе, по-прежнему остается удобным популистским инструментом, которым пользуются политики.

В качестве примера авторы доклада приводят законодательную инициативу депутата от «Единой России» Ивана Саввиди, который в январе этого года предложил взимать штрафы с владельцев недвижимости за надписи экстремистского содержания на стенах их собственности. Активно использует эту тему и партия ЛДПР. Так, в июне партия предлагала вообще отменить закон «О противодействии экстремисткой деятельности», а также дополнить ст. 282 УК, согласно которым наказание за действия, направленные на разжигание ненависти либо вражды, наступает только в том случае, если они повлекли за собой существенное нарушение прав и законных интересов граждан. Эта поправка вступает в противоречие с международными договорами и Конституцией России, которые прямо запрещают пропаганду ненависти. Оба законопроекта были отклонены Госдумой.

«Мы хотели бы, чтобы это законодательство было решительно пересмотрено. Мы не говорим о том, чтобы его отменить», — подчеркнул Александр Верховский.