Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Криминал

Дмитрий Коновалов, один из обвиняемых по делу о взрыве в минском метро
Дмитрий Коновалов, один из обвиняемых по делу о взрыве в минском метро
ИТАР-ТАСС

«Я гада не увидела»

Суд по делу о теракте в минском метро изучил записи камер наблюдения

Денис Лавникевич (Минск)

Суд в Минске по делу о терактах в метро изучил записи камер наблюдения, в том числе и со станции «Октябрьская», где произошел взрыв. На записи видно, как молодой человек, одетый в черное, кладет сумку под скамейку. Затем он останавливается на лестнице, а через несколько секунд происходит взрыв. По версии прокуроров, это обвиняемый Дмитрий Коновалов. Его лица не видно, но несколько человек опознали Коновалова по одежде и походке.

В пятницу в Минске продолжилось слушание по делу о теракте в метро в апреле 2011 года. Суду гособвинители продемонстрировали записи камер наблюдения со станций «Октябрьская» и «Купаловская». На них запечатлен и сам момент взрыва на «Октябрьской» 11 апреля.

На записях, пояснил прокурор, видно, как обвиняемый в теракте Дмитрий Коновалов несет сумку, предположительно со взрывным устройством, и кладет ее под скамейку.

На видео виден молодой человек в черной куртке с заклепками и в черных штанах. Лицо на записи не видно, но, как заявил прокурор, многие свидетели на допросах опознали в мужчине Коновалова по одежде, походке, манере двигаться. Обвиняемый, продолжал прокурор, после того как положил сумку под скамейку, смешивается с толпой, поднимается по переходу к станции «Купаловская». Молодой человек останавливается на переходе, держа руки в карманах. Через несколько секунд раздается взрыв, станцию заволакивает дым, люди бегут к выходу. Камеры на станции «Купаловская», по версии обвинения, зафиксировали, как Коновалов выходит из метро.

Тройке судей обвинители показали также записи с видеокамер за 10 апреля. Записи были изъяты с камер, установленных у входа на станцию метро «Площадь Ленина», близ которой расположен вокзал. По версии обвинения, 10 апреля Коновалов приехал в Минск из Витебска, с собой у него уже была бомба. Молодого человека якобы встретил в Минске Владислав Ковалев, второй обвиняемый по делу о взрывах.

Во время просмотра записей Коновалов внимательно смотрел на экран, иногда вытирал лицо ладонями.

Судья после демонстрации спросил у Ковалева, опознал ли он себя и Коновалова на продемонстрированном видео. «Узнал», – ответил Ковалев, уточнив, что опознал Коновалова и на кадрах непосредственно перед взрывом на станции «Октябрьская» и после.

После изучения записей суд продолжил допрос свидетелей. Одна из пострадавших, пенсионерка Наталья Куриленко, заявила суду, что, по ее мнению, Дмитрий Коновалов не закладывал взрывчатку, а взял на себя чужую вину. «Этот мальчик не вызывает ощущение злого гада. Может, он взял вину на себя?» – сказала она. Потерпевшая сообщила, что пришла в суд, чтобы «посмотреть на ядовитых гадов, которые все устроили». «Но я не вижу ядовитых гадов. Считаю, что эти дети – продукт нашего воспитания, продукт идеологии... Где были люди, среди которых он жил? Где были родители, где были учителя, которые ни плохого, ни хорошего про него не сказали? Каким образом пропустили воспитание сына родители, учителя? Общество от него отреклось еще до того, как он сделал эту гадость. Я гада не увидела, которому можно было бы предъявить претензии. Наверно, самим себе».

Гособвинители пытались выяснить у потерпевшей, как она себе представляет типичного террориста. «Это террорист, который преследует какие-то цели, – ответила свидетельница. – Террорист должен быть озлобленным». На уточняющий вопрос, чем не вписывается в образ террориста Коновалов, потерпевшая сказала, что у него не злое лицо.

Другая потерпевшая, 19-летняя Алина Федорова из города Червень, рассказала суду, что за несколько минут до взрыва видела на станции метро «Октябрьская» «подозрительного парня».

По ее словам, он «очень волновался, смотрел вокруг, и не только на девушек, но и на всех…дорожную сумку перекладывал из рук в руки… ноги перебирал, оглядывался». Впрочем, никаких опасений пассажир у свидетельницы не вызвал. «В деревню едет и нервничает. Ничего плохого не подумала», — сказала она суду. Молодого человека, похожего на того, которого запечатлели камеры, Федорова увидела под лестницей перехода со станции «Октябрьская» на «Купаловскую», видела, как он поднимается по лестнице, и заметила его около входа в тоннель. Была ли у него уже на выходе из метро сумка, она не помнит.

Судья спросил Федорову, присутствует ли замеченный ею в день теракта молодой человек в зале суда. Свидетельница неуверенно показала на Коновалова.

При этом на предварительном следствии Федорова говорила, что видела подозрительного пассажира в черной куртке только на лестнице в переходе между станциями. Руки у него были в карманах, он перебирал пальцами, что было видно сквозь ткань куртки, говорится в ее показаниях. Федорова объясняет, что смогла сейчас дать более подробные показания, потому что лучше помнит произошедший взрыв. В результате взрыва, по словам свидетельницы, она получила травму головы и сильную психологическую травму. Примерно два месяца Федорова не могла спать, частично потеряла память, рассказала она суду. Врач запретил ей общаться со следователями. Теперь же, когда состояние Федоровой нормализовалась, она смогла вспомнить детали теракта.

Суд допросил также еще нескольких потерпевших. Большинство допрошенных не предъявили Коновалову и Ковалеву материальных исков. Студент одного из минских вузов рассказал, что получил осколочные ранения и травмы ушей. Две недели юноша находился в больнице и еще несколько недель болел дома. «Вещи безнадежно повреждены, книжку потерял любимую, но претензий материального плана нет», – сказал студент. Материальные претензии к обвиняемым предъявили только двое пострадавших. Одна, инвалид детства, потребовала обеспечить ее креслом-каталкой, вторая пострадавшая попросила материальную помощь. Впрочем, требуемую сумму суду она не огласила.

Одна из пострадавших, как и пенсионерка Куриленко, также сказала во время допроса, что боится, что осудят в итоге невиновых.

Впрочем, несколько допрошенных сказали, что хотели бы для обвиняемых «максимально жестокого наказания». «Это нелюди. Пулю в лоб – это гуманно. Они должны в этих клетках жить», – сказала Ольга Захарова, сестра погибшей в теракте. Сестра другого погибшего также заявила, что надеется на «самое строгое наказание» для обвиняемых. «Обоим?» – спросил прокурор. «Там будет видно», – ответила она. Еще один свидетель рассказал судьям, как люди помогали друг другу после взрыва в метро. «Сначала перевязывали раны связанными носовыми платками. Потом я майку снял, разорвал. Один мужчина вырвал сидение, и на этом сидении по эскалатору выносили тяжелораненых», – рассказал он. На вопрос, есть ли претензии к обвиняемым, он сказал: «Нет. Жизнь сама их накажет».

Следующее заседание пройдет в понедельник, суд продолжит допрос свидетелей и пострадавших.