Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Криминал

Сотрудники правоохранительных органов доставили в зал суда Владислава Ковалева
Сотрудники правоохранительных органов доставили в зал суда Владислава Ковалева
РИА «Новости»

Пострадавших не пустили к вагонам

В суде по делу о теракте в Минске выступили потерпевшие

Денис Лавникевич (Минск)

В Белоруссии продолжается суд над обвиняемыми в терроризме Дмитрием Коноваловым и Владиславом Ковалевым. Очередное заседание было полностью посвящено последствиям теракта в минском метро 11 апреля этого года: прокуратура показала видеозаписи с места взрыва и допросила пострадавших. Всего потерпевшими по делу признаны более 400 человек.

На двенадцатый день слушаний по делу о теракте в минском метро 11 апреля 2011 года в суде продемонстрировали видеозаписи, зафиксировавшие первый и второй вагоны поезда метро, пострадавшего от взрыва. На записи вагоны показаны снаружи и внутри. На полу видны книги, шапки, обувь, мобильные телефоны, сережки, обрывки рекламных листовок со стен, поручни, осколки стекла, разорванные пачки сахара, документы в крови, косметички. Возле одного из сидений крупным планом показали металлический шарик. «Повреждающий элемент», — сообщает голос за кадром.

Некоторые сидения вырваны с корнем. Снаружи вагонов видны многочисленные дыры и вмятины. Почти нигде не уцелели стекла, нет некоторых дверей.

На прошлом заседании один из потерпевших, Самвел Саакян, заявил ходатайство об осмотре вагонов на месте. В понедельник у суде его поддержала еще одна потерпевшая. «Мне тоже было бы интересно осмотреть вагон на месте», — сказала она. Со своей стороны, гособвинитель Алексей Стук заявил, что оснований для такого осмотра нет — мол, общая картина и так ясна.

В итоге председательствующий судья Александр Федорцов объявил: «Суд считает, что осмотр пострадавших вагонов может отрицательно сказаться на психике некоторых потерпевших в теракте, поэтому решает отклонить ходатайство». При этом он сослался на уголовно-процессуальное право, которое запрещает производство действий, создающих опасность для участника уголовного процесса. В каком виде сейчас находятся первый и второй вагоны поезда метро, отремонтированы ли они, Федорцов не пояснил.

Потерпевшие решением судьи недовольны: они отметили, что для них непонятно, почему суд отказался показывать самое главное вещественное доказательство в деле. Более того, говорят потерпевшие, каждый сам в состоянии позаботиться о своем психическом здоровье и решить, надо ли ему смотреть на пострадавшие вагоны или нет.

После просмотра видеозаписей гособвинитель стал зачитывать показания тех потерпевших, которые не смогли прийти в суд. (Некоторые из них до сих пор проходят реабилитацию.) Кроме того, суду представили заключения судебно-медицинской экспертизы о полученных пассажирами повреждениях. Всего потерпевшими по делу признаны более 400 человек, в понедельник в суде допросили и зачитали показания 125 пострадавших.

Как констатировали эксперты, большинство пострадавших находились в зоне поражения взрывного устройства — около второго вагона электропоезда, а также непосредственно внутри этого вагона.

Некоторые потерпевшие находились на эскалаторе, ведущем к переходу между линиями метрополитена, или около него. Эти люди в основном пострадали от упавших конструкций эскалатора.

По заключению судмедэкспертов, около 40 человек получили тяжкие телесные повреждения. Один из потерпевших ослеп, еще один лишился обеих ног, пострадавшая женщина потеряла ногу, у нескольких человек оторвало руки.

Менее тяжкие телесные повреждения врачи констатировали у 60 человек, пятеро избежали ранений, но получили психические травмы. У остальных пострадавших врачи зафиксировали легкие телесные повреждения, «приведшие к кратковременному расстройству здоровья».

Практически все пассажиры вспоминали одно и то же: вспышка, взрыв, затем отключилось электричество, вокруг было темно, и все затянуто дымом.

Некоторые из пострадавших сперва приняли произошедшее за короткое замыкание. То, что произошел взрыв, они осознали, лишь когда увидели на полу окровавленных людей с оторванными руками и ногами, а также повреждения станции, разбитый поезд и строительный мусор. Находившиеся в это время на эскалаторе люди сразу вслед за хлопком почувствовали, как под ними провалились ступеньки.

Один из пострадавших по имени Ярослав, который сидел на скамейке (под ней, как оказалось, и была заложена бомба), ожидая девушку, рассказывал:

«Я сел на скамейку, ничего подозрительного не заметил. Когда раздался взрыв, меня сперва оглушило, а придя в себя, я увидел, что обеих ног у меня нет. Вокруг все было в дыму».

Другой потерпевший в момент взрыва вышел из вагона метро на «Октябрьской». Придя в сознание, он не сразу вспомнил, что с ним в вагоне ехала мать. По его словам, лишь спустя некоторое время он вернулся за ней в вагон. Женщина лежала на полу, из ушей и носа у нее шла кровь.

Еще одна пострадавшая рассказывала: «После взрыва я потеряла зрение, стала кричать и звать на помощь. Вокруг меня кричали другие люди». «Я увидел трупы на платформе, перешагнул через них, а потом и сам упал от боли», — вспоминал на допросе пострадавший мужчина.

Люди, у которых взрывной волной оторвало руки и ноги, лежали на платформе, дожидаясь помощи, остальные пытались выбраться сами. Один мужчина вспоминает, что к выходу из метро полз на руках — его ноги парализовало. Еще одну девушку взрывной волной сбросило на рельсы с другой стороны платформы. Там её, ещё живую, переехал поезд метро: его машинисту диспетчер запретил останавливаться на станции, на которой только что произошел взрыв.

Затем те, кто пострадал меньше или вовсе не попал под взрывную волну, начали выламывать в вагонах разгромленного поезда сиденья – из них тут же делали импровизированные носилки, на которых выносили наиболее тяжело пострадавших.

Суд учитывал не только то, какие телесные повреждения получили пассажиры, но и какой материальный ущерб им был нанесен. У многих была повреждена одежда, сумки, флешки, мобильные телефоны. Разные люди оценивали ущерб от 100 тысяч белорусских рублей ($14) до четырёх миллионов.

Сам взрыв пострадавшие описывают по-разному. Кто-то слышал громкий хлопок, кто-то даже сравнивал его со звуком «от большой китайской петарды», а кто-то описывал услышанное просто как «взрыв». В результате оказалось, что примерно половина потерпевших слышали «хлопок», а другая половина — «взрыв». Также в момент взрыва большинство потерпевших видели яркую вспышку желтого цвета. Некоторые называют вспышку белой, другие — оранжевой, желто-оранжевой и даже красной.

Что касается поражающих элементов, то лишь в нескольких из десятков оглашенных протоколов пострадавшие упоминали о том, что видели много шариков, гаек и болтов. На видеозаписи ясно виден только один шарик. Насколько много было металлических элементов — определить по видеозаписи невозможно из-за плохого освещения в ходе съемки.

Обвиняемые в терроризме Дмитрий Коновалов и Владислав Ковалев в зале суда ведут себя по-прежнему. Ковалев активно общается со своим адвокатом, что-то у него активно спрашивает, кивает головой и внимательно слушает. Коновалову хватает на общение с адвокатом и одной минуты. В понедельник, когда сотрудники милиции ввели Ковалёва в зал суда и закрыли в железной клетке, он тут же глазами отыскал в зале свою мать, кивнул ей, улыбнулся и еле слышно прошептал: «Привет». Главный обвиняемый, Коновалов, все так же безучастен ко всему происходящему в суде.