Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Криминал

 Ахмедпаша Айдаев — один из обвиняемых в убийстве болельщика Юрия Волкова
Ахмедпаша Айдаев — один из обвиняемых в убийстве болельщика Юрия Волкова
ИТАР-ТАСС

Присяжные признали в подсудимых убийц

По делу об убийстве Юрия Волкова присяжные вынесли единодушный обвинительный вердикт

Александра Кошкина

Присяжные заседатели единогласно признали виновным Ахмедпашу Айдаева в убийстве футбольного болельщика Юрия Волкова. Ни один из них не посчитал, что он и его предполагаемый соучастник заслуживают снисхождения. Защита подсудимых готовится обжаловать вердикт: по их мнению, на закрытом процессе был нарушен принцип состязательности сторон.

В среду в Мосгорсуде присяжные вынесли вердикт по делу об убийстве футбольного болельщика и журналиста ВГТРК «Спорт» Юрия Волкова. Процесс стартовал 12 октября. Заседания проходили за закрытыми дверями, поэтому журналистов не пригласили ни на напутственное слово судьи, ни на оглашение решения жюри.

Примерно в 13.00 коллегия удалилась в совещательную комнату, где ей предстояло ответить на семь вопросов о доказанности предъявленных обвинений подсудимых и их виновности.

На скамье подсудимых были чеченцы Ахмедпаша Айдаев и Бекхан Ибрагимов. Первого фигуранта дела обвиняют в убийстве (ст. 105 УК), хулиганстве (ст. 213 УК) и побоях (ст. 116 УК), второго — в причинении легкого вреда здоровью из хулиганских побуждений (стст. 213 УК и 115 УК).

Присяжные совещались почти четыре часа и единогласно постановили: подсудимые виновны и не заслужили снисхождения.

«Я в шоке, не ожидала, что их единогласно признают виновными по всем пунктам», — сказала защитница Ибрагимова Зезаг Микаилова. Она отметила, что они исключили лишь слова «и выйдя за рамки договоренности», что на суть вердикта никак не влияет.

По версии обвинения, в ночь на 10 июля 2010 года у входа на станцию метро «Чистые пруды» Айдаев и Ибрагимов затеяли драку с футбольными болельщиками. Согласно обвинительному заключению, чеченцы сделали это намеренно, из хулиганских побуждений. Айдаев ударил Волкова ножом, а Ибрагимов также ножом поранил других участников драки. Спасти Волкова медикам не удалось: он скончался в машине «скорой помощи».

У защиты есть своя версия произошедшего. По словам адвоката Айдаева Аслана Арцуева, роковой удар Волкову нанес третий участник драки — Магомед Сулейманов.

Адвокат рассказал, что Сулейманов был задержан вместе с подсудимыми и признался в том, что именно он ударил ножом болельщика. «Он с точностью описал орудие убийства — его рукоять, лезвие. Когда этот нож нашли на месте происшествия, описание полностью совпало», — сказал Арцуев. Однако уже к вечеру Сулейманов был переведен в статус свидетеля по делу и был отпущен на свободу. «Предполагаем, что была коррупционная составляющая», —сказал он. По мнению защиты, Сулейманов нанес удар в результате самообороны. «Его душили, и он начал махать ножом», — сказал адвокат. Однако следствие полагает, что было два ножа: один держал Айдаев, а второй Ибрагимов. «По результатам экспертизы, все повреждения были нанесены одним и тем же ножом, но она носит вероятностный характер, не дает стопроцентной уверенности в этом», — пояснил Арцуев. Однако и в деле фигурирует лишь один нож, на котором эксперты вообще не обнаружили отпечатков пальцев. Более того, на месте происшествия, по словам адвоката, странным образом не работали видеокамеры. «Есть свидетели, которые видели Сулейманова после случившегося. Вся его одежда была в крови, следствие даже не изъяло у него эти вещи», — сказал защитник. А на одежде подсудимых кровь не обнаружена. Он рассказал также, что имеется и экспертиза, которая свидетельствует, что потерпевшие были пьяны.

В Чечне, напомнил Арцуев, было отдельное разбирательство по этому делу: показания Сулейманова заслушал совет старейшин, на котором свидетель полностью признал свою вину.

«Перед старейшинами врать не принято», — отметил адвокат. Сулейманов также сделал признание на видеокамеру журналиста, который специально приехал в Чечню делать об этой истории сюжет.

Однако в суде свидетель отказался от показаний, заявив, что оговорил себя, чтобы его друзей выпустили из тюрьмы.

Драку, по версии защиты, начал потерпевший Максим Домницкий, который заметил впереди идущего Айдаева и «пристал» к нему, после чего началось ссора, которая переросла в драку. Потерпевшие хорошо его запомнили и именно поэтому указывают, что ножом орудовал Айдаев, а не Сулейманов, считают адвокаты. В качестве свидетелей в деле фигурируют шестеро участников драки, в том числе трое признанных потерпевшими.

Адвокаты заявляют, что намерены обжаловать вердикт. По их мнению, в процессе нарушен принцип состязательности сторон.

По словам юристов, судья не допустил до присяжных доказательства защиты. В течение процесса был допрошен лишь один свидетель защиты — тележурналист, который записал признание Сулейманова. Однако допросили его в отсутствии присяжных, и судья отвел его кандидатуру. «Прокуратура зачитала осмотр места происшествия выборочно, лишь о том, что был найден нож, — рассказывает Микаилова. — А то, что этот осмотр производился в присутствии Сулейманова и именно он указал, где этот нож лежит, судья зачитать запретил». По ее словам, в деле фигурировали две свидетельницы драки, которые изначально указывали на Айдаева, а потом изменили показания, заявив, что не уверены в этом. «Одну свидетельницу так и не нашли, вторая в больнице. Но нам даже не дали зачитать их показания на стадии следствия», — утверждает защитница. Не дали защитникам и полноценно выступить в прениях сторон. «Меня 50 раз прерывал судья, — рассказывает адвокат. — Я просила присяжных воспользоваться правом обратиться к судье за разъяснением непонятных им доказательств. Судья ответил мне, что мы не в кино и он так делать не собирается».

Потерпевшие и прокуроры в среду от комментариев отказались. В четверг, 27 октября, гособвинители объявят, какие сроки, по мнению прокуроров, заслуживают подсудимые.