Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Криминал

Дмитрий Коновалов, один из обвиняемых по делу о взрыве в минском метро
Дмитрий Коновалов, один из обвиняемых по делу о взрыве в минском метро
Reuters

Детство, отрочество, полигон

Одноклассники обвиняемого в теракте в минском метро рассказали, каким он был в школе

Денис Лавникевич (Минск)

В белорусской столице продолжается процесс по делу о взрывах в Витебске и Минске в 2005–2011 годах, в том числе в минском метро в апреле 2011 года. В суде побывали родственники и одноклассники главного обвиняемого – Дмитрия Коновалова, а потом прокуратура показала целый фильм об испытательном полигоне, на котором Коновалов опробовал свои бомбы.

Прежде чем начать допросы близких обвиняемого в серии взрывов в Белоруссии Дмитрия Коновалова, в суде Минска выясняли обстоятельства странного совпадения, связанного с отпечатками пальцев предполагаемого террориста. После взрыва в Минске в 2008 году обязательной дактилоскопии подверглось всё мужское население Белоруссии. Однако Коновалов, который теперь обвиняется в совершении этого взрыва, дактилоскопирования сумел долгое время избегать.

В итоге отпечатки пальцев у него взяли лишь 9 апреля 2011 года, за два дня до взрыва в минском метро. О том, как это происходило, в суде рассказал эксперт по дактилоскопированию Константин Гришман.

«9 апреля 2011 года я получил задание оказать помощь сотрудникам Первомайского РОВД в дактилоскопировании граждан, которые не прошли обязательную дактилоскопию. В списке был 21 человек», — уточнил Гришман. Когда к нему пришла милиция, Коновалов сказал, что не хочет сдавать отпечатки пальцев, так как он сонный и проходил дактилоскопию при призыве на воинскую службу, рассказал свидетель. Попререкавшись с пришедшими около пяти минут, Коновалов все-таки согласился сдать отпечатки. Вел он себя при этом адекватно, отметил эксперт Гришман. «С учетом практики, я бы никогда не подумал, что данный гражданин мог бы что-нибудь совершить. Люди тогда волнуются, руки потеют. А у него — нет», – пояснил свидетель.

Справка:

Нет патологий и невысокий IQ

C 25 мая по 16 июня этого года Дмитрия Коновалова и Владислава Ковалёва обследовали в отделении стационарных...

Однако в единую базу данных дактилокарту Коновалова занесли только в понедельник, 11 апреля – как раз в тот день, когда он, по версии обвинения, и взорвал в Минске станцию метро «Октябрьская». До этого данные находились в кабинете эксперта. Совпадение отпечатков обнаружили еще позже, 13 апреля. «Мною было установлено совпадение отпечатков Коновалова с отпечатками пальцев, оставленными на пачке сока «Садочек» и клейкой ленте», – сказал свидетель. То есть причастность Коновалова к минскому теракту 2008 года была установлена уже после того, как террориста задержали за взрыв в метро. Отвечая на вопрос прокурора, почему так долго обрабатывалась карта, эксперт сказал: «Это технические проблемы, компьютерные».

Судебный процесс по делу о взрывах в Минске и Витебске в 2005–2011 годах начался в минском Доме правосудия 15 сентября. На скамье подсудимых уроженцы Витебска Дмитрий Коновалов и Владислав Ковалев. Наиболее серьезное обвинение, предъявленное Коновалову, – ч. 1, ч. 2, ч. 3 ст. 289 (терроризм). Ковалев обвиняется по ч. 6 ст. 16 и ч. 3 ст. 289 (пособничество в терроризме).

На минувшей неделе в суде побывали родители и брат главного обвиняемого Коновалова. В среду Геннадия, Людмилу и Александра Коноваловых привезли на заседание под охраной в микроавтобусах с тонированными стеклами. Как рассказали журналистам «Еврорадио» витебские соседи Коноваловых, вся семья находится под охраной спецслужб и передвигается только на спецмашинах с тонированными стеклами.

Допросить родственников обвиняемого в терроризме прокурору не удалось: воспользовавшись предоставленным законом правом, Коноваловы отказались давать показания на судебном процессе.

При появлении родственников в зале Коновалов вел себя спокойно. Мать и брат старались на него не смотреть и сразу покинули зал. Только его отец, выходя из зала, несколько раз обернулся в сторону клетки, в которой находится обвиняемый. После родственников Коновалова в зал поочередно пригласили нескольких его одноклассников. Один из этих свидетелей, Игорь Воронок, знал Коновалова с седьмого класса, а в 9-м и 10-м классах сидел с ним за одной партой.

Одноклассник рассказал, что Коновалову очень хорошо давалась химия, в то время как по гуманитарным предметам он «учился средне».

Он также сообщил, что в школе Коновалов ни с кем не дрался, никаких серьезных конфликтов с преподавателями у него тоже не было.

Справка:

Характеристики из школы и армии

Согласно характеристикам из средней школы № 35 Витебска, выданным в разное время, Дмитрий Коновалов был аккуратен, обладал...

Другой одноклассник подсудимого Дмитрий Гайдуков тоже вспомнил, что Коновалов знал химию лучше всех в классе. «В 11-м классе к нам пришла новая молодая учительница химии. У меня возникло впечатление, что Коновалов знал больше, чем она. По крайней мере он поправлял учительницу, когда она неправильно писала формулы на доске, то есть видел те ошибки, которые не видела она», – рассказал Гайдуков.

Свидетель также поведал, что Коновалов «делал очень красивые фейерверки», когда они с одноклассниками выезжали на природу, и рассказывал, из чего можно изготовить пиротехнику. Гайдуков также вспомнил, что Коновалов говорил, что может «и не такое сделать – на полгорода ухнет», но одноклассники восприняли его слова как пьяное хвастовство.

На следующий день, в четверг, в суде показали видеозапись с импровизированного полигона, где Коновалов испытывал свои взрывные устройства, – в лесном массиве в районе станции Гришаны под Витебском.

Это место следствию показал обвиняемый в соучастии в терроризме Владислав Ковалев. Там, по словам Ковалева, они взрывали изготовленные Коноваловым взрывчатые вещества, но без использования поражающих элементов.

Осмотр этого места проводился 26 апреля 2011 года, в нем участвовали около десяти экспертов и специалистов МВД, КГБ Белоруссии, саперы, кинологи с собаками 103-й отдельной мобильной бригады Вооруженных сил.

Специалисты увидели на полигоне Коновалова воронки от взрывов, таблички от надгробий, деформированные куски металла, среди них фрагменты металлической банки из-под пива. (Взрывные устройства, сработавшие в Витебске в 2005 году, были помещены именно в пивные банки.) «Они уже со следами динамического термического воздействия. Побывали в эпицентре взрыва», – говорил в кадре эксперт по поводу некоторых находок. Эксперты, продолжая вести видеозапись, изучили воронки в земле и стволы деревьев у края одной из воронок со следами копоти и расплавленной пластмассы.

Недалеко от воронок находится мелиоративный канал. Ранее, при записи следственного эксперимента по сборке макетов бомб, Коновалов рассказывал, что прятался в эту канаву во время испытаний.

Также в суде продемонстрировали видеозаписи и фотографии, сделанные Коноваловым во время испытания взрывных устройств. В частности, было показано фото, датированное 10 ноября 2007 года, которое имеет прямое отношение к взрыву 3 июля 2008 года в Минске. На нем видно, что между деревьями на площади около десяти квадратных метров развешаны полосы бумажных обоев с висящим на высоте полуметра расплющенным цинковым ведром. В нескольких метрах от этого заграждения находится установка в виде металлической трубы с белой перевязью посередине, на конце трубы металлическая пластина.

Как пояснил сам Коновалов, при помощи этой установки он отрабатывал конструкцию взрывного устройства, которая позволит так поражать людей в толпе, чтобы поражающие элементы били по ногам и животам, тяжело раня, но не убивая людей. В День независимости в 2008 году так и произошло. На одном из допросов Коновалов дал показания, что в 2008 году он не хотел никого убивать, он просто «хотел, чтобы пострадало как можно больше людей».

По словам председателя Верховного суда Белоруссии Валентина Сукало, суд над Коноваловым и Ковалёвым планируется завершить в середине ноября.