Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Криминал

Вынесен приговор сотруднице конной полиции
Вынесен приговор сотруднице конной полиции
Алексей Куденко/Коммерсантъ

Затоптала человека, наказана условно

В Самаре вынесен приговор сотруднице конной полиции, лошадь которой затоптала задержанного

Сергей Стеклов (Самара)

Суд Самары приговорил к четырем годам условно бывшую сотрудницу конного патруля Лидию Котову, которая пристегнула задержанного к своей лошади. Георгий Кутузов попал под копыта животного и через два месяца скончался от тяжелых травм. Родственники погибшего намерены обжаловать приговор.

Промышленный суд Самары признал виновной в превышение должностных полномочий с применением спецсредств и с причинением тяжких последствий бывшую сотрудницу полка ППС Лидию Котову, чья лошадь в марте прошлого года затоптала самарского программиста Георгия Кутузова.

Котову приговорили к четырем годам лишения свободы условно с таким же испытательным сроком. Кроме того, в течение трех лет она не сможет работать в полиции.

Напомним, 11 марта 2010 года конный патруль задержал Кутузова у подъезда дома, где он жил. Проверив его документы, милиционеры (инцидент произошел еще до завершения реформы МВД) Лидия Котова и Татьяна Терехина предложили ему проследовать до ближайшего опорного пункта для медицинского освидетельствования: им показалось, что Кутузов был нетрезв. Получив отказ, они решили доставить его в участок силой.

Котова приковала Кутузова наручниками к стремени своей лошади. Когда они подошли к пешеходному переходу, мерин по кличке Зомби, испугавшись сигнала проезжавшего автомобиля, вырвался и понес. Кутузов упал, животное протащило его почти сотню метров, нанося удары копытами, пока не оборвался ремешок стремени, к которому был пристегнут программист. В тот же день Кутузов с многочленными травмами был доставлен в городскую больницу им. Н. А. Семашко.

Медики зафиксировали у пострадавшего ушибы грудной клетки, головного мозга, правого плеча, а также вывих лучезапястного сустава правой руки. Через два месяца Кутузов скончался из-за кровоизлияния в мозг.

После того как история получила широкую огласку, дело возбудили в отношении самого Кутузова, сразу по двум статьям Уголовного кодекса — 318-й (применение насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении представителей власти) и 319-й (публичное оскорбление представителя власти). Обе сотрудницы полиции указали, что пострадавший напал на патруль, пытался стащить их с коней и даже повалил одну лошадь с наездницей на землю, поэтому применение наручников было оправданно.

В день похорон Кутузова следователь Промышленного следственного отдела Олег Трухман неожиданно признался, что уголовное дело в отношении бывшего депутата было сфальсифицировано.

Оно основывалось на ложных показаниях Терехиной и Котовой, а также свидетелей — знакомых Котовой, которые вообще не были на месте происшествия и давали показания с ее слов. Дело в отношении Кутузова было прекращено.

Впрочем после заявления следователя Терехина и Котова на очных ставках продолжали отстаивать свою версию произошедшего. Сотрудниц конной полиции без особой огласки уволили из органов внутренних дел. В начале июля руководитель самарского управления Следственного комитета (СК) Виталий Горсткин официально завил, что его подчиненным так и не удалось обнаружить в действиях Терехиной и Котовой состава преступления. Произошедшее с Кутузовым он охарактеризовал как несчастный случай. Однако позже руководство СК отменило постановление самарского управления. В ведомстве пришли к выводу, что отрицательное решение о привлечении милиционеров к уголовной ответственности принято преждевременно. Между тем в качестве обвиняемой на суде предстала лишь Котова.

Ее напарница Терехина, которая была старшей по званию и могла пресечь действия подчиненной, проходила по делу свидетелем.

Во время судебного следствия, которое длилось чуть меньше двух месяцев, Котова поначалу продолжала отрицать свою вину и настаивала, что погибший первым напал на нее и стащил с лошади.

Но в дальнейшем на допросах она призналась, что придерживаться версии с нападением Кутузова на патруль и оскорблениями ей «посоветовало руководство». Правда называть имена «руководства» подсудимая отказалась.

Также в суде она призналась, что пристегнула Кутузова наручниками к седлу для перестраховки: острой необходимости в этом у нее не было. Но, признав вину, большую ее часть Котова все же возложила на «правоохранительную систему, свою молодость и неопытность».

Гособвинитель Елена Чернова просила суд признать Лидию Котову виновной и запросила для нее четыре года лишения свободы в исправительной колонии общего режима. Представители потерпевшей стороны требовали взыскать с Котовой в пользу семьи погибшего 5 миллионов рублей компенсации. Прокурор попросила удовлетворить и это требование, правда частично: матери погибшего присудить 500 тысяч рублей, сестре 100 тысяч рублей, двоим детям Георгия Кутузова по 200 тысяч рублей. Выступая в прениях, мать погибшего Полина Кутузова согласилась с позицией государственного обвинителя.

Приговорив Котову к четырем года лишения свободы условно, суд также сократил и компенсацию: мать Кутузова получит 100 тысяч рублей, дети по 50 тысяч рублей, а его сестра 30 тысяч рублей.

Свое решение судья Наталья Сотникова объяснила отсутствием судимости у кавалеристки, ее положительными характеристиками по месту бывшей работы, а также тем, что Котова еще до приговора частично выплатила компенсацию: она перевела на счет Полины Кутузовой 5 тысяч рублей.

Вынесенное судом решение Котова и ее адвокат комментировать отказались. Защита семьи Кутузова намерена обжаловать приговор. «Можно сказать, что Котова отделалась лишь легким испугом, — завил адвокат семьи Андрей Соколов. — Не уверен, будем ли мы требовать для нее реального срока заключения, но в части компенсации решение необходимо пересмотреть. Помимо этого постановление суда дает нам основания для того, чтобы к ответственности были привлечены и другие участники этого дела: сотрудники полиции и следственного комитета, фабриковавшие дело, вторая наездница. Также есть основания требовать расследования действий медперсонала больницы, куда был доставлен потерпевший, так как они не оказали ему квалифицированной медицинской помощи».