Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

Конституционный суд России рассматривает жалобу многодетного отца, уволенного по сокращению штата
Конституционный суд России рассматривает жалобу многодетного отца, уволенного по сокращению штата
ИТАР-ТАСС

Призрак гендерного равенства

В КС рассматривают жалобу многодетного отца, уволенного по сокращению штатов

Виктор Банев (Санкт-Петербург)

Конституционный суд России рассматривает жалобу многодетного отца, уволенного по сокращению штата. Трудовой кодекс РФ нарушает принцип гендерного равенства, считает заявитель: он защищает от необоснованного увольнения матерей с малолетними детьми, но оставляет без аналогичных гарантий отцов. Участники дискуссии цитировали Гоголя, вспоминали шутки советской эстрады, говорили о социальной ответственности бизнеса и пытались понять, что именно нужно защищать — материнство, детство или семью.

С жалобой в Конституционный суд (КС) обратился москвич Алексей Остаев. Пять лет он проработал на должности главного художника ООО «Логос-Медиа» — компании, которая выпускает несколько десятков изданий, главным образом сборников сканвордов, кроссвордов и т. п. По словам Остаева, дела у «Логос-Медиа» шли вполне успешно, фирма занимала в своем сегменте рынка лидирующие позиции. Однако после кризиса 2008 года руководство компании решило провести оптимизацию бизнеса: вместо выпуска бумажной продукции стала проводить СМС-викторины. Это повлекло серьезное сокращение штатов. Как утверждает заявитель, из полутора сотен сотрудников фирмы свои рабочие места сохранили лишь 50. Летом 2010 года был уволен по сокращению штата и художник Остаев. Тогда у него уже было трое детей: дочери 7 и 12 лет и двухлетний сын. Жена Остаева не работает, так как занята уходом за малолетним ребенком, кроме того, одна из их дочерей — инвалид. Так многодетная семья в одночасье лишилась основного источника доходов.

Свое увольнение Остаев попытался оспорить в суде, но проиграл. В соответствии с ч. 4 ст. 261 Трудового кодекса (ТК) запрещается увольнять работающую женщину, у которой есть ребенок в возрасте до трех лет. Иными словами, если бы с детьми сидел Остаев, а работала его жена, то уволить ее по сокращению штата работодатель бы не смог. А в сложившейся ситуации все произошло в соответствии с законом.

Заявитель счел это дискриминацией по признаку пола. Кроме того, в своей жалобе Остаев утверждает, что положения ТК ущемляют права многодетных семей, в которых мать часто не работает.

«Данная статья ТК сформулирована так, что отец и мать не имеют равных прав в отношении воспитания ребенка, — утверждает Остаев. — Отцы, как основные работники, оказываются незащищенными, а через них ущемляются и права детей. Это явное нарушение всех основных семейных и трудовых принципов».

Остаев убежден, что такая норма Трудового кодекса противоречит не только Конституции России, но и Конвенции о трудящихся с семейными обязанностями, принятой Международной организацией труда в 1981 году и ратифицированной Россией в конце 1990-х. При этом проблему, по его мнению, можно решить очень просто — достаточно заменить в тексте четвертого абзаца ст. 261 ТК слово «женщина» на слово «родители».

«Как говорил Николай Васильевич Гоголь: «Если в Париже войдут в моду сюртуки с широкими фалдами, то у нас в Петербурге наденут такие, что шириной с церковные ворота», — заключил заявитель. — Так и у нас: если уж начали бороться за равноправие женщин, то довели до того, что стали дискриминировать мужчин».

С цитаты начал свое выступление и полномочный представитель президента России в КС Михаил Кротов: «Призрак бродит по Европе! Призрак гендерного равенства!»

«В любом случае останется различие, которое мы ни правовыми, ни какими-то другими средствами устранить не можем, — продолжил он. — Женщина останется женщиной, потому что только она может родить ребенка. Помните фразу из старого номера Тарапуньки и Штепселя: «Вам декретный отпуск — надо чтобы нам декретный отпуск!» Тогда это звучало как шутка, а сегодня мы это рассматриваем в КС!»

Кроме того, Кротов подчеркнул, что удовлетворение жалобы заявителя будет автоматически означать увеличение социального бремени для бизнеса. Формируя штат, работодатель будет вынужден исходить не из того, кто лучше работает, а кто хуже, а из того, у кого есть дети, а у кого нет.

Эта же тема стала главной в выступлении представителя Совета федерации Елены Виноградовой, которая подчеркнула, что, дав дополнительные гарантии отцам малолетних детей, «государство в очередной раз переложит социальные обязанности на бизнес».

«Для малого бизнеса социальная ответственность зачастую губительна, — продолжила Виноградова. — В советское время сложилась традиция патерналистского отношения к работникам. Соответствующие ожидания сохранились и теперь. Между тем очевидно, что социальные гарантии должно обеспечивать государство».

Полномочный представитель правительства РФ в КС Михаил Барщевский первым делом выразил сожаление, что КС не то место, где стоит рассказывать анекдоты, так как у него в коллекции есть «серия прекрасных анекдотов на тему гендерного равенства». «Мне кажется, что у КС в пределах его компетенции нет возможности вынести хорошее решение по данному делу, — продолжил Барщевский, отбросив шутки. — Если вы удовлетворите просьбу заявителя, то представьте, сколько отцов-алиментщиков, бегающих от своих обязанностей, с удовольствием воспользуются новыми гарантиями. Если не удовлетворите — тоже плохо. В российской глубинке, особенно в моногородах, давно сложилась ситуация, когда мужчина работает, а женщина нет или работает за гораздо меньшую зарплату. Соответственно, кто страдает в случае увольнения отца? Не он страдает — ребенок страдает».

Барщевский также подчеркнул, что поддерживать нужно «семью, а не отдельно отцовство или материнство».

Это совпало с точкой зрения постоянного представителя Государственной думы в КС Александра Харитонова, который признал, что проблема нуждается в гораздо более глубоком юридическом исследовании. «Мы отвлекаемся на заботу о малом бизнесе, но в центре внимания российская семья», — отметил Харитонов.

Барщевский полагает, что помочь в решении проблемы мог бы новый закон, который бы определил гарантии в сфере трудового законодательства с учетом гендерного вопроса, приоритета интересов семьи и ребенка. КС не имеет полномочий разрабатывать законы, однако в своем постановлении вполне может указать законодателю на возникшую правовую неопределенность. «Этот вопрос горячо обсуждался в правительстве, — поделился информацией Барщевский. — И я уполномочен заявить, что в случае соответствующего решения КС правительство готово взять на себя инициативу по решению проблемы».

После заседания заявитель Остаев не скрывал, что несколько разочарован тем, как шли прения. По его мнению, дискуссия ушла не туда, «хотя дело ясное как белый день».

«Гендерное равенство — фундаментальный принцип международного права, который должен соблюдаться независимо от того, в каком состоянии находится экономика и как мы заботимся о нашем крупном или малом бизнесе», — заявил он журналистам.

Что по этому поводу думают судьи КС, станет известно через месяц. Решение будет вынесено на отдельном закрытом заседании.