Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

РИА «Новости»

Опека с видом на жилплощадь

Суд в Москве рассматривает иск о запрете общения бабушки с внучкой

Ирина Резник

В Москве начинается суд за право на общение родственников с ребенком, который грозит обернуться скандалом. Бабушка, которую хотят ограничить в общении с шестилетней внучкой, считает, что опекуну нужна не девочка, а ее квартира, и к тому же подозревает, что внучка в новой семье страдает от сексуальных домогательств. Опекун уверена, что интерес бабушки тоже в первую очередь корыстный.

Во вторник в Тимирязевском районном суде Москвы началось рассмотрение иска об изменении порядка общения 46-летней Нелли Казарян с ее родной внучкой, шестилетней Кристиной Чугуновой. Опекун девочки, подруга ее покойной матери Ирина Чененова, считает, что бабушка плохо влияет на ребенка, и просит суд ограничить их общение до трех часов раз в месяц и в присутствии самой Чененовой. Первое заседание суда было коротким и ограничилось ходатайствами сторон о привлечении ряда свидетелей, рассмотрение дела по существу назначено на 22 ноября.

Война за ребенка продолжается уже не один год.

По словам бабушки, Кристина неправомерно была передана под опеку не ей, а постороннему человеку, который не любит и обижает ребенка, а изначально вообще пытался определить ее в детский дом для умственно отсталых детей.

Как рассказала Казарян, в мае 2009 года ей стало известно, что Кристина оказалась в социальном приюте «Ховрино» с направлением в детский дом для умственно отсталых детей. Когда 16 апреля 2009 года умерла ее бывшая невестка Инна (родители Кристины были в разводе), сама Казарян ухаживала за тяжелобольным отцом в Ереване, никто ее не уведомил о случившемся.

«Обратившись к специалисту отдела опеки и попечительства Восточного Дегунино Надежде Кейчевой, я сказала, что хочу как можно скорее забрать внучку из приюта, — рассказала Казарян. — Сначала Кейчева говорила мне, что я единственный претендент на опекунство. Старшего (сводного) брата Кристины Максима забирает Чененова, а Кристина ей не нужна, потому, что она «больная и умственно отсталая» (что совершенно не соответствует действительности). Однако, когда я собрала документы на опеку, та же Кейчева сообщила, что Чененова, по чьему заявлению Кристина оказалась в приюте с направлением в детский дом-интернат для умственно отсталых детей, решила оформить опеку и на Кристину. И у нее такие же права, как и у меня».

Отец девочки не мог претендовать на ее воспитание, поскольку, как рассказала Казарян, невестка, желая получить статус матери-одиночки, после развода добилась заочного лишения его родительских прав, о чем ему стало известно только после того, как Кристина оказалась в приюте. В итоге 20 августа 2009 года органы опеки и попечительства Восточного Дегунино назначили опекуном девочки Чененову.

Причиной отказа назначить опекуном бабушку стало то, что она не имеет в собственности квартиры на территории Москвы.

«Это вопиющее нарушение, — считает адвокат Казярян Яна Малева. – Ни в одном законе не указано, что бабушка не может воспитывать своего внука, если у нее в собственности нет жилья. Тем более что у самой Кристины есть комната в двухкомнатной квартире, ее жилищные условия не ущемлены. Казарян – довольно молодая трудоспособная женщина, имеет гражданство РФ и постоянную регистрацию в Москве, официально трудоустроена, как и ее супруг – дедушка Кристины. Кстати, сама Чененова также не имеет собственной квартиры в Москве и сразу же переехала в квартиру к опекаемым детям».

Отказ в опеке над внучкой Казарян пыталась обжаловала в суде, где ее поддержали работники приюта «Ховрино» и органы опеки района Бескудниково, где проживает бабушка, рассказала Малева. «По показаниям психолога приюта Прокопчук, «когда опекун забирала Кристину, она очень сильно плакала и не хотела идти», а из показаний юриста приюта Ильиной следует, что Чененова, когда оставляла Кристину в приюте, не собиралась ее в будущем забирать и пояснила работникам приюта, что Кристина больная, ее папа не русский, что она «чурка» и ей такая не нужна», — рассказала адвокат Малева. Тем не менее в удовлетворении иска было отказано. Адвокат утверждает, что весь судебный процесс, когда «буквально на глазах подделывались документы и подтасовывались факты», был просто «образцом беззакония».

Права видеться с ребенком Казарян добивалась также через суд, который обязал опекуна «всячески способствовать общению бабушки и внучки и не чинить этому препятствия».

На основании решения Тимирязевского суда Казарян видится с внучкой один раз в неделю — каждую первую и третью среду месяца с 17.00 до 20.00 и каждую вторую и четвертую субботу месяца с 12.00 до 18.00. При этом в квартиру, где живет девочка, ее не пускают. По мнению Малевой, именно доставшаяся детям в наследство квартира и стала причиной желания посторонних людей взять над ними опеку. «Чененова, за две недели организовавшая для Кристины путевку в детдом для умственно отсталых детей, изменила свои планы в отношении ребенка, узнав, что ее хочет забрать бабушка, — говорит адвокат. – Ведь тогда опекун Кристины получила бы такое же право находиться в этой квартире, как и опекун Максима, а Чененову это не устраивало».

У опекуна другая версия: видеть Казарян в квартире не желает старший брат Кристины Максим, которого женщина «шпыняла», проживая два месяца в конце 2005 года с сыном и невесткой.

«С ней там жили еще несколько торговцев с рынка, где она торговала, — рассказала Чененова «Газете.Ru». – Мы их потом с милицией выгоняли». Про путевку в детский дом для Кристины опекун «ничего не знает», а отдавала девочку в приют временно, чтобы иметь возможность ухаживать за умирающей подругой в больнице. «Я подавала заявку на опекунство на двоих детей, — рассказала Чененова. — Они очень привязаны друг к другу, и разлучать их нельзя». По словам опекуна, в дальнейшем, как только она зарегистрирует брак со своим гражданским мужем, они будут усыновлять детей.

По мнению адвоката Чененовой Инессы Молокян, отказывая в иске Казарян, суд руководствовался двумя соображениями: невозможностью разлучать детей и необходимостью исключить общение девочки с лишенным родительских прав отцом (в новом браке у него два маленьких сына). «Максим бабушке Кристины не нужен, и она этого не скрывает. Подозреваю, что ей нужна доля внучки в квартире», — заявила адвокат.

Причиной, по которой опекун обратилась в суд с иском об изменении порядка общения, стало событие, которое стороны также трактуют совершенно по-разному. По словам Казарян, последние полгода в квартире ее внучки и Максима совместно с опекуном проживает некий дядя Ваня.

«В одну из встреч Кристина рассказала, что «дядя Ваня» ее купает, целует, обнимает и они вместе ложатся на кровать, пока Иры нет дома. Услышав это, я была шокирована и пошла в органы опеки и в прокуратуру, где написала заявление о привлечении «дяди Вани» к уголовной ответственности, — рассказала Казарян. — После этого Чененова стала мне угрожать, а специалист органов опеки и попечительства Восточное Дегунино Кейчева дала мне ясно понять, что опекун имеет только права, а обязанностей у нее нет. Имеет право не давать видеться с внучкой, приводить в квартиру детей мужчину и устраивать свою личную жизнь, доверять Кристину чужому человеку».

В ходе проведенной прокуратурой проверки выяснилось, что гражданский муж опекуна взял на себя большую часть обязанностей по воспитанию и уходу за Кристиной, так как сама Чененова много занята на работе, рассказала адвокат Малева. «Сожителя опекуна проверяли на детекторе лжи и сделали заключение, что он ласкает девочку, но не испытывает при этом сексуального удовольствия, — рассказала Малеева. – Сейчас мы готовим встречный иск и хотим доказать, что Чененова не выполняет своих обязанностей как опекун. А что касается передачи этих обязанностей постороннему мужчине, то это, на мой взгляд, вообще уголовное дело».

Еще один иск – о клевете в адрес гражданского мужа, обвиненного в приставаниях к ребенку, — готовит и Чененова.

«Муж согласился пройти тест на детекторе лжи, чтобы доказать, что испытывает к ребенку только отцовские чувства, был вынужден отвечать на некорректные вопросы, потерял много времени и нервов», — говорит Чененова. По ее словам, дети знают ее мужа с рождения, и Кристина называет его «папочка-лапочка». «У нас прекрасные отношения с замечательной бабушкой Максима со стороны его отца, она ничего не требует, только помогает мне с детьми, — рассказала опекун. — У детей есть дедушка, отец моей покойной подруги, дети к нему прекрасно относятся. А Казарян только пытается навредить. И Кристина ее не любит и не хочет ходить к ней в гости».

В муниципалитете Восточное Дегунино проблему также видят в слишком активной бабушке. «Мы считаем, что Ирина Николаевна обязанности опекуна исполняет хорошо. Никаких нареканий к ней нет», — заявила «Газете.Ru» специалист отдела по опеке и попечительству Надежда Кейчева. Уточнить детали этого запутанного дела чиновница отказалась, сославшись на то, что вся информация, касающаяся детей, является конфиденциальной. В муниципалитете Бескудниково, специалисты которого неоднократно проверяли Казарян, в том числе ее жилищные условия, также сослались на конфиденциальность, но признались, что стоят на стороне бабушки.

На заседание 22 ноября будут приглашены мать Чененовой, ее подруга и соседка – свидетели со стороны опекуна. Казарян просила суд заслушать соседку по дому, много лет дружившую с матерью детей, и сотрудников социального приюта «Ховрино».

«Газета.Ru» будет следить за развитием событий.