Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Происшествия

Мосгорсуд подтвердил законность заочного ареста бизнесмена Максима Каганского
Мосгорсуд подтвердил законность заочного ареста бизнесмена Максима Каганского
Reuters

Бизнесмен переложил взятку на партнера

Мосгорсуд подтвердил законность заочного ареста Максима Каганского

Елена Белова

Мосгорсуд отклонил жалобу на заочный арест бизнесмена Максима Каганского, который проходит по делу старшего следователя из центрального аппарата МВД Нелли Дмитриевой. По данным следствия, Каганский был посредником при передаче взятки Дмитриевой. Каганский и его адвокат утверждают, что фигурантом дела бизнесмен стал по вине бывшего коммерческого партнера Андрея Козбанова и начальника Главного управления экономической безопасности МВД России Дениса Сугробова.

В среду Мосгорсуд подтвердил законность заочного ареста бизнесмена Максима Каганского, который проходит обвиняемым по делу старшего следователя Главного следственного управления (ГСУ) ГУ МВД Нелли Дмитриевой. Каганский, по версии следствия, был посредником при передаче взятки для Дмитриевой (ч.4 ст. 291-1 УК). Пресненский суд санкционировал его арест 12 октября. Сам Каганский свое место пребывания тщательно скрывает, обжаловать арест пришел его адвокат Владимир Жеребенков.

«Максим не скрывается, он защищает себя от голословного обвинения», — заявил он.

По материалам дела, следователь Нелли Дмитриева потребовала от фигурантов дела о контрабанде (ч. 4 ст. 188 УК), которое она расследовала, взятку в размере $3 млн за освобождение их от уголовной ответственности. Дмитриева вела дело директора группы компаний «Медкор» Алексея Царькова и его коммерческого партнера Бориса Юдина. С заявлением в ФСБ обратился Юдин, сообщив, что у него вымогают взятку за непривлечение к уголовной ответственности. Передать взятку Дмитриевой должен был ее знакомый, экс-сотрудник центрального аппарата МВД Максим Каганский. Вымогатели были задержаны 23 сентября с поличным: предполагаемым преступникам в этот момент передали 50 тысяч евро, $1 тысячу, а также муляжи евро и долларов на общую сумму в 50 млн рублей.

В числе задержанных оказались Роман Емельянов, Дмитрий Чуприн и Владимир Кириллов. Каганскому же, как утверждают следователи, удалось скрыться.

Вскоре — 3 октября — была задержана и Дмитриева, известная, в частности, тем, что она была включена американскими сенаторами в так называемый «список Магнитского». Теперь ей предъявлено обвинение по ч. 6 ст. 290 УК (получение через посредника взятки в особо крупном размере).

Защита Каганского заявляет, что версия следствия существенно расходится с реальными событиями.

В частности, взятку передавал вовсе не Юдин, а коммерческий партнер Каганского Андрей Козбанов.

По данным источника «Газеты.Ru» в правоохранительных органах, Козбанов — тоже бывший сотрудник МВД. Ранее он расследовал дело преступного сообщества Михаила Слиозберга (Миша Купчинский), которое занималось рейдерскими захватами недвижимости в Санкт-Петербурге. Следователь Козбанов в 2009 году уволился из органов по собственному желанию.

Адвокат Жеребенков отмечает, что 21 сентября, то есть за три дня до указанных в обвинительном заключении событий, оперативники сообщили Юдину, что получили сведения, будто Каганский потребовал взятку за непривлечение к уголовной ответственности (эти деньги он должен был передать Дмитриевой). Это, заявляет Жеребенков, рассказывает сам Юдин в своих показаниях. «На тот момент уголовное дело о томографах в ее производстве уже не находилось, — отметил адвокат. — Еще 11 августа оно было передано в Следственный департамент при МВД».

Далее Юдин встретился с оперативниками, которые передали ему коробку с муляжом денег. Эту коробку он передал Козбанову, который, в свою очередь, позвонил Каганскому. По версии защиты, бизнес-партнер говорил Каганскому не о деньгах, а о том, что ему необходимо передать документы по растаможиванию грузов (Козбанов и Каганский являются совладельцами автозаправочного бизнеса в Волгограде). Принять документы последний не мог: праздновал в ресторане «Азербайджан» день рождения, — и поэтому отправил свою охрану получить пакет. «Козбанов кинул этот пакет в машину к водителям Каганского, — говорит Жеребенков. — Через 15 минут возле ресторана началось «маски-шоу». Оперативники уложили всех посетителей».

Каганский же, по словам адвоката, в это время наблюдал за «шоу» с улицы у входа в ресторан, куда вышел покурить.

Он позвонил жене, подождал, когда она выйдет оттуда и вместе с ней уехал. О том, что его охранникам была передана «взятка», он не знал, уверяет адвокат. «Иначе бы он ее забрал и уехал в неизвестном направлении, и вся эта операция была бы провальной», — утверждает он.

Емельянов, Чуприн и Кириллов — водители и охранник супругов Каганских, поясняет Жеребенков. «Сейчас к этим бедным водителям приходят оперативники и трясут, чтобы они дали признательные показания», — говорит адвокат.

По его словам, несмотря на то, что Козбанова упоминают и другие фигуранты дела, среди документов отсутствуют его показания.

«Таким образом, в деле о взятке нет ни взяткодателя — деньги передали оперативники, ни взяткополучателя», — подытоживает Жеребенков. Также он отмечает, что Каганский был объявлен в международный розыск оперуполномоченным, который даже не входит в следственную группу, что является грубым нарушением.

Те же события описывает и сам Максим Каганский в письме к президенту России, недавно распространенном в интернете.

Адвокат Жеребенков подтвердил подлинность письма. Каганский не отрицает того, что ранее служил в полиции и приобрел знакомства в правоохранительных органах. Теперь он владелец строительной компании, сети фитнес-центров и ресторанов в Москве, нефтеперерабатывающего бизнеса и сети АЗС в Волгограде.

Каганский утверждает, что его коммерческий партнер Козбанов непосредственно заинтересован в его уголовном преследовании. «Как мне стало известно Козбанов уже продает мою компанию нефтяной компании «Башнефть», — утверждается в сообщении.

Козбанов, говорится в письме, был другом Юдина. Когда в Госдуму России был внесен закон о декриминализации контрабанды, он, по словам Каганского, попросил узнать, возможно ли прекращение дела о томографах против Юдина в случае декриминализации статьи. Каганский был знаком с Дмитриевой, которая велела передать, что если закон введут, то дело будет закрыто. При этом, по его словам, никто никаких денег не просил.

В своих злоключениях Каганский также обвиняет и начальника Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции Дениса Сугробова.

Каганский утверждает, что Сугробов несколько раз настойчиво предлагал ему свои услуги по «крышеванию» бизнеса. Примерно четыре месяца назад он даже якобы пригрозил ему тюрьмой. Именно его подчиненные расследуют дело о томографах.

Заочно арестованный также уверяет, что помимо Сугробова и Дмитриевой, лично был знаком с генералами: начальником Главного следственного управления МВД Иваном Глуховым и экс-заместителем начальника ДЭБ МВД России Андреем Хоревым. Последний не раз упоминался в связи с этим делом. Так, сообщалось, что во время обыска у Каганского оперативники обнаружили договор купли-продажи элитной квартиры, согласно которому супруга Каганского приобрела ее за 9,5 тыс. рублей. Также была найдена доверенность на право полного управления квартирой Хоревым. Сейчас жилплощадь, как выяснилась, уже принадлежит отцу Хорева. Адвокат Жеребенков опровергает, что 9,5 тысяч — это сумма договора: «Был обнаружен не договор купли-продажи, а бумага об оплате услуг нотариуса, сопровождавшего эту сделку». На данный момент Хорев находится за границей. О том, что он покинул страну, было известно еще в августе этого года, до появления уголовного дела против Дмитриевой и Каганского.

Нелли Дмитриева при своем аресте утверждала: от нее добивались показаний против ее руководителя — Ивана Глухова. «Когда провалилось дело о поимке Каганского, оперативный сотрудник Александров позвонил мне и попросил скрыться из Москвы на три дня», — говорила она. По ее словам, Александров предупредил ее, что Каганский может подбросить деньги в ее кабинет, если же она будет отсутствовать, то их подбросят Глухову. Она отказалась и как обычно вышла на работу. Показания оперативника Александрова фигурируют и в деле Каганского, отмечает адвокат Жеребенков. Именно он осуществляет сопровождение дела о томографах и однажды провожал Юдина в кабинет к Дмитриевой.

В правоохранительных органах эту информацию комментировать не стали, пояснив, что придерживаются официальной версии следствия.