Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Летчиков Садовничий и Руденко
Летчиков Садовничий и Руденко
1tv.ru

Команду сдал Тимур

Осужденный в Таджикистане летчик Садовничий признавался суду, что у них были проблемы с получением разрешения на пролет

Анастасия Берсенева

Осужденные в Таджикистане пилоты перед вылетом из Кабула знали о возникших вопросах при регистрации самолетов, а также о бардаке с получением разрешения на пролет через республику. Об этом заявил в суде летчик Владимир Садовничий.

Россиянин Владимир Садовничий, осужденный за контрабанду и незаконное пересечение границы Таджикистана, в ходе судебного процесса рассказал суду подробности произошедшего в Кабуле и в воздухе перед посадкой в таджикском городе Курган-Тюбе, где летчики и их два самолета Ан-72 были арестованы. Запись с выступлением летчика в суде обнародовал в интернете сын Владимира Садовничьего.

Как оказалось, русских летчиков властям выдал некий человек по имени Тимур.

Кто он, неизвестно.

Самолеты, принадлежавшие компании Rolkan Investmens Ltd, были сданы в аренду авиакомпании Aerospace Consortium, базирующейся в ОАЭ, а та заключила договор с крупной американской логистической фирмой Supreme Food, поставляющей войскам НАТО продукты. По словам Садовничего, проблемы начались в начале марта, когда он вернулся из очередного полета в аэропорт Кабула. Ему сказали, что полетов пока не будет, так как у двух Ан-72 возникли проблемы с регистрацией. В офисе Supreme Food в аэропорту ему показали электронное письмо из департамента гражданской авиации Афганистана.

«В письме было сказано, что некий гражданин, по имени Тимур, частным порядком прислал в департамент письмо, сообщив, что два самолета Ан-72, работающие на Supreme Food, с такими-то бортовыми номерами в 2008 году были сняты с регистрации. После чего департамент авиации порекомендовал руководству компании приостановить полеты этих самолетов до полного выяснения обстоятельств», — заявил суду Садовничий. Он указал, что это было не требованием запретить полеты, а лишь рекомендацией приостановить их.

Официального подтверждения отсутствия регистрации у самолетов летчики так и не получили.

Садовничий добавил, что следить за регистрацией — дело владельца и компании-арендатора, а не экипажа.

Так как продукты Supreme Food возили только три самолета, компания предпочла расторгнуть договор на два Ан-72 и нанять новые машины. «Так мы потеряли работу», — вздыхает Садовничий. Оставаться в Кабуле они не могли. «В аэропорту просто нет места: слишком много самолетов. Из-за этого многие авиакомпании базируют свои самолеты за рубежом: днем они летают в Афганистане, а на ночную стоянку уходят в другие страны. Наши помощники искали временную стоянку, но не нашли, — говорит летчик. —

О том, что мы полетим в Таджикистан, в Курган-Тюбе, мы знали за 10 дней до вылета.

За три дня до вылета нам дали команду подготовить самолеты и погрузить все имущество, принадлежащее авиакомпании».

По словам пилота, компания Aerospace Consortium подготовила план полета, его получили и в Душанбе, и в Курган-Тюбе. Затем надо было получить второй документ — разрешение на пересечение границы Таджикистана. Как отметил летчик, им также полностью занималась Aerospace Consortium.

«О том, что есть какой-то бардак с разрешением на вылет, я узнал в первой половине дня 11 марта», — сказал Садовничий.

Его несколько раз вызывал к себе менеджер Aerospace Consortium и показывал бумаги, которые приходили из Арабских Эмиратов. Но в них была лишь краткая выписка из плана полета. «Я сказал: это не разрешение, звони в Эмираты. Так повторялось раза три-четыре, когда что-то приходило, я смотрел, и это снова было не разрешение. Последний раз мы с менеджером говорили в 12 ночи. Я ему сказал: извини, мне осталось спать 3 часа, и в 3 часа ночи мы с ним опять встретились. Он сказал — все, разрешение есть, сейчас его высылают, идите, готовьте экипаж», — рассказывает Садовничий. Последний документ был в порядке, и экипаж, сильно опаздывавший, помчался в аэропорт. «Я был невыспавшийся, уставший, мокрый от пота и злой, как собака, на нашу авиакомпанию за то, что они за десять дней начали готовиться, а так все получилось, — вспоминает пилот. — Когда мы подлетели к границе республики Таджикистан, я установил связь с Душанбе, диспетчер разрешил вход. Я испытал чувство эйфории: до посадки было 10–15 минут. Через три-четыре минуты диспетчер попросил прочитать номер разрешения. Я без малейшего сомнения продиктовал его. После этого диспетчер говорит — у вас нету разрешения на пересечение государственной границы, рекомендуем развернуться и возвращаться в Кабул».

Пилот признается, что испытал шок, притом что получение такой бумаги — простая формальность, утверждает Садовничий. «Достаточно правильно заполненной заявки от авиакомпании, и все. Нет проверок по линии МВД, по линии МИДа, спецслужб. Я решил, что оно просто еще не дошло до диспетчера или человек, который должен его послать в 4 утра, отложил его и заснул. Это не преступление, а авиационный инцидент».

Возвращаться в Кабул было очень опасно, поясняет летчик.

Согласно правилам безопасности гражданской авиации, самолет должен иметь запас топлива для ухода на второй круг и следования к ближайшему аэропорту. Это примерно 2 тонны керосина, а у экипажей, по словам Садовничего, осталось около 1,2 тонны — это 10–15 минут кружения в зоне ожидания. Кроме того, летчики, проработавшие на этом аэродроме три года, знали, что в Кабуле мог возникнуть ряд препятствий. Приоритет там отдается военным самолетам, и всех гражданских могли отправить в зону ожидания, где самолеты зависают на 20–40 минут. Если бы в аэропорту произошла какая-то поломка, то это тоже грозило зоной ожидания. Также сбить график полетов в Кабуле могли мартовские туманы. «Я пришел к вводу, что возвращение в Кабул приведет к угрозе полету. Я решил объявить вынужденную посадку», — говорит Садовничий.

Он подчеркнул, что возможность запросить вынужденную посадку самолету, не имеющему разрешения на пролет, указана в пункте 34 Воздушного кодекса Таджикистана, а значит, они не нарушили никаких законов.

Поэтому арест стал для летчиков полнейшей неожиданностью.

Как известно, несмотря на все доводы пилотов, они были признаны виновными и осуждены на 8,5 лет.

Представитель компании Rolkan Investmens Ltd (владельца самолетов) Виктор Пфефер ранее заявлял «Газете.Ru», что разрешение на пролет в Таджикистан оформляла новая авиакомпания Khatlon Air, «подконтрольная командующему Национальной гвардии Таджикстана». В качестве аргумента он указал, что авиакомпания, у которой еще нет самолетов, размещала объявление на набор экипажей как раз для Ан-72. Однако в авиакомпании сообщили «Газете.Ru», что они не причастны к произошедшему. «Khatlon Air, созданная в марте 2010 года, не имеет никакого отношения к национальной гвардии и никак ей не подчиняется: мы работаем исключительно в сфере гражданской авиации, — сообщил заместитель генерального директора авиакомпании Khatlon Air Восиф Турсунхолов. — Данные о том, что якобы мы являемся посредниками между авиационными властями и авиакомпаниями, также не соответствуют действительности. Никаких разрешений мы не передавали. У нас нет даже представительства в Арабских Эмиратах, только офис в Душанбе. Что касается якобы размещенных объявлений о наборе экипажей для Ан-72, то ничего подобного также не делалось».

Не исключено, что разрешением для летчиков занималась компания Khatlon FZE, базирующаяся в ОАЭ. Пфефер винил в бедах летчиков Олега Лысенко, который как раз является генеральным директором Khatlon FZE. Однако по единственному телефону, указанному на сайте компании, никто не отвечал. «Газета.Ru» отослала вопросы для Лысенко на его электронный адрес.

Представители компании Aerospace Consortium также пока не отвечают на высланный запрос с просьбой пояснить, кто выдавал летчикам разрешение на пролет в Таджикистан.