Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

Артем Савельев
Артем Савельев
Анастасия Берсенева

Летающий мальчик ждет алиментов

Суд по делу 9-летнего Артема Савельева пройдет в открытом режиме

Анастасия Берсенева

Суд над американкой, усыновившей девятилетнего Артема Савельева, а затем отправившей его одного в Россию, пройдет в открытом режиме. На процессе решится вопрос об алиментах, которые ребенок будет получать до своего совершеннолетия. Сам мальчик определен в «Детскую деревню» в Подмосковье к профессиональной приемной матери.

Адвокаты американской медсестры Торри Хансен так и не смогли убедить судью закрыть от прессы предстоящий суд по делу об усыновленном россиянине — девятилетнем Артеме Савельеве. Хансен числилась приемной матерью Артема полгода, а затем посадила ребенка в самолет до России, положив в рюкзак письмо, в котором заявила, что отказывается от него.

Представители американки утверждали, что процесс должен быть закрытым, так как на нем будут обсуждаться подробности жизни несовершеннолетнего. Однако судья Франклин Ли Рассел распорядился оставить заседания открытыми, пояснив, что это «спор между взрослыми». Впрочем, материалы дела, касающиеся частной жизни Артема, будут закрыты.

Суд над Хансен должен будет решить главное — сколько ей предстоит платить в качестве алиментов Артему до его совершеннолетия.

Скорее всего, ей придется выплачивать стандартные 27% от дохода. «Насколько мне известно, Хансен получает более 4 тысяч долларов в месяц», — заявил уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов. Таким образом, Артем может получать более 30 тысяч рублей в месяц. Когда начнется суд, еще неизвестно. Первоначально называлась дата 3 января. Однако юристы с обеих сторон говорят, что им потребуется больше времени для подготовки, и предлагают ориентироваться на март или даже апрель, передает USA Today.

Несмотря на обещания, Артему Савельеву так и не подыскали приемную семью. Более того, летом его чуть было не отправили в приют на Дальний Восток.

«Летающий мальчик» вновь подтвердил свое прозвище — ведь ему пришлось еще раз пересечь полпланеты. Об инциденте с отправкой в приют стало известно только сейчас. Как заявил Астахов, поездка была незапланированной, она произошла «по вине ряда сотрудников». «Надо было сделать для него свидетельство о рождении, однако была вероятность, что Артем останется там, — заявил Астахов. — Но все разрешилось хорошо. Он всего лишь провел месяц в санатории, даже встретил там друзей». Судя по всему, с виновными разобрались своими силами, не вынося сор из избы. «Мы расцениваем это как поездку в санаторий», — добавил Астахов.

В итоге было решено отправить мальчика в Подмосковье в «Детскую деревню-SOS» — детский дом с профессиональными приемными матерями, получающими зарплату за воспитание детей. Там он будет жить до совершеннолетия. «Всего у нас 11 домов и 56 детей», — рассказывает директор «Детской деревни-SOS» Анатолий Васильев.

Последние две недели Артем провел в двухэтажном доме, где живет «семья» 56-летней Веры Егоровой — трое мальчиков и две девочки 8—14 лет, а также четыре толстые ленивые кошки.

Артем стал шестым ребенком и 17-м по счету у Егоровой. Его водят в местную школу, где он учится во втором классе. «Он уже на второй день назвал меня мамой», — говорит Егорова, работающая в «Детской деревне» с 1996 года. В комнате с Артемом живет его тезка. Дети играют «в войнушку», рисуют, сидят в интернете, изучая телесюжеты про приключения Савельева, и ведут дневники. «Мы переписываем слова из газет, журналов», — говорит второй Артем. Однако Савельев, по словам Егоровой, записывает свои мысли. «Он мне читает дневник вслух перед сном, сейчас он пишет про нашу семью», — говорит она.

Проблем с новым сыном у Егоровой нет. Единственное, жалуется приемная мать, Артем пока мало ест. Ему больше девяти с половиной лет, но восьмилетний тезка выше его на голову. «Еще с ним занимается логопед — выяснилось, что произошло смешение языков», — добавляет Егорова.

Артем очень не любит вспоминать про Америку, боится прихода представителей американского посольства и не хочет ни слова сказать по-английски.

«Хотя два года назад он прекрасно говорил по-английски, я его понимала, но также быстро, как он, говорить не могла, — признается Людмила Кузнецова, руководитель департамента семейной и молодежной политики Москвы. — Видимо, он старается вытеснить из памяти все, что связано с тем периодом».

Приемная мать говорит, что Артем задает взрослые вопросы, его волнует будущее. «Уже спросил, что с ним будет, если я умру, и где будет жить, когда «закончит» это учреждение», — говорит Егорова. Астахов не устает повторять мальчику, что у него есть выбор — остаться в Москве, где ему будет выделена квартира, вернуться на родину, на Дальний Восток, или улететь в Америку — у ребенка есть американское гражданство. «Нет!» — морщится Артем на последнее предложение. На вопрос почему поясняет: «Там не угощают».