Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

onk-ru.info

Зэки умирали естественной смертью

СК отказался возбуждать уголовное дело по факту массовой смертности в больнице Гааза

Вячеслав Козлов

По факту массовых смертей в больнице им. Ф. П. Гааза в Санкт-Петербурге, где содержатся заключенные с туберкулезом и ВИЧ, не будут возбуждены уголовные дела. Осужденному Эдуарду Разину, который первым сообщил о повышенной смертности в больнице, отказали в освобождении из колонии по состоянию здоровья.

Сотрудники следственного управления Следственного комитета по центральному району Санкт-Петербурга и прокуратура по соблюдению законов в исправительных учреждениях по Ленинградской области отказались признавать, что массовая смертность в больнице им. Гааза в Петербурге была вызвана нехваткой лекарств и ненадлежащим оказанием медицинской помощи. Об этом «Газете.Ru» в среду рассказал адвокат Дмитрий Динзе, представляющий интересы заключенного Эдуарда Разина, первым сообщившего правозащитникам о повышенной смертности в больнице. Скандал вокруг больницы имени Гааза разгорелся в августе 2011 года.

Находившийся тогда в лечебнице Разин, осужденный за два убийства и разбой, рассказал, что из-за нехватки лекарств, ненадлежащего оказания медицинской помощи и халатности врачей в больнице массово умирают люди.

Разин, в частности, указывал, что зэки не получают необходимую для ВИЧ-положительных антиретровирусную терапию. Из-за этого, по словам Разина, в лечебнице скончались как минимум 30 человек. Разин собрал жалобы заключенных и передал их «на волю». «Я, Солдатиков Ян Ольгертович, прибыл в МОБ им. Ф. П. Гааза из изолятора Горелово. Диагноз – ВИЧ, гепатит, туберкулез мозга и печени, с момента поступления и по сей день не получаю должного лечения. Укол делают раз в сутки от температуры и киштерапию по туберкулезу. От данного лечения состояние моего здоровья не улучшается, а лишь ухудшается», — говорилось в заявлении одного из заключенных.

По словам Динзе, сразу после того, как ему стало известно о происходящем в лечебнице, он написал жалобу в Ленинградскую прокуратуру по соблюдению законов в исправительных учреждениях. Динзе потребовал от надзорного ведомства, в юрисдикцию которого входит больница им. Гааза, инициировать прокурорскую проверку по факту ненадлежащего оказания медицинской помощи и гибели людей. «Но прокуроры никаких нарушений не признали. В своем ответе они сослались на решение следственного управления Следственного комитета по центральному району Санкт-Петербурга, где не нашли признаков преступления в больнице имени Гааза. Фактически следователи признали, что гибель людей в лечебнице была естественна, в противном случае они были бы вынуждены возбудить уголовное дело», — объяснил адвокат «Газете.Ru». Получить комментарии в прокуратуре и следственном управлении в среду вечером не удалось.

Ранее ФСИН на основании заявлений Разина, жалоб правозащитников и под давлением общественности инициировала собственную служебную проверку. В сентябре 2011 года ведомство официально опровергло обвинения в свой адрес, но при этом подтвердила, что в больнице массово умирали люди, а антиретровирусная терапия оказывалась далеко не всем заключенным. Статистика ФСИН по смертности в петербургской лечебнице практически совпадает с данными, предоставленными Разиным. Так, например, за первые шесть месяцев 2011 года в больнице им. Гааза, по данным ФСИН, умерли 58 человек, с мая по август — 22 человека. По данным на сентябрь 2011 года, в лечебнице, рассчитанной на 350 коек, находились 274 заключенных, 79 из них с ВИЧ-инфекцией, однако терапию получали лишь 14.

Вскоре после скандала Разина экстренно этапировали в Карелию – в лечебно-исправительное учреждение № 4, где содержатся осужденные с туберкулезом и ВИЧ. У заключенных это место пользуется дурной славой – сам Разин заявлял, что там «пачками умирают люди, а медицинское обслуживание куда хуже, чем в Санкт-Петербурге». Его попытка выйти на свободу по состоянию здоровья не увенчалась успехом. 29 декабря 2011 года Сегежский районный суд отказал Разину в освобождении. В судебном решении, рукописная копия которого, составленная самим Разиным, есть в распоряжении «Газеты.Ru», отказ объясняется плохой характеристикой заключенного из ЛИУ-4, а также тем, что его болезнь находится на такой стадии, которая не является основанием для освобождения.

Правозащитники заявляют, что всерьез опасаются за жизнь Разина.

Дмитрий Динзе напомнил, что в ЛИУ-4 были зафиксированы случаи массовой гибели людей. В мае 2011 года родственники нескольких зэков, содержащихся в карельской лечебнице, подали коллективный иск к Минфину и ФСИН. Родные троих скончавшихся зэков хотят взыскать с государства в общей сложности 3 млн рублей в качестве компенсации морального вреда за смерть своих родственников, погибших, как они уверены, от ненадлежащего оказания медицинской помощи. По данным служебной проверки УФСИН России по Карелии, в 2006 году из 99 ВИЧ-инфицированных, этапированных в ЛИУ-4, скончались двое, в 2007-м — 38 человек из 176, а в 2009-м – 39 человек из 270 прибывших заключенных.

В УФСИН по Карелии, в свою очередь, говорят, что в ЛИУ-4 и другие лечебные тюрьмы республики этапируют тех, кто фактически находится в предсмертном состоянии.

«Из Санкт-Петербурга к нам постоянно поступают заключенные, которых по суду должны были отпустить. Они тут умирают, и все стрелки переводят на нас», — заявили «Газете.Ru» в пресс-службе УФСИН по Карелии. В 2010 году на лекарственное обеспечение ВИЧ-инфицированных заключенных, содержащихся в карельских исправительных учреждениях, было выделено 8 млн руб., в 2012 году, говорят в УФСИН, на эти цели должны выделить 40 млн рублей. «Деньги поступают, закупается аппаратура, все заключенные проходят антиретровирусную терапию. Но часто мы просто не в состоянии спасти больного – слишком тяжелые поступают, а суды отказываются их отпускать», — пожаловались в пресс-службе.

«Сейчас вся надежда на Верховный суд Карелии», — говорит Дмитрий Динзе. Республиканский ВС должен рассмотреть апелляцию Разина на решение Сегежского районного суда. «Если его не отпустят, он умрет, потому что ему срочно нужно лечение, которое смогут предоставить только на воле», — уверен адвокат.