Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Происшествия

В машине наркополицейского Калинина обнаружена партия ЛСД в особо крупном размере
В машине наркополицейского Калинина обнаружена партия ЛСД в особо крупном размере
drugssinfo.com

Дело об ударе ниже пояса и крупной партии ЛСД

Мосгорсуд рассмотрит жалобу на приговор сотруднику ФСКН Роману Калинину, осужденному за хранение наркотиков и избиение

Александра Кошкина

В Мосгорсуд поступила жалоба на приговор оперуполномоченному УФСКН по ЮЗАО Москвы Роману Калинину, осужденному за хранение наркотиков и избиение. Защита наркополицейского считает пять лет колонии чрезмерным наказанием, потерпевшие настаивают на пересмотре дела. Правозащитники обнародовали рапорт ФСБ, согласно которому сотрудники управления, где работал Калинин, сбывали наркотики, чтобы избавить своих коллег от уголовного преследования. В ФСКН по Москве назвали это «провокацией».

В понедельник Мосгорсуд должен был рассмотреть кассационную жалобу на приговор оперуполномоченному управления Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (УФСКН) по ЮЗАО Москвы Роману Калинину, приговоренному к пяти годам колонии за хранение наркотиков и избиение человека. Однако защитники предоставили судейской коллегии дополнение к жалобе, и процесс перенесли на 21 марта.

Приговором недовольны как подсудимый, так и потерпевший — Иван Зайцев. Последний сам находится на скамье подсудимых по делу, связанному с оборотом наркотиков: согласно данным следствия, именно его при задержании избил Калинин.

Дело Калинина рассматривал Черемушкинский районный суд. Как рассказала «Газете.Ru» адвокат правозащитной ассоциации «Агора» Светлана Сидоркина, вступившая в дело на кассационной стадии, Зайцев обратился за помощью к правозащитникам и рассказал им, что поздно вечером 1 сентября 2009 года он занимался ремонтом автомобиля, когда увидел в своей мастерской мужчину с пистолетом, который подлетел к нему и ударил его в пах. После этого, по словам Зайцева, к нему подбежали еще несколько мужчин, принявшиеся его пинать.

Затем они усадили его в машину и сообщили, что являются сотрудниками УФСКН по ЮЗАО, и потребовали $15 тысяч за невозбуждение уголовного дела по сбыту наркотиков.

После этого Зайцева отвезли в отделение УФСКН, где он пробыл семь часов. По словам Сидоркиной, в течение этого времени он несколько раз терял сознание от боли, потому что удар в пах оказался слишком сильным. «Его заставляли подписывать документы, отказываясь позвать врачей», — сказала адвокат. Отпустили Зайцева только после того, как его семья привезла требуемую сумму.

Пострадавший попал в больницу, врачи сообщили, что у него «болевой шок второй степени» и удалили ему одно яичко.

Семья Зайцева написала заявление в Управление собственной безопасности (УСБ), через две недели по факту избиения было возбуждено уголовное дело. «Стало известно, что некие посредники хотят вернуть семье деньги», — говорит адвокат. Мать и жена Зайцева поставили об этом в известность сотрудников УСБ. Они приехали, забрали посредника, вернули деньги, а задержанного увезли и где-то по дороге отпустили. К этому моменту было возбуждено дело против самого Зайцева: его обвинили в сбыте наркотиков.

В ходе расследования выяснилось, что удар в пах Зайцеву нанес капитан полиции Роман Калинин.

Оперуполномоченный к следователям не являлся и поэтому был объявлен в федеральный розыск. Вскоре Калинин был задержан, а в его машине оперативники нашли ЛСД в особо крупном размере. «Там было 350 доз, стоимость партии оценивается где-то в 180 тысяч рублей», — сказала адвокат. Когда следователь отправился в управление ФСКН, рассказала она, он не мог попасть в здание в течение двух часов. Попав наконец в кабинет Калинина, он обнаружил банки, на которых стояла подпись следователя, возбудившего дело против Зайцева. Но наркотиков в них не было — банки были совершенно пусты.

В результате дело Зайцева попало в Зюзинский районный суд, а дело Калинина — в Черемушкинский.

Здания судов располагаются рядом, и оба процесса стартовали в одно время. Зюзинский суд 16 февраля 2012 года приостановил дело Зайцева, а Черемушкинский 30 ноября 2011 года вынес приговор Калинину. В ходе процесса, рассказывает Сидоркина, судья переквалифицировала ему обвинение со ст. 286 УК (превышение должностных полномочий) на ст. 114 УК (умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, совершенное при превышении мер), а по ст. 228 УК «сбыт наркотиков» заменила на «хранение».

Калинин признал, что хранил ЛСД, но настаивал, что весь «особо крупный размер» предназначался для личного употребления.

Сидоркина отметила, что в суде давала показания сожительница Калинина, которая рассказывала, что он занимался сбытом наркотиков не только в Москве, но и в других регионах России, в частности, в Краснодарском крае. Но судья не приняла ее слова во внимание, так как решила, что сожительница испытывает к подсудимому «личную неприязнь».

Черемушкинский суд приговорил Калинина к пяти годам колонии общего режима.

«Мы настаиваем на прежней квалификации дела и просим Мосгорсуд направить его на новое рассмотрение», — сказала Сидоркина.

Защита Калинина, в свою очередь, требует оправдания полицейского по 114-й статье и смягчение наказания по 228-й. «Суд установил, что при задержании Зайцев наставил на Калинина травматический пистолет «Хорхе», — пояснил «Газете.Ru» адвокат Калинина Алексей Сагадиев. — То есть была угроза его жизни и здоровью. В таких ситуациях сотрудник полиции имеет право не то что ударить, даже применить против него оружие». Кроме того, при вынесении приговора судья не учла смягчающее обстоятельство — признание Калининым вины в хранении наркотиков.

Сагадиев также опроверг сведения, что Калинин скрывался от следствия. «Он ходил на работу, а задержан был сотрудниками УСБ возле собственного дома, когда возвращался из больницы», — сказал он.

Зато Зайцев, по словам адвоката, 16 февраля 2012 года действительно был объявлен в федеральный розыск.

Приостановку его дела Сагадиев объясняет тем, что Зайцев долгое время не являлся на заседания.

«Зайцева хотят отмазать от наркотиков», — заявила «Газете.Ru» мать осужденного Галина Калинина. Она отметила, что потерпевший пропускал заседания в Зюзинском суде, но это не мешало ему регулярно появляться в Черемушкинском.

Адвокат Сидоркина сказала, что постановление о том, что Зайцев объявлен в розыск, еще не вступило в силу: «Я знаю, что он не ходил в суд, общались мы в последний раз по телефону. Он написал заявление о рассмотрении кассационной жалобы в его отсутствие».

Тем временем правозащитники предоставили «Газете.Ru» копии рассекреченных документов о результате оперативной деятельности ФСБ по этому делу.

Бумаги адресованы следственному отделу по ЮЗАО Следственного управления Следственного комитета по Москве. «В рамках оперативного сопровождения расследования уголовного дела получена оперативная информация, в соответствии с которой в службе по ЮЗАО УФСКН по Москве в наличии имеется крупная партия наркотических средств, — говорится в документе. — Последние незаконным путем сбываются при возникновении угрозы уголовного преследования сотрудников указанного подразделения для получения финансовых ресурсов, используемых при лоббировании вопросов приостановки или прекращения проверочных (следственных) мероприятий». Кроме того, сказано в документе, «отдельные сотрудники» УФСКН по ЮЗАО, чтобы избавить Калинина от уголовного преследования, в конце 2009 года «незаконным путем реализовали крупную партию наркотиков для получения необходимых денежных средств». Наркотики при этом якобы хранились в управлении.

Получить комментарии ФСБ пока не удалось. Адвокаты Калинина подчеркивают, что в материалах дела против их подзащитного такого документа нет, а УФСКН по Москве назвало эти сведения провокацией.

«В ряде СМИ появилась провокационная информация о том, что в УФСКН по Москве нашли «крупную партию наркотиков» и что «ведомство торгует ими для получения денег на защиту своих же сотрудников от уголовного преследования, — заявили в пресс-службе УФСКН Москвы. — Данная информация не соответствует действительности и была опубликована с целью оказания давления на Мосгорсуд». Правозащитники, впрочем, утверждают, что документ в материалах дела все-таки есть. «Мы специально посмотрели — том 10, листы 37—38», — заявила Сидоркина «Газете.Ru».