Власть и право

Насильно помещенный отцом в наркологическую клинику Иван Харченко отпущен
Насильно помещенный отцом в наркологическую клинику Иван Харченко отпущен
ИТАР-ТАСС

«Психологическая помощь нужна прежде всего отцу»

Полиция пока не подтверждает факты насильственной госпитализации подростка в наркологическую клинику

Варвара Петренко

Правоохранительные органы ведут проверку заявления о том, что подростка незаконно удерживали в наркологической клинике, в которую его поместил отец, узнавший, что сын — гей. Накануне ночью, после огласки в интернете, подростка отпустили домой. Адвокат заявил, что у клиники не было лицензии на лечение несовершеннолетних. Но полиция не подтверждает факты насильственной госпитализации Ивана Харченко.

В среду стало известно, что правоохранительные органы проводят проверку в связи с помещением подростка в наркологическую клинику, расположенную в подмосковной Апрелевке. С 20 апреля друзья 16-летнего Ивана Харченко распространяли в сети сообщение, что несовершеннолетнего без всяких оснований в течение 10 дней удерживают в клинике Маршака, куда его поместил отец, который не смог смириться с известием о нетрадиционной ориентации сына и решил его изолировать. «Мы часто слышали его угрозы по телефону Ивана. Отец грозил сгноить его в тюрьме, в психушке, лишь бы сделать «нормальным», — заявляли они. Как утверждалось в тексте, Харченко не давал согласия на лечение, поэтому его содержание в клинике, куда отец отвез его под предлогом консультации у психолога, можно классифицировать как похищение, ограничение свободы и насильственное удержание. Кроме того, блогеры утверждали, что к юноше применяются жесткие методы «лечения», в результате которых он начал терять память.

Кульминация наступила в среду, когда клинику осадили блогеры, журналисты и правозащитники. В итоге после двухнедельного пребывания в клинике сотрудники полиции вернули подростка домой.

Представлять интересы Харченко согласилась адвокат Виолетта Волкова, посчитавшая неправомерным нахождение несовершеннолетнего в клинике, которая, по ее словам, не имеет соответствующей лицензии. «Полиция изъяла подростка из больницы и отвезла к матери, — рассказала Волкова «Газете.Ru». — В сложной ситуации оказались все — и больница, и родители Ивана, и он сам. Но мы, прежде чем что-либо утверждать, должны дождаться заключения от полиции, которая проводит проверку».

В самой полиции, правда, не подтверждают информацию о том, что подростка удерживали в клинике насильно.

«Поступило заявление от группы лиц, которое было зарегистрировано как сообщение о преступлении, — рассказал «Газете.Ru» начальник управления информации и общественных связей Главного управления внутренних дел Московской области Евгений Гильдеев. — Однако в ходе проверки никакого криминала обнаружено не было, молодой человек находился в клинике не насильно и на законных основаниях, есть подписанный им документ о согласии на лечение в связи с курением марихуаны. Но, поскольку речь идет о несовершеннолетнем, после того как он высказал желание покинуть клинику, мы должны были передать его родителям». По словам Гильдеева, ни дед, ни отец не захотели иметь дела с подростком, но мать «взяла его на поруки». Все документы, связанные с этой историей будут переданы в прокуратуру и органы опеки, заверил он.

Получить комментарий в самой клинике Маршака и выдавшем ей лицензию на осуществление медицинской деятельности министерстве здравоохранения Московской области не удалось. Сама эта лицензия, размещенная на официальном сайте клиники, не уточняет виды оказываемых услуг. В качестве юрлица, которому выдана лицензия, значится ООО «Медицинский центр «Кундала».

Специалист по лечению патологических пристрастий Яков Маршак, являющийся в настоящий момент руководителем реабилитационного центра Клиники лечения зависимости ЕМС, заявил, что к клинике, которая носит его имя, не имеет никакого отношения уже пять лет.

«Когда я организовал клинику, она занималась реабилитацией людей с патологическими пристрастиями, — рассказал Маршак. — У молодого человека, насколько я понимаю, главная проблема психоэндокринологическая, и, значит, его поместила туда не по адресу». По словам Маршака, клиника — не медучреждение, а частный реабилитационный центр. И в то время, когда он был его руководителем, на реабилитацию принимались граждане, достигшие 18-летнего возраста и только добровольно, лицензии на педиатрическую деятельность у организации не было. При этом соблюдалась полная конфиденциальность (клиника брала на себя обязательства не выдавать персональные данные, кроме случаев, когда на это было решение суда).

«Гомосексуализм определяется на биологическом уровне, а не воспитанием, — говорит Маршак. —

Я понимаю, что для отца это известие стало трагическим, но с этим ничего не поделаешь. Он должен понять это и принять. И психологическая помощь нужна прежде всего отцу, которому надо все спокойно объяснить».

По мнению президента «Лиги защиты пациентов» Александра Саверского, если все-таки речь идет о насильственном удержании подростка в больнице, то на это не было прав ни у родителей, ни у медиков. «Единственная возможность недобровольной госпитализации касается психиатрических стационаров, куда больного могут поместить на 48 часов до решения суда, — пояснил эксперт. — Но вряд ли клиника имеет лицензию на осуществление психиатрической деятельности в режиме стационара».

Юрист «Лиги защиты пациентов» Дмитрий Айвазян, в свою очередь, считает, что, поскольку имело место не психическое расстройство, а «карательная психиатрия», есть основание для возбуждения уголовного дела в отношении лица, принявшего решение о недобровольном помещении в больницу, то есть о насильственном лишении свободы.

«Законные представители (родственники) подростка должны принимать участие в его судьбе, но решение принимает он сам, — пояснил он. — Единственный документ, подтверждающий добровольность госпитализации, — подписанное им самим заявление».

Такое заявление, согласно российскому законодательству об охране здоровья, граждане подписывают начиная с 15-летнего возраста. Как сказано в разъяснениях Минздравсоцразвития, опубликованных на официальном сайте ведомства, несовершеннолетние старше 15 лет в полной мере обладают правом на информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство, а также на отказ от медицинского вмешательства.

Однако возраст больных наркоманией, с которого они «наделяются правом на информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство или на отказ от него при оказании им наркологической помощи или при медицинском освидетельствовании на состояние наркотического или иного токсического опьянения», увеличивается до 18 лет.

«Согласно статье 6 Конвенции о правах человека и биомедицине, мнение несовершеннолетнего следует принимать во внимание как фактор, значение которого определяется его возрастом и степенью зрелости. В части европейских стран законодательство требует от врачей выяснения воли несовершеннолетних, способных понимать информацию медицинского характера. Законодательство некоторых стран признает за несовершеннолетними начиная с определенного возраста (12—14 лет) право обращаться за медицинской помощью без согласия родителей в тех случаях, когда это бесспорно соответствует их интересам», — говорится в разъяснениях Минздравсоцразвития.