Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Происшествия

Заключенные тюрьмы №2 во Владимире объявили голодовку
Заключенные тюрьмы №2 во Владимире объявили голодовку
РИА «Новости»

Зэки голодают за сокамерника

Заключенные тюрьмы № 2 во Владимире объявили голодовку, чтобы привлечь внимание к побоям со стороны тюремщиков

Вячеслав Козлов

Во Владимире заключенные вскрыли себе вены и объявили голодовку из-за избиения одного из осужденных, говорят правозащитники. В тюрьму № 2, где произошел инцидент, приехал председатель общественной наблюдательной комиссии. Бывшие заключенные утверждают, что для владимирских тюрем и колоний избиения и жестокость по отношению к заключенным — обычное дело.

В тюрьме № 2 во Владимире накануне началась массовая голодовка осужденных, утверждают правозащитники. По словам руководителя правозащитного проекта Gulagu.net Владимира Осечкина, голодовка началась 4 июля. «Осужденные таким образом хотят обратить внимание общественности на избиения и противоправные действия со стороны сотрудников тюрьмы», — заявил «Газете.Ru» правозащитник.

Источник «Газеты.Ru» во Владимире, к которому обратились родственники заключенных, утверждает, что голодовка началась после того, как в тюрьме избили очередного осужденного.

«В ночь на 4 июля местный ОМОН ворвался в одну из камер и избил заключенного Льва Мартиросова. Они били до тех пор, пока он не потерял сознание», — отметил собеседник.

После избиения Мартиросова оставили истекать кровью, отказав в госпитализации и даже в первой медицинской помощи, говорит источник. Он утверждает, что заключенного били просто так, без причины. Сейчас он находится в тяжелом состоянии, ему срочно нужна медицинская помощь. Сокамерники Мартиросова помимо голодовки вскрыли себе вены. «Это последний шаг, на который они пошли, чтобы хоть как-то привлечь к себе внимание», — говорит собеседник, который пока затрудняется сказать, сколько человек голодает. «Но точно больше половины», — добавляет он.

Избиение Льва Мартиросова — не единичный случай противоправных действий сотрудников тюрьмы по отношению к заключенным. Как утверждает собеседник «Газеты.Ru», избиения в этом исправительном учреждении начались после прихода нового начальника и длятся как минимум полгода. «Повод может быть любой: если найдут лишний кусок хлеба — могут избить, если посмотришь не так — могут избить, если начнешь спорить — могут избить. Условия содержания ужасные», — поясняет собеседник.

Его слова подтверждает бывший заключенный Павел Мальков, отсидевший семь лет за разбой и вышедший на свободу в 2011 году.

Сотрудники тюрьмы № 2, рассказывает Мальков, были агрессивны всегда. «Били постоянно. Но в основном этим занимались другие заключенные — те, кто был на хорошем счету у администрации. Для них даже сделали специальные камеры. Они могут свободно передвигаться по тюрьме, заходить в любую камеру, забирать оттуда человека и начать, к примеру, выбивать признание в том, что тот не совершал», — отмечает Мальков.

Правда, насилие и унижение со стороны сотрудников, по его словам, характерны не только для тюрьмы № 2, но и для всех исправительных учреждений Владимирской области. Мальков утверждает, что жестокое обращение с осужденными — политика областного управления Федеральной службы исполнения наказаний.

«Дело не в новом начальнике, а в том, какие приказы ему дают, — утверждает бывший заключенный Павел Мальков. — Начальник ничего не сделает, если ему скажут наверху работать с заключенными пожестче».

Сам Мальков отбывал заключение в нескольких исправительных учреждениях области, и везде, утверждает он, была одна и та же картина. «Когда я сидел в областной ИК № 7, там было правило — пожестче встретить вновь прибывшего, унизить его и заставить таким образом беспрекословно подчиняться и выполнять все приказы, которые дает администрация. Естественно, существовало вымогательство. А если ты посмеешь перечить — будешь либо избит, либо унижен», — рассказывает бывший заключенный.

То же самое делали и с теми, кто пытался жаловаться в прокуратуру и другие органы, продолжает Мальков. Жалобы оставались без ответа, а иногда становилось только хуже. Как правило, поначалу правоохранители уговаривали жалобщика не настаивать на своих правах, чтобы тот обеспечил себе нормальную жизнь в колонии и не ссорился с тюремной администрацией, а если их убеждения не помогали, принимались за угрозы. «Говорят, будешь жаловаться — добавим тебе пару годков за дезорганизацию. С одним моим знакомым так и случилось: дали два сверху», — рассказывает Мальков.

В четверг с проверкой в тюрьму № 2 приехал председатель общественной наблюдательной комиссии по Владимирской области Александр Лыков.

В областном УФСИН о голодовке и протесте осужденных узнали от «Газеты.Ru». Руководитель пресс-службы УФСИН Сергей Логинов пообещал «разобраться, достоверна информация или нет, и сообщить об этом». «Но я смогу это сделать только завтра утром», — сказал «Газете.Ru» представитель областного УФСИН. Владимир Осечкин пообещал направить заявления в Генпрокуратуру, Следственный комитет и центральный аппарат ФСИН с требованием возбудить уголовное дело по факту превышения должностных полномочий.

С начала июля это уже не первая акция протеста заключенных в российских колониях и тюрьмах. К примеру, 2 июля в колонии № 10 в Ростове-на-Дону находившиеся в штрафном изоляторе заключенные вскрыли себе вены. Сами заключенные объяснили, что поводом послужили тяжелые, не соответствующие требованиям закона условия содержания.