Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Криминал

Обвинение запросило для Владимира Кирпичникова три года колонии общего режима
Обвинение запросило для Владимира Кирпичникова три года колонии общего режима
РИА «Новости»

Раскаялись и больше не будут

Приговор участникам беспорядков на Манежной площади в декабре 2010 года станет известен 8 августа

Вячеслав Козлов

В Тверском районном суде Москвы завершились прения сторон по делу о беспорядках на Манежной площади 11 декабря 2010 года. Обвинение запросило для фанатов от 2 лет условного до 3 лет реального срока. Адвокаты попросили суд проявить снисхождение к подсудимым, уверяя, что беспорядки на Манежной были спровоцированы сотрудниками правоохранительных органов, ничего не сделавшими для их предотвращения.

В среду в Тверском районном суде Москвы продолжился судебный процесс по делу о беспорядках на Манежной площади в декабре 2010 года. В рамках прений сторон были выслушаны позиции обвинения и защиты четырех футбольных фанатов. Владимир Кирпичников, Николай Двойняков, Виталий Васин и Григорий Бильченко в зависимости от роли каждого в событиях на Манежной площади обвиняются в участии в массовых беспорядках, хулиганстве, возбуждении ненависти либо вражды и применении насилия в отношении представителя власти. Кирпичников и Двойняков уже практически год находятся под стражей, а Васин и Бильченко — под подпиской о невыезде.

Заседание началось с опозданием на полчаса: все это время журналисты, наблюдающие за процессом, провели в перепалках с приставами и полицейскими, которые неожиданно для всех потребовали выключить мобильные телефоны и запретили пользоваться ими во время заседания. «Есть опасения, что вы будете что-то передавать», — попытался объяснить свое требование сотрудник полиции. «Конечно, будем передавать. Это же наша работа!» — хором возмутились представители прессы. Телефоны пришлось спрятать, после того как главный судебный пристав заявил, что это распоряжение судьи Светланы Ухналевой.

Первым делом судья дала слово стороне обвинения.

Прокурор Алексей Смирнов начал свою речь с пояснений о роли в беспорядках Владимира Кирпичникова.

«Вина Кирпичикова доказана на основании видео- и фотоматериалов Первого канала, РИА «Новости» и других средств массовой информации. На записи видно, как Кирпичников не менее трех раз наносит удары плечом в сотрудника ОМОНа ГУВД, после чего наваливается на оцепление и пытается прорвать его. Скандирует лозунги «Россия для русских, Москва для москвичей!», «Мусора — позор России!», «А ну-ка, давай-ка, у****ай отсюда!», — перечислил Смирнов.

То, что на бойцов ОМОН нападал именно Кирпичников, по словам прокурора, подтверждает заключение технической экспертизы. А психолого-лингвистическая экспертиза, продолжил обвинитель, доказывает экстремистский характер выкриков Кирпичникова в толпе. Лозунги «Россия для русских, Москва для москвичей!» содержат признаки возбуждения вражды к социальной группе «нерусские» и подпадают под ст. 282 УК РФ. Высказывание «Мусора — позор России!» и «Один за всех и всех за одного!», согласно заключению экспертов, побуждает к сплочению толпы и противоправным действиям в отношении сотрудников милиции. «То есть тут уже присутствуют все признаки статьи 212 (призывы к массовым беспорядкам)», — отметил Смирнов.

По совокупности совершенных Кирпичниковым преступлений гособвинитель запросил для него 3 года лишения свободы в колонии общего режима — это притом, что обвинение учло смягчающие обстоятельства, например то, что обвиняемый признался в содеянном и раскаялся.

Участие Николая Двойнякова в беспорядках на Манежной также подтверждено фото- и видеоматериалами, которые следствие затребовало у целого ряда СМИ, в частности, Первого канала и ИТАР-ТАСС. Двойняков, по версии обвинения, которое основано на показаниях сотрудников ОМОН, бросал в бойцов металлическое заграждение. Смирнов запросил для Двойнякова наказание в виде 2 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима. Обвинение при этом учло, что у Двойнякова есть малолетний ребенок от гражданской жены, раскаяние и признание в совершенном преступлении.

К Васину и Бильченко в отличие от Двойнякова и Кирпичникова, чьи действия были признаны особо опасными, обвинение отнеслось со снисхождением.

В отношении Васина, который был замечен на Манежной площади с травматическим пистолетом, Смирнов запросил три с половиной года лишения свободы условно с испытательным сроком в пять лет.

Принимая решение, Смирнов, по его словам, учел, что Васин страдает сахарным диабетом и «инсулиновозависим».

Бильченко, настаивал обвинитель, должен быть приговорен к двум годам заключения условно с испытательным сроком в два года. Вина Бильченко, рассказал Смирнов, заключается в скандировании лозунгов экстремистского содержания наподобие тех, что выкрикивали остальные фигуранты уголовного дела, а также в попытках напасть на сотрудников ОМОН. По свидетельству самих омоновцев, Бильченко неоднократно бросал в них игрушки, которые срывал с искусственной новогодней елки, а одному из бойцов попал палкой в шлем.

Адвокаты обвиняемых все как один благодарили Смирнова за «хорошо проделанную работу», но указывали на недостатки следствия и излишнюю строгость при определении меры наказания.

Защитник Кирпичникова Мария Малаховская отметила, что у ее подзащитного не было умысла нанести телесные повреждения бойцам ОМОН: он просто пытался покинуть площадь, которая была перекрыта. «Когда Кирпичников бежал на цепь ОМОНа он, безусловно, представлял себе, что может нанести травму, но относился к этому безразлично. Я ставлю под сомнение тот факт, что он пытался специально ударить, этот момент не доказан», — заявила адвокат.

Наличие в действиях Кирпичникова экстремистского мотива, предусмотренного ст. 282 УК РФ, также не доказан, указала Малаховская. Она настаивала, что Кирпичников скандировал националистические лозунги, поскольку находился в трансе: «Он делал это под влиянием толпы, у него не было умысла, хотя состав по этой статье предполагает умысел».

В заключение Малаховская попросила судью обратить внимание на условия, в которые были поставлены все, кто находился 11 декабря 2010 года на Манежной площади. Так, например, по версии адвоката, сотрудники милиции не ограничивали вход на площадь, но полностью закрыли все пути на выход — таким образом, площадь наполнялась людьми, которые не могли уйти и выплескивали свое недовольство на правоохранителей.

«Как сказал Путин, события на Манежной площади являются результатом неудовлетворительной работы правоохранительных органов. Что он имел в виду? То ли тот факт, что правоохранители не смогли препятствовать данной акции, то ли то, что не хотели», — отметила Малаховская.

В деле, по ее словам, есть план обеспечения безопасности при проведении акции на Манежной площади, который был составлен столичным ГУВД. Содержание этого плана было доведено до рядового состава: рекомендации спускались сотрудникам УВД на метрополитене, в особенности дежурным на центральных станциях. Согласно рекомендациям, о которых рассказала адвокат, правоохранители должны были выявлять молодых людей, похожих на футбольных фанатов. «Но указания не были даны тем, кто дежурил на «Охотном Ряду». Складывалось впечатление, что был дан «зеленый» коридор для прибытия на Манежную площадь», — заявила Малаховская.

Остальные защитники отмечали, что обвинение основано исключительно на показаниях бойцов ОМОН, которые практически идентичны. Адвокат Двойнякова при этом напомнила, что ее подзащитный уже и так провел один год в СИЗО, условия содержания в котором были куда строже, чем в колонии общего режима, а потому он уже искупил свою вину и успел раскаяться. К тому же, заявил она, на иждивении у Двойнякова маленький ребенок. «И для него в том случае, если Двойнякова отправят в колонию, будет уготована судьба отца», — не без пафоса заявила адвокат, обратившись к судье.

Выступавшие с последним словом подсудимые были на редкость лаконичны.

«В содеянном раскаиваюсь и прошу строго не наказывать», — деловито заявил Кирпичников. «Раскаиваюсь, прошу строго не наказывать», — вторил Васин. «Я прибыл на Манежную площадь, сознаю всю тяжесть того, что совершил, раскаиваюсь, прошу не наказывать меня строго», — чуть более многословно повинился Двойняков. «Я больше так не буду», — раскрасневшись и заметно нервничая, пообещал Бильченко.

Судья Ухналева после выступления подсудимых объявила заседание закрытым: оглашение приговора назначено на 8 августа.