Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Криминал

На суде по делу Мирзаева выступили друзья студента Агафонова
На суде по делу Мирзаева выступили друзья студента Агафонова
ИТАР-ТАСС

«Его рвало, но медики не реагировали»

В Замоскворецком суде на процессе по делу Мирзаева оглашены показания друзей Агафонова

Александра Кошкина

В Замоскворецком суде был допрошен друг Ивана Агафонова, в гибели которого обвиняется Расул Мирзаев. Свидетель был в клубе «Гараж», но причину конфликта не знает. Из показаний людей, доставивших студента в больницу, следует, что врач отказывался его принимать из-за отсутствия паспорта и страхового полиса. Также в суде была просмотрена видеозапись с места преступления.

В среду в Замоскворецком суде сторона обвинения продолжила представлять свои доказательства по делу чемпиона мира по смешанным единоборствам Расула Мирзаева. Накануне судья постановил обеспечить принудительную доставку свидетелей — друзей студента. Однако в среду на процесс явился только один свидетель Батыр Таганов. Он пояснил суду, что знал погибшего студента Ивана Агафонова несколько лет и был в роковую ночь 15 августа 2011 года в клубе «Гараж». Туда он приехал с другом на автомобиле около 3.00. В клуб они не зашли, остановились на перекрестке недалеко от входа. Молодые люди стояли и разговаривали, когда к ним подошел Иван Агафонов. Они пообщались с ним, и студент отошел. «Потом кто-то из ребят сказал, что идет драка, — рассказывал свидетель. — Подошли туда, там лежал Ваня. Его подхватили, перенесли на тротуар». Таганов подошел поближе и увидел, как кто-то растирал Агафонову щеки. Пострадавший был в сознании, но ничего сказать не мог, «мычал». «Я подумал, что ему челюсть свернуло, поэтому он не мог говорить», — отметил свидетель. По его словам, на ступени студента переносил он вместе с охранником. Помогал ли им Мирзаев, он не помнит.

Таганов поинтересовался: «Как себя чувствуешь?» Агафонов ответил, что ничего не помнит.

Очевидец пошел купить воды, а когда вернулся, увидел, что пострадавшего сажают в машину, чтобы отвезти в травмпункт. «Ваня сказал, что чувствует себя лучше, я попросил его не отключать телефон, — рассказывал Таганов. — Когда я приехал домой, то позвонил ему, но он был недоступен. На следующее утро мне сказали, что Ваня в больнице и в реанимации. Я сразу поехал туда. Врач сказал, что состояние тяжелое». О том, что именно произошло возле клуба, Таганову рассказали на встрече стритрейсеров на Воробьевых горах. «Встретил знакомых лиц, мне рассказали про машинку, что Расул приревновал, и началась драка», — отметил он. Кто именно ему это рассказал, свидетель уточнить не смог — не знает его имени. Агафонова он охарактеризовал как веселого человека, который любил пошутить. «Если другие конфликтовали, он переводил это в шутку», — сказал Таганов.

— Боишься правду сказать! — крикнул потерпевший Александр Агафонов со своего места.

— Вы родителям Ивана Агафонова рассказывали об обстоятельствах? — интересовалась адвокат Агафонова Оксана Михалкина.

— Что мне рассказали, то я рассказал им.

— Диалог Ивана с Аллой Косогоровой пересказывали?

— Я вообще не знаю про это дело.

— Девушка Алла Косогорова вам знакома?

— Нет.

У подсудимого тоже был вопрос. Ранее свидетель Артем Карапетян рассказывал, что за несколько минут до того, как Мирзаев ударил Агафонова, к студенту подходил Таганов и спрашивал, что он тут делает.

— Говорил ли ты Ивану: «Что ты здесь делаешь?» — интересовался Мирзаев.

— А, да. Был момент, я подходил, спрашивал: «Что ты здесь делаешь, пойдем к нам». Он сказал: «Нет, я с девушками знакомлюсь».

— Это дословная цитата? — спросил судья.

— Я не помню, что он говорил дословно, но ничего пошлого он не говорил.

На этом свидетеля отпустили. Напомним, что ранее Агафонов-старший утверждал, что Мирзаев после того, как нанес удар его сыну, замахнулся и на Таганова. Однако свидетель этого не рассказал. Корме него, в суд больше никто не пришел. Прокурор Юлия Зотова зачитала рапорт оперативника, который должен был доставить свидетеля Дмитрия Мякотина, однако не нашел его по указанному адресу. Было решено просто зачитать его показания.

Мякотин рассказал следователям, что в клуб «Гараж» приехал около 01.00 вместе с другом Родионом Паком. Там к ним присоединились Александр Фадин и Руслан Шамхалов. Вчетвером они сидели возле барной стойки. Свидетель спиртное не пил, так как был за рулем. К ним подошел Агафонов, с которым он был знаком всего неделю, спросил, как дела, и ушел. Далее друзья разделились. Около 03.00 Мякотин вышел из клуба и направился к автомобилю, чтобы взять телефон. В машине он покурил и пошел обратно. Возле клуба стояла толпа в 50 человек. «Я увидел Ивана, который находился без сознания, из его рта был высунут язык», — описывал он. Мякотин повез его в больницу. На второй машине за ними отправились другие знакомые Агафонова, в том числе Александр Фадин. Около 04.00 они были у врача. «Иван общался, адекватно говорил и отвечал на вопросы, жаловался только на боль в челюсти», — описывал он.

Однако врач не захотел осматривать Агафонова, так как у него с собой не было страхового полиса и паспорта.

Мякотин накричал на врача, тот грубо ответил и ушел в кабинет, приказав ожидать в коридоре. Агафонов пошел регистрироваться, сам диктовал свои данные. В итоге врач его осмотрел, сказал, что он в порядке и может ехать домой. Однако Агафонова тут же вырвало, прямо в его кабинете. «Это нормально?» — спросили они врача. Он ответил, что ненормально. Потом его повезли в отделение. Медперсонал не разрешил быть рядом с Агафоновым всем ребятам, поэтому с ним остался только Фадин.

В какой-то момент Фадин спустился к друзьям, сказал, что Агафонов лег на кровать, и ушел обратно. Пациент к тому времени уже лежал на полу, и никто не обращал на него внимания.

Со слов других ему известно, что «Иван начинал дебоширить, как только выпивал спиртные напитки». В ту ночь он был подвыпивший, но несильно. О том, что Агафонов умер, свидетель узнал только при допросе.

Свидетелей Родиона Пака и Дмитрия Левченко приставы не смогли найти: дома их нет, а телефоны не отвечают. «Я с ними вчера разговаривал! У них те же телефоны», — возразил Агафонов-старший, а потом пояснил, что накануне общался только с Левченко. Судья постановил повторить привод этого свидетеля, а показания Пака зачитать.

Пак рассказал примерно то же самое. Он стоял на улице, когда услышал хлопок, как будто что-то упало. Агафонова он видел в тот вечер впервые, из его друзей студента знал только Шамхалов.

Встал вопрос о том, чтобы везти его в больницу, — никто не хотел, а Мякотин согласился.

В приемной больницы отказались их принимать, отправив в травмпункт. В травмпункте был заспанный врач, который увел Агафонова с собой. Через какое-то время они вернулись, врач сказал везти его обратно в больницу. Его «тошнило и рвало, а медики никак не реагировали», говорил Пак. Врач в больнице отказался его осматривать из-за отсутствия документов, но потом принял. По его словам, друзей Агафонова, которые комментировали произошедшее по телевизору, он в клубе не видел.

Далее прокурор огласила список оставшихся свидетелей, попросив озвучить их показания. Агафонов-старший протестовал. Тогда судья пошел ему навстречу и распорядился доставить их принудительно.

После этого решено было просмотреть видеозапись с камер наблюдения клуба. Однако проигрыватель отказался читать диск. После получасового перерыва Зотова принесла ноутбук, который все-таки открыл два файла на диске. Издалека зрителям было плохо видно, периодически картинку загораживали участники процесса. Изображение было четкое.

Как следует из протокола просмотра видеозаписей на диске, на них видно, как Мирзаев подходит к Агафонову, через одну-две секунды бьет его, уходит, а затем возвращается.

Агафонов-старший заявил, что не верит своим глазам. Оказалось, что один файл запечатлел только удар Мирзаева и он был выложен в интернете, а второй зафиксировал возвращение спортсмена. «Он вернулся, но помощь не оказывает», — успокаивала своего доверителя Михалкина. На втором диске, который был включен в суде, оказались фотографии следственного эксперимента. На них Мирзаев как бы наносит удар левой рукой адвокату Алексею Гребенскому — проверялось, в какую часть лица приходился его удар. На этом был объявлен перерыв до 6 августа.