Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Криминал

Акция в поддержку Pussy Riot у здания Хамовнического суда
Акция в поддержку Pussy Riot у здания Хамовнического суда
РИА «Новости»

«Это не животное, это спецсредство»

Судья на процессе по делу Pussy Riot отказалась допрашивать большинство свидетелей защиты, в том числе очевидца

Дарья Загвоздина

На суде по делу Pussy Riot из обширного списка свидетелей защиты судья Марина Сырова одобрила лишь четверых и не позволила адвокатам задать им все вопросы. Свидетелей не пускали даже в здание суда. В итоге представители подсудимых в шестой раз заявили отвод судье.

Судья Сырова начала пятничное заседание на жаргоне. «В ж...пу культуру», «поп сосет у прокурора», «режь сук» и другие фразы были в тексте, процитированном судьей в рамках оглашения и осмотра вещественных доказательств. Текст о негативном отношении к священникам и полицейским был написан на листке, изъятом в ходе одного из обысков в рамках расследования. Предположительно, он был написан кем-то из членов группы Pussy Riot. Адвокат защиты Виолетта Волкова не преминула указать, что этот текст совершенно не имеет отношения к происходившему в храме Христа Спасителя. Следующим вещдоком было желтое платье (демонстрация одежды вызвала смех у подсудимых) и две балаклавы.

Прокурор Александр Никифоров специально засунул в маски руки в белых хирургических перчатках, чтобы показать, где находятся прорези для глаз и рта.

Из коробки с вещдоками судья аккуратно извлекла DVD-диск с видеозаписями с ноутбука мужа Надежды Толоконниковой Петра Верзилова. Впрочем сразу просмотреть файлы не удалось: прокурор долго пытался разобраться с ноутбуком. За это время приставы принесли из кабинета судьи большой телевизор и установили на стол Сыровой. В конце концов заработал ноутбук, и в полной тишине обе стороны просмотрели три видеозаписи — из Богоявленского собора, из храма Христа Спасителя и с камер видеонаблюдения ХХС. Залу не было видно, что происходит на экране. Но были слышны неразборчивые звуки, потом — ритмичный лейтмотив «с...ань Господня», голос Верзилова и смех Толоконниковой.

По словам адвоката Николая Полозова, сначала продемонстрировали «запись с камеры видеонаблюдения, на которой девушки в сопровождении охраны самостоятельно выходят из ХХС, при этом никто не сопротивляется», затем «запись, где видно, как группа людей прогулочным шагом уходит от ХХС, никаких преследующих охранников или полиции не видно», а позже «запись с камер у входа в храм, где видно, что через рамку проходят мужчины и женщины, охрана их досматривает и разрешает пройти с гитарой».

После просмотра вещдоков судья объявила обеденный перерыв. Во второй части заседания выяснилось, что один из самых главных по статусу свидетелей обвинения — ключарь ХХС протоиерей Михаил Рязанцев — в суде не появится. Он уехал в бессрочную командировку. В доказательство судья Сырова предъявила адвокатам защиты справку и предложила прочитать показания, которые дал Рязанцев во время следствия. Посмотрев справку, представители защиты заявили, что на ней нет ни подписи Рязанцева, ни подписи ответственного лица и, кроме того, к ней не приложены копии билетов. «Уже второй день сторона обвинения не предоставляет нам свидетеля. А ведь Рязанцев мог бы ответить на вопросы, касающиеся солеи и амвона, разъяснить положения памятки ХХС», — заявил адвокат Марк Фейгин. «Его можно допросить, когда он вернется, после всех свидетелей защиты», — добавил адвокат Николай Полозов.

Не учтя мнения адвокатов защиты, судья принялась зачитывать показания Рязанцева. Ключарь заявил, что правила, которые определяют поведение в церкви, следуют одному общему правилу — «не мешать ближнему молиться и говорить с Богом». Впрочем тут же Рязанцев уточнил: «Запрещено ходить в яркой одежде, плясать, скакать и заходить за ограду». Далее следует еще одна противоречащая сказанному фраза протоиерея: «Как таковой четкой градации запретов нет: они определяются моралью каждого человека».

В ходе беседы со следователем ключарь привел цитату из Иоанна Златоуста: «Если выйдешь на площадь или на распутье и услышишь, что кто-то хулит Бога, не стесняйся, подойди и ударь его по лицу. А пред судом скажи, что он хулил Бога».

Пока судья зачитывала показания Рязанцева, за окном Хамовнического суда показался дым и раздались крики «Свободу!» и «Позор!» Выяснилось, что несколько человек в цветных балаклавах залезли на строительные леса около соседнего здания, зажгли файеры и начали скандировать лозунги в поддержку Pussy Riot. Акция продлилась недолго. Выступавших начали «крутить» полицейские, которым также пришлось забраться на сооружение. После недолгой борьбы оказалось, что трое митинговавших привязаны веревками к газовой трубе, проходящей по стене дома. Сами ли они себя привязали или это сделали полицейские, было неясно.

После оглашения мнения Рязанцева суд приступил к допросу свидетелей защиты, и тут началось очередное противостояние стороны защиты и судьи. Заявленного свидетеля — проректора Института литературы и журналистики (вуза, где учится подсудимая Алехина) Натальи Бежиной — у зала суда не оказалось: ее не пускали в здание приставы. Виолетта Волкова покинула процесс, надеясь привести свидетеля. Спустя несколько минут она вернулась в негодовании.

«Приставы только что сказали под запись, что судья им дала распоряжение не пускать в здание свидетелей защиты!» — бросила запыхавшаяся адвокат Сыровой.

Судья покачала головой, пояснив, что это не так. В зале суда поднялся шум. Адвокаты защиты переругивались с судьей, сторона обвинения призывала коллег к порядку и отпускала колкие замечания в их адрес. Ругань заглушал лай огромного ротвейлера, которого держали в зале приставы. После эмоционального обсуждения Сырова распорядилась пустить в здание суда Бежину. Как только та встала у трибуны, судья потребовала у нее удостоверяющие место работы документы. «У меня с собой нет», — растерянно сказала проректор. «А вы у православных верующих требовали свидетельство о крещении?» — раздраженно спросила Волкова. Судья пропустила вопрос и начала допрашивать проректора. Та рассказала, что Алехина учится хорошо, вредных привычек нет, активная, участвует в экологических программах, общительная, много друзей. Бежина предложила прочитать стихи Алехиной, но судье эта идея пришлась не по вкусу.

«Мы с вами не на литературной встрече», — начала судья. «А на инквизиционном суде», — закончил за нее Полозов.

Судья Сырова, как обычно, отклонила достаточно много вопросов защиты: «Они не по существу. Не говорят о личных характеристиках подсудимой».

Со следующим свидетелем, Алексеем Навальным, возникла та же проблема. Навального, пытавшегося попасть на заседание, приставы не пустили в суд. Судья с адвокатами опять поругались. В связи с этим адвокаты защиты решили сразу заявить ходатайства на всех предполагаемых свидетелей. В списке кроме Навального оказались теолог-исламист Гейдар Джемаль, эксперт Ирина Левинская, религиовед Валерий Отставных, религиовед Елена Волкова, фотокорреспондент Дмитрий Алешковский, писатель Людмила Улицкая, активист Мария Баронова, эколог Ярослав Никитенко, однокурсница подсудимой Алехиной Ольга Виноградова, художник Анатолий Осмоловский, культуролог Ирина Карацуба, художник Дмитрий Гутов, преподаватель подсудимой Самуцевич Алексей Шульгин, политолог Вячеслав Данилов и преподаватель подсудимой Толоконниковой в МГУ Анна Костикова.

После выступления прокурора стало ясно, что сторона гособвинения против свидетелей защиты: «Защита нам не поясняла, зачем их допрашивать».

Адвокат потерпевших Алексей Таратухин частично поддержал защиту, а адвокат Лариса Павлова оставила решение на усмотрение суда. Судья решила сократить список, оставив в качестве свидетелей лишь преподавателей Толоконниковой и Самуцевич и однокурсницу Алехиной. Сырова даже отказалась от допроса журналиста Алешковского, который был очевидцем панк-молебна в ХХС. «Я в списке который только по указанию судьи запускают», — сообщил он в микроблоге Twitter. Но затем ему удалось попасть внутрь. Там журналист сидел перед дверьми зала заседаний: внутрь его так и не позвали. Преподаватель Толоконниковой в суд не пришла, а двое других свидетелей «отстрелялись» быстро, рассказав судье о положительных чертах подсудимых.

Адвокаты защиты за неимением других свидетелей решили поочередно заявить ходатайства о вызове в суд всех экспертов, составлявших психолого-лингвистическую экспертизу. Судья методично отклоняла одно ходатайство за другим. Обстановка в суде накалилась до предела. Участники процесса переругивались, приставы не могли угомонить лающего ротвейлера. На требование Полозова вывести собаку, которая мешала всем, пристав заявил: «Это не животное, это спецсредство. И он при исполнении». Вопрос о собаке был исчерпан.

Адвокаты защиты потеряли терпение, и судья Сырова получила ходатайство о шестом отводе за неделю.

«Личная заинтересованность суда сквозит в каждом процессуальном решении, — начал адвокат Полозов. — За эти пять дней мы стали свидетелем глубочайшего правового беспредела, поразившего страну через Хамовнический суд. Внешне все соблюдается: у нас есть секретарь, у нас есть обвинение, у нас даже пес есть». Адвокат добавил, что «процесс будет иметь в истории РФ последствия более глубокие, чем мы можем предположить». «Это кол в систему законодательства и правосудия», — уверенно заявил защитник Pussy Riot. Полозова поддержали его коллеги и подсудимые. «Это суд над всей политической и судебной системой России. Это посмешище. Вам надо взять отвод, чтобы не позорить Россию», — смело заявила судье Сыровой Надежда Толоконникова. «Подчиняйтесь вашему начальнику Путину: он призвал судить справедливо», — вторила ей Самуцевич.

Судья привычно объявила перерыв на совещание по поводу ходатайства. Во время перерыва произошел конфликт между приставами и несостоявшимся свидетелем защиты Ярославом Никитенко. На лестнице приставы нанесли ему удар по почкам и унесли вниз, разбив перед этим его телефон. Никитенко хотел пройти в суд, а приставы пытались не допустить этого. Затем судья начала заседание без участия журналистов. Адвокаты возразили, и прессу пустили в зал. Судя по тому, что заседание продолжалось, судья в очередной раз отводить себя не стала.

Волкова, Полозов и Фейгин продолжили заявлять ходатайства, а судья их отклоняла. Стороны язвили друг другу. «Вы рисуете кружочки, уважаемый суд?» — возмутилась Виолетта Волкова. «Буду рисовать то, что мне нравится, уважаемый адвокат!» — заявила ей в ответ Сырова. Пытаясь доказать судье необходимость вызова юристов, Волкова задала конкретизирующий вопрос: «Мы у судьи еще не спрашивали, является ли она православной». «В этом процессе вы не имеете права задавать мне вопросы!» — отреагировала Сырова.

Около 22.00 судья прервала заседание и назначила следующее на 10.00 в понедельник, 6 августа.