Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Шестой день продолжается суд по делу Pussy Riot
Шестой день продолжается суд по делу Pussy Riot
Reuters

Онлайн-репортаж из суда по делу Pussy Riot: день шестой

В Хамовническом районном суде Москвы шестой день продолжается суд по делу Pussy Riot

В Хамовническом суде Москвы идет процесс по делу группы Pussy Riot. На скамье подсудимых — 22-летняя Надежда Толоконникова, 24-летняя Мария Алехина и 30-летняя Екатерина Самуцевич. Они обвиняются в хулиганстве (ч. 2 ст. 213 УК РФ, максимальный срок — семь лет). Девушки признались, что они являются членами Pussy Riot и участвовали в акции протеста в храме Христа Спасителя 21 февраля 2012 года.

Судья Сырова остановила процесс и назначила прения сторон на 12.00 7 августа.

Адвокаты потерпевших Лев Лялин и Алексей Таратухин поддержали гособвинителя и возразили против всех ходатайств. Прежде чем вынести вердикт, судья Сырова спросила, находятся ли свидетели в здании суда. Активистки ответили отрицательно. «Нужно послать им повестку, тогда они придут», — заявила Толоконникова. Судья Сырова отклонила ходатайства по экспертизам и по свидетелям со словами «явка свидетелей необеспечена, значит ходатайство отклоняю». Адвокат защиты Виолетта Волкова просит судью Сырову позволить привести свидетелей завтра. Полозов и Фейгин поддержали, противная сторона возразила против привода свидетелей.

Гособвинение просит отклонить ходатайство адвоката защиты Виолетты Волковой об исключении экспертизы из материалов дела: «Она содержит обоснованные выводы, не содержит противоречий и написана простым доступным языком». Кроме этого прокурор Никифоров отклонил и все остальные ходатайства: о проведении новой экспертизы и о вызове в суд очевидца Алешковского, лично наблюдавшего выступление группы в ХСС, и специалистов Осмоловского и Ерофеева. «Это не входит в рамки предъявленного обвинения, и сторона обвинения не предусматривает их допрос в этом заседании», — сообщил Никифоров. Кроме этого «сторона обвинения не оспаривает положительные характеристики подсудимых», поэтому нет смысла в вызове других свидетелей, которые могут рассказать о личность активисток. Адвокат потерпевших Лариса Палова поддержала прокурора и указала противной стороне на незнание УПК, отметив, что сейчас ходатайства об исключении экспертизы заявлять поздно — надо было во время предварительного следствия.

Подсудимая Толоконникова потребовала также вызвать в суд своего преподавателя МГУ Вячеслава Данилова, а подсудимая Алехина — провести еще одно психолого-лингвистическую экспертизу. Участники процесса обсуждают ходатайство адвокатов об исключении третьей экспертизы из материалов дела.

Ходатайство от подсудимой Алехиной: вызвать в суд фотографа Дмитрия Алешковского в качестве очевидца и художника Анатолия Осмоловского в качестве специалиста. Толоконникова ходатайствует о вызове в суд одного из авторов предыдущих экспертиз, чтобы та объяснила понятия «вражда» и «ненависть», и вызове в суд арт-критика специалиста Андрея Ерофеева для дачи экспертной оценки. «Хочется разъяснить, что такое акционизм, потому что вот Пикассо тоже не сразу принимали и понимали», — аргументировала Толоконникова. У подсудимой Самуцевич в точности такие же ходатайства.

Адвокат защиты Волкова утверждает, что экспертиза Понкина проводилась на основании смонтированного клипа, а не исходников: «Клип не является аутентичным тому, что произошло 21 февраля в ХХС». Кроме этого она уверена, что надо провести еще одну экспертизу в государственном экспертном учреждении. «Для проведения экспертизы я прошу предоставить экспертам все материалы уголовного дела», — сообщила Волкова. Судья Сырова просит адвоката предоставить сразу все ходатайства. Волкова просит вызвать в суд экспертов Понкина, Абраменкову и Троицкого, чтобы выяснить необходимые вопросы. «Эксперты должны быть опрошены, потому что все-таки мы не занимаемся обвинительным характером судебного следствия, а выясняем истину», — сказала Волкова. Другие адвокаты защиты Полозов и Фейгин, а также активистки Pussy Riot согласились с Волковой. Надежда Толоконникова повторила ходатайство о вызове своего научного руководителя, преподавателя философии в МГУ Анны Костиковой.

Адвокат потерпевших Лариса Павлова заинтересовалась предметами, которые подсудимая Алехина изучала в вузе, а именно что такое «Тайные учения в культуре». Судья вопрос сняла по просьбе адвоката защиты Виолетты Волковой. Напоследок Волкова решила вновь поднять вопрос о профессиональных характеристиках эксперта Понкина и заявила, что он не мог составлять заключение из-за своих православных интересов и, как следствие, предвзятости. В своей речи адвокат пытается убедить судью Сырову не руководствоваться результатами третьей экспертизы и заявляет ходатайство о проведении повторной психолого-лингвистической экспертизе.

Фейгин задает своей подзащитной те же вопросы, что Полозов и Волкова задавали своим. Толоконикова отвечает так же: ненависти и вражды не испытывала ни к православным, ни к потерпевшим. Адвокат потерпевших Лариса Павлова заинтересовалась, что именно делала Толоконникова в храме. В ХХС Толоконникова действовала так: пришла, сняла верхнюю одежду, надела балаклаву, взяла микрофон, его тут же кто-то вырвал, начала «совершать хореографические элементы». Через 40 секунд сама сняла балаклаву и «без сопровождения, агрессии и бранных слов» покинула храм. Павлова спрашивает, кто еще был в ХХС? (На видеоролике видно, что в храме танцуют пять девушек). «Две некие девушки. Я не знаю их имен, знаю только клички — Серафима и Балаклава». Вопрос: «Где они сейчас?» Ответ: «Я сижу в тюрьме и информацией не обладаю».

«Прошу суд обратить внимание на показания Цыганюка. Он сказал, что запрет о нахождении на амвоне и солее известны священнослужителям, а мы не являемся священнослужителями, — говорит Толоконникова. — Заслуживает ли Киркоров уголовного преследования за выступление на амвоне? Нет! Ведь нельзя судить за нарушение церковных правил».

Толоконникова: «Я сама себя считаю феминисткой и поэтому не хотела никого оскорбить». Активистка также цитирует священника Якова Кротова: «Способ такой молитвы нетрадиционен для средней полосы России, но формально это молитва». «Даже охранники ХХС не чувствовали нашей агрессии. Я сама сошла с солеи и сняла шапку-маску», — заявила Толоконникова. «Итого: никаких оскорблений в адрес Богородицы и Бога не произносили». «Сейчас модно упрекать нас в том, что своими выступлениями мы хотели известности, но легко убедиться, что это не так, потому что мы транслировали свои идеи, а не внешность — поэтому носили балаклавы», — утверждает Толоконникова.

Показания подсудимой Толоконниковой по содержанию не сильно отличаются от показаний Самуцевич и Алехиной, но по форме составлены более витиевато и художественно. «Осенью нам пообещали 12 лет строгого режима, но я даже не думала о том, чтобы уезжать из страны. Возмутившись предложенной нам всем предопределенностью, я не хотела сидеть сложа руки и решила самовыражаться так, как умею — с помощью искусства», — сообщила Толоконникова. Она называет выступления Pussy Riot политическим плакатом и сравнивает с творчеством Родченко. «Выступление 21 февраля лучше всего можно понять, рассмотрев другие акции группы», — предлагает активистка. «Но по сути в ХХС выступления не было — аппаратуру отняли, а песню мы не допели».

На вопрос своего адвоката Полозова Алехина отвечает, что у нее не было мотива ненависти или вражды ни к православным, ни к потерпевшим. «Ни к одному из потерпевших я не испытывала вообще никаких чувств, я к ним равнодушна», — объясняет Алехина. «Когда я зашла в храм, мне никто не объяснял никаких правил. Никакого диалога на входе ни с одним из охранников не было. Потом я вошла в большой зал храма, перепрыгнула ограду и оказалась одной из последних на возвышении», — рассказала активистка, как развивались события. Она утверждает, что не участвовала в создании и распространении ролика, но видела его. У защиты вопросов больше нет. «Нас обвиняют в квази-насильственном действии в то время как насильственные действия совершаются над нами», — заявила Алехина. Кроме этого она добавила, что сотрудники центра «Э» пытались ее шантажировать. Из слов Алехиной следует, что сотрудники центра считают ее мирный протест преступлением, хотя она она является наследницей диссидентских традиций борьбы с авторитарным режимом. Ни у кого, кроме Полозова, вопросов к Алехиной не было.

Людей возмутила сама форма «панк-молебна», считает Алехина. «Духовная элита РПЦ обладает монополией на слова о Боге. Обвинения приписывает мне мотив ненависти, но где она, моя ненависть? Потерпевшие сами сказали, что я не выражала агрессию. Наша честность в том, что мы можем признать ошибку, но вы вытираете ноги о наши слова, желая, чтобы мы признались в том, чего не совершали».

Подсудимая Алехина начала свои показания так же, как Самуцевич: когда и как была создана группа. Участие в группе Pussy Riot она признает, а вину — нет. «Вопрос о том, какой идеологии мы придерживаемся, является основным в этом деле. Я настаиваю, что текст наших выступлений — художественный», — заявляет Алехина. «Мы очень любим и ценим абсурд даже грамотно сфабрикованного уголовного дела. Мы рассматриваем яркость как часть формы и не хотим акцентировать внимание на внешности девушек и поэтому надеваем балаклавы». Алехина рассказала, что означает словосочетание «с...ань господня», пояснила смысл нескольких строчек «панк-молебна» — реакция на слияние церкви и государства, введение обязательных уроков православия в школах, задержание митингующих.
«Протест — это не ненависть и не насилие. Мы сторонники мирного протеста», — заявляет Алехина.

Адвокат защиты Волкова просит разрешить видеотрансляцию. Ранее трансляцию запретили по ходатайству прокурора Никифорова в целях безопасности свидетелей и потерпевших. Волкову поддерживают коллеги Николай Полозов и Марк Фейгин и подсудимые активистки. Прокурор Никифоров против видеотрансляции на этой стадии. «Сторона обвинения не будет возражать против трансляции на стадии прений сторон», — добавил гособвинитель. Сторона потерпевших поддержала прокурора, мотивации объяснять не стала. Судья объявила перерыв на две минуты и позволила всем остаться в зале.

Видеоролик Самуцевич не создавала и на YouTube не загружала, пояснила она в суде. При входе в храм охранник не делал никаких замечаний относительно внешнего вида, а после акции полицейских на улице не было, и задержать активисток никто не пытался. У подсудимых вопросов к Самуцевич не было, равно как и у стороны обвинения и адвокатов потерпевших. «Нет вопросов?» — уточнила судья. «Нет», — подтвердили адвокаты. Судья объявила пятиминутный перерыв по просьбе подсудимых.

По словам Самуцевич, в ХХС они искали «открытую возвышенную площадку для выступления и нашли единственную площадку, которая начиналась сразу после лестницы». Активистки сочли, что раз на площадке лежат ковры, значит там ходят люди. Кроме того там ходили люди в светской одежде, поправляли ковры, а замечаний им никто не делал. То, что «площадка» называлась амвоном и солеей и заходить туда нельзя, Самуцевич не знала, а в алтарь заходить не собиралась. Екатерина подробно описала события дня. «Когда я поднялась туда и пока доставала гитару меня сзади схватил какой-то человек и буквально вынес меня с этой площадки», — рассказала активистка. После того, как Самуцевич оказалась за пределами рамок металлоискателей, она подождала некоторое время, чтобы понять, где их музыкальное оборудование, а потом вышла на улицу — возвращаться в ХХС смысла не было, «ее часть была закончена».

Адвокат защиты Волкова к Самуцевич: «Испытываете ли вы ненависть к православной религии?» «Мой папа правильно сказал, что у нас в квартире много икон и, конечно, видя их с детства, я не могла никогда испытывать к ним ненависть и вражду». Вопрос Фейгина: «А к потерпевшим вы испытываете ненависть?» Ответ: «Нет, не испытывала и не испытываю. Это их выбор и у меня нет к ним ни претензий ни ненависти». Вопрос Полозова: «Чем было мотивировано выступление в ХХС?» Ответ: «Желанием высказаться после того, как патриарх Кирилл на федеральных каналах буквально пропагандировал идти и голосовать за Путина. Он деполитизировал верующих».
Мы выбрали время, когда не проводятся никакие религиозные обряды в ХХС, чтобы не оскорбить никого из верующих прихожан», - добавила Самуцевич.

Подсудимая Самуцевич рассказывает, как создалась группа. По ее словам, Pussy — это «что-то пассивное, мягкое, податливое» характеристика женщин в целом, riot — это то, чего не хватает женщинам, (бунта). «Внезапность — это концептуальный протест», — пояснила Самуцевич специфику выступлений группы. Она рассказала обо всех акциях Pussy Riot, начиная с 7 ноября 2011 года, когда была создана группа. «Место для пятого выступления напрашивалось само собой и было логичным продолжением нашей карьеры», — сообщила Самуцевич. Она сказала, что после многочисленных высказываний патриарха Кирилла о власти Путина, «мы поняли, что ХХС станет следующей площадкой для наших политических концертов». «ХХС — символ политического манипулирования православными верующими», — считает Самуцевич. В конце речи она попросила суд относиться более справедливо к активисткам и к их защитникам.

Судья Сырова начала допрос подсудимых. Первая — Екатерина Самуцевич. Участницей группы Pussy Riot и событий в ХХС признает, вину — не признает.

Адвокат защиты Волкова зачитывает показания Pussy Riot, которые, по мнению адвоката защиты, свидетельствуют о невиновности активисток. В их переводе название группы означает «Бунт кисок», а цели группы — защита прав феминизма, ЛГБТ-сообщества и экологии. Прокурор Никифоров считает, что оглашение материалов не имеет отношения к делу, судья с ним соглашается и запрещает оглашать некоторые из листов, заявленных Волковой.

Судья вышла из себя и стучит молотком по столу. Когда шум улегся, адвокат защиты Волкова смогла перечислить листы дела, по которым есть вопросы и, соответственно, ходатайства. Волкова добавила, что заявляет о проведении дополнительной экспертизы и частичном проведении нового следствия. В конце концов Судья Сырова одобрила порядок ознакомления с вещдоками. Сторона потерпевших присоединилась к ходатайству. Волкова зачитывает избранные участки из материалов дела с целью выявить неточности и показать, что нет состава преступления.

Судья Сырова после 40-минутного совещания отклонила ходатайство о своем отводе и продолжила заседание. Она предложила подсудимым начать давать показания, но адвокат защиты Волкова настаивает на заявление ходатайств.

Длинная речь прокурора свелась к одному: в ходатайстве об отводе судьи отказать. Судья удалилась для принятия решения о своем отводе.

Адвокат потерпевших Таратухин пытается высказать свою поддержку судье. «Я не знаю такого суда, который бы удовлетворил ходатайство стороны защиты на основе каких-то вселенских соборов, я не знаю такого суда, который присоединяет к материалам дела ксерокопии какой-то книжки», — объявил Таратухин, обращаясь к Сыровой. Сторона обвинения не поддержала отвод. Прокурор Никифоров заявил, что адвокаты защиты делают заявления не для суда, а для прессы. «Защита позволяет себе не готовиться к процессам и не готовиться к судебным заседания. Скорее всего они хотят затянуть процесс», — заявил Никифоров. Прокурор добавил, что адвокаты защиты однажды опоздали на заседание на 20 минут, потому что давали интервью. «Это ложь», — тихо говорит Волкова (три минуты назад она уже получила замечание за то, что перебила прокурора). Фейгин и Полозов молчат.

Толоконникову поддержали Мария Алехина и Екатерина Самуцевич, также подробно обосновав согласие с отводом судьи. Алехина перечислила с десяток статей УПК, исходя из которых суд проводится с многочисленными нарушениями, а Самуцевич заявила, что даже толком не успевает готовиться к заседаниям. Адвокат потерпевших Лариса Павлова не поддержала ходатайство об отводе, сказав, что оно не имеет под собой юридической основы. Павлова заявила, что адвокат Кузнецов не является адвокатом на процессе (ранее Кузнецов давал интервью «МК», как один из адвокатов потерпевших) и прокомментировала слова Толоконниковой. «Несмотря на то, что она отказалась давать показания, она каждый раз выступает с речами, я уже часа два-три запротоколировала, поэтому «бессловесной тварью» назвать ее нельзя», — заявила Павлова. Ранее Толоконникова назвала так себя, возмущаясь, что судья не слушает ее.

Адвокат защиты Марк Фейгин: «Потерпевшие, их адвокаты и эксперты — это один круг лиц, которые действуют в сговоре. Надо посмотреть видеорегистратор, чтобы закрыть вопрос о возможном конфиденциальном общении судьи с адвокатами потерпевшими». Фейгин угрожает судье Сыровой 10 годами лишения свободы за вынесение неправосудного приговора или судебного решения: «Я ничего не хочу сказать, но если так и дальше будет, нам придется позже с этим разбираться». Подсудимые также поддержали своих адвокатов. «Мы здесь сидим бесгласно и бессловесно. У нас украли голос! У всей России украли голос. Мы все собрались в суде только из-за того, что мы существуем», — заявила Надежда Толоконникова. Судья Сырова прервала Толоконникову словами «обсуждается заявление об отводе».

Адвокат защиты Виолетта Волкова перечислила факты, на основании которых она требует отвод судьи Сыровой. «Я полагаю, что у судьи есть прямая или косвенная заинтересованность в исходе дела. Значит отвод должен быть удовлетворен», — подытожила Волкова. Кроме этого адвокат утверждает, что не собирается представлять доказательства, если ходатайства стороны защиты не будут рассмотрены. Второй адвокат защиты Полозов солидарен с Волковой: «При таких обстоятельствах невозможно услышать все стороны и выслушать все мнения. Стороны встречаются конфиденциально вне процесса, у эксперта есть отношения с адвокатом потерпевших, Нам не дают говорить. То, что надо проверить, не проверяется. Я могу предположить личную заинтересованность суда в обвинительном исходе». «Восемь заявлений об отводе в одном процессе — это что-то беспрецедентное», — добавил Полозов.

После обеденного перерыва заседание продолжилось препирательствами между стороной защиты и судьей Мариной Сыровой. Сырова требует, чтобы адвокаты Волкова, Фейгин и Полозова объявили очередность представления доказательств, а Волкова настаивает на очередном ходатайстве. Волковой было вынесено замечание с занесением в протокол. После этого адвокаты защиты заявили судье отвод — седьмой по счету.

Адвокат защиты Волкова судье Сыровой: «Мы постоянно слышим от вас, что сейчас еще не та стадия для заявления ходатайств. Я боюсь, что в какой-то момент будет уже не та стадия».
Судья: «У вас нечего представить? Значит переходим к допросу подсудимых». В зале начался спор на повышенных тонах. После чего судья объявила перерыв на обед.

Адвокат защиты Фейгин: «После перерыва ничего не изменится! Мы будем заявлять ходатайства».

Адвокату потерпевших Льву Лялину также не понравилось ходатайство: «Оно основано на вероятностных суждениях. Так можно придираться к любому слову». Гособвинители тоже не нашли оснований для удовлетворения ходатайства и считают, что вызывать Понкина в суд не следует. «Предоставленные стороной защиты материалы к делу также приобщать не стоит», — усомнился прокурор Александр Никифоров в существовании диссертации и книги Понкина и Кузнецова.

В итоге судья Сырова отказала в удовлетворении ходатайства: «Документы не являются официальными, не оформлены надлежащим образом, оснований для вызова эксперта нет». Судья предлагает стороне защиты представить очередность исследованных доказательств, но у адвоката защиты Волковой и подсудимых для судьи есть еще несколько ходатайств.

В дискуссию вступил адвокат потерпевших Алексей Таратухин. Он заявил, что активистки неправильно сослались на статьи УПК. «Эти нормы права в данном случае неприменимы, значит ходатайство не основано на законе», — сказал Таратухин. Кроме этого он считает, что соподчиненности у адвоката потерпевших Кузнецова и эксперта Понкина нет: «Понкин писал диссертацию в 2004 году, за это время они могли уже не раз разругаться». «Кроме того, мнение эксперта Понкина никак не влияет на восприятие потерпевшими событий в ХХС. Возражаю», — поставил точку Таратухин.

Адвокат подсудимых Павлова поддержала коллегу: она не поняла, чем важна книга «О праве на критическую оценку гомосексуализма»: «Если ее написал Понкин, это значит, что он кое-что понимает в гомосексуализме, но к делу это не относится». Кроме этого Лариса Павлова считает, что на стадии следствия защитники Pussy Riot могли оспорить экспертизу. Адвокат потерпевших переиначила смысл слов Волковой: «Она пыталась сообщить, что законы соборов неважны, но хорошо хоть правила смогла выучить». Павлова добавила, что Волкова отнеслась к документу предвзято.

Подсудимая Толоконникова: «Понкин не заметил строки «пояс девы не заменит митингов, на протестах с нами присно Дева Мария». Я хочу узнать, почему». Активистка поясняет, что есть разнообразные ответвления феминизма, о которых, судя по экспертизе, Понкин не знает. Толоконникова считает, что эксперт должен нести уголовную ответственность за ложную экспертизу и отчасти поэтому его в суд не вызывают. Третья активистка Екатерина Самуцевич также поддержала ходатайство.

Подсудимые поддержали ходатайство адвокатов о вызове эксперта. Мария Алехина заявила, что ей лично хотелось бы кое-что выяснить у Понкина — «что такое общественное сознание россиян», как «у него в голове произошло сращивание художественного произведения и событий 21 февраля» и «как Понкину удалось овладеть таким уровнем экспресии, что даже мы, панк-группа, остались позади». Активистка Pussy Riot Надежда Толоконникова ссылается на ст. 199 УПК РФ и считает недопустимым делать экспертизу на основании ролика, просмотренного на канале YouTube. «Они должны были получить ролик у следователя Ранченкова, а не смотреть его на сайте», — заявила Толоконникова. Вслед за своими защитниками активистка намерена потребовать у Понкина список используемой литературы, а также список собственных публикаций экспертов. Она ссылается на произведения Достоевского и труды философа Михаила Бактина, который исследовал средневековые карнавалы и утверждал, что они не только не вредны, но наоборот полезны.

Адвокат защиты Волкова считает, что, поскольку эксперт Понкин православный, он не мог быть достаточно объективен. Кроме этого «непонятно, за какую часть экспертизы, какой эксперт отвечал. Это предусматривается в ст. 21 УПК РФ». «Юрист Понкин должен быть вызван в суд», — закончила свою речь адвокат Волкова. Ее коллеги Полозов и Фейгин поддержали ходатайство. Фейгин добавил: «Понкин имел связь с одним из адвокатов потерпевших Михаилом Кузнецовым. Кузнецов был научным консультантом Понкина, когда тот защищал диссертацию «Современное светское государство, конституционно-правовые исследования». Также, по информации Фейгина, адвокат и эксперт вместе написали книги, в том числе «О праве на политическую оценку гомосексуализма». Фейгин продемонстрировал ксерокопию обложки.

Судья Сырова вновь прерывает адвоката защиты Волкову и требует основания для допроса: «Не надо нам читать историческую лекцию». Волкова спокойно продолжает настаивать на необходимости своего выступления. В препирательства вступила адвокат потерпевших Лариса Павлова: «Вы пытаетесь затянуть процесс и оскорбляете православных верующих словами, которые вы употребляете». Судья Сырова дала Волковой еще один шанс заявить ходатайство. Адвокат защиты заявляет, что клеветы в «панк-молебне» нет. «Комиссия президиума верховного совета от 1992 года рассказала о наличии в рядах служителей РПЦ агентов КГБ, то есть в тексте Pussy Riot нет лжи», — сообщает Волкова. Адвокат считает, что в заключении отсутствует анализ текста «панк-молебна», как стихотворного произведения и ставит под вопрос отрицательное отношение к феминизму в глазах РПЦ: «У нас в РФ равные права у мужчин и женщин по Конституции, значит феминизм как раз подходит к нашей Конституции».

Суд возобновился. Судья Марина Сырова недовольна длительным выступлением адвоката защиты Волковой: «Во время прений у вас будет возможность для выступления и подробной мотивировки вашего мнения». Несмотря на просьбу судьи, Волкова продолжила зачитывать свое ходатайство и настаивать на вызове в суд эксперта Понкина.

Волкова пояснила, что группа Pussy Riot относится к течению «ой!-панк», добавив, что эксперты должны были это учесть. Кроме этого, Волкова недовольна обилием оценочных
эпитетов в документе — «вульгарный», «глумливый», «изощренный» и так далее, отсутствием списка литературы, которая использовалась для составления экспертизы. Судья не выдержала и потребовала «заявить ходатайство надлежащим образом». Кстати, сегодня в зале суда ведется видеозапись. Предположительно, для архивов Мосгорсуда.

«Я объявляю перерыв на 5 минут, чтобы вы могли нормально сформулировать свои мысли, не растекаясь мыслью по древу», — прервала речь адвоката защиты Волковой судья Марина Сырова.

Адвокат защиты Виолетта Волкова в своем выступлении разобрала показания ключаря Рязанцева. «Он ссылается на некие эфемерные правила, и его высказывания ничем не подтверждаются. Фактически это его личное мнение и оценочное суждение. Правило 44 Трулльского собора (также известен как Пято-шестой — собор Церкви в Константинополе в 691 — 692, созван императором Юстинианом II в 691 году, - «Газета.Ru») говорит о том, что женщинам нельзя входить только в алтарь, а про солею и амвон ничего не говорится. Правило 51 Трулльского собора также запрещает православным посещать театры», — заявила Волкова. Кроме того, адвокат привела в пример запрет на общение с иудеями и на рукоположение в сан священника до 30 лет. «А патриарха Кирилла рукоположили в 23 года», — отметила она.

Волкова доказывает судье Сыровой, что на суд необходимо пригласить свидетелем эксперта Понкина, одного из авторов третьей экспертизы. Волкова считает, что в документе много неточностей и фактов, которые можно поставить под сомнения. Она попыталась объяснить судье, где у человека находится плечо и, соответственно, что значит «открытые плечи». «Вы посмотрите на меня, ваша честь,» — обратилась Волкова к Сыровой? «Нет, не посмотрю», — ответила та, не поднимая головы. Тогда Волкова показала открытые плечи противной стороне и собравшимся в зале.

Кроме этого адвокат говорит, что эксперты неверно утверждают, что активистки произнесли в ХХС слова «с...ань» и «с...ка». «Слово с...ка не звучало в ХХС и поэтому говорить о том, что оно было употреблено там, это ложное заключение. То есть эксперты включили в экспертизу ложное заключение», - заявила Волкова. Кроме этого она поставила под сомнение наличие бранного оттенка в этих словах: «Сейчас люди могут употреблять даже слово «б...ять» в качестве междометия, то есть бранным оно являться не будет».

В Хамовническом суде началось шестое заседание по делу Pussy Riot. Журналистов пустили в зал на 40 минут позже назначенного времени — ждали, пока из СИЗО привезут подсудимых. Приставы с утра ведут себя с журналистами и слушателями вежливо. В понедельник стало известно, что несколько журналистов написали обращение к главе судебных приставов Артуру Парфенчикову. Заседание начал адвокат потерпевших Алексей Таратухин. Защитник подал заявление по итогам прошлой недели заседаний. «В пятницу возле зала суда собралась толпа, которые скандировали оскорбления в адрес адвокатов потерпевших, а именно «Позор, палачи», — объяснил Таратухин. «Подобное поведение со стороны людей, которые демонстрируют себя убежденными сторонниками демократии, недопустимо», — добавил он и разъяснил, что такое поведение сторонников Pussy Riot «противоречит Конвенции о правах человека». Судья Марина Сырова заявление приняла и продолжила заседание, предоставив слово адвокату защиты Виолетте Волковой.