Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Происшествия

Сотрудник колонии, где скончался заключенный Артем Сотников, признался в избиении зэка
Сотрудник колонии, где скончался заключенный Артем Сотников, признался в избиении зэка
sar.rodgor.ru

«Он быстро понял, что очные ставки не пройдет»

Фигурантов уголовного дела о смерти заключенного Артема Сотникова в колонии № 13 в Саратовской области становится все больше

Вячеслав Козлов

В уголовном деле о смерти заключенного Артема Сотникова в колонии № 13 в Саратовской области появился новый поворот. Как стало известно «Газете.Ru», несколько сотрудников колонии признались, что избивали 24-летнего зэка. Один из них указал, что побои санкционировал бывший начальник колонии Вадим Бочкарев, который после инцидента был переведен в республиканское УФСИН, а потом отправлен на пенсию.

Сотрудники расположенной в Саратовской области ИК-13, которые подозреваются в избиении с летальным исходом заключенного Артема Сотникова, начали сотрудничать со следствием. В частности, явку с повинной написал работающий в исправительном учреждении Дмитрий Павлов, у которого первоначально был статус свидетеля. Об этом говорится в сообщении на сайте Следственного управления Следственного комитета по Саратовской области.

«В ходе расследования уголовного дела в следственные органы от Павлова, ранее допрошенного в качестве свидетеля, поступила явка с повинной, в которой он сообщил о совершении им 25 апреля 2012 года в камере № 23 ШИЗО совместно с другими сотрудниками ФКУ ИК-13 УФСИН РФ по Саратовской области преступления в отношении осужденного Артема Сотникова», — говорится в сообщении.

Павлов раскаялся в содеянном, поэтому его не стали отправлять в СИЗО, а избрали меру пресечения в виде подписки о невыезде, объяснил «Газете.Ru» источник в следственных органах Энгельса.

«Теперь Павлов подозреваемый. 10 августа по факту признательных показаний было заведено уголовное дело по пп. «а», «б» ч. 3 ст. 286 УК (превышение должностных полномочий с применением насилия, оружия или специальных средств)», — сказал источник.

Фигурантами нового дела стали начальник отдела безопасности колонии Константин Серов, дежурный инспектор производственной зоны Михаил Бобряшев, старший инспектор отдела Николай Четвертных и инспектор Алексей Данилов. Уголовное дело объединено в одно производство с ранее возбужденными по факту смерти Артема Сотникова. «Мы завели это дело, чтобы было основание поменять статус Павлова со свидетеля на подозреваемого», — пояснил источник.

Первые два дела следователи Энгельса возбудили в начале мая: основными подозреваемыми по нему проходят Константин Серов и Михаил Бобряшев. Им инкриминируется ч. 3 ст. 286 УК (превышение должностных полномочий) и ст. 111 УК (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего). Позже следователи задержали Николая Четвертных, Алексея Данилова и Константина Бочарова, сейчас они находятся под домашним арестом.

По версии следствия, осужденный за грабеж на шесть лет 24-летний Артем Сотников 25 апреля был помещен в штрафной изолятор на пять суток: в колонии посчитали, что Сотников нарушил распорядок дня. 27 апреля во время планового обхода Сотников был обнаружен мертвым. Позже судмедэксперты признали, что смерть зэка была насильственной: заключенный умер от перелома копчика и травматического шока. Следователи Энгельса считают, что сотрудники колонии в течение двух дней издевались над заключенным — они били его, используя для этого спецсредства.

По словам матери скончавшегося Ларисы Сотниковой, над ее сыном начали издеваться после того, как колонию возглавил Вадим Бочкарев, до этого работавший в ИК-33. «Людей пытали, к примеру, за вполне законную просьбу о свидании или за вызов в колонию адвоката. Ничего не разрешалось — сразу били», — рассказывала «Газете.Ru» Лариса Сотникова. Ее слова подтверждали и бывшие заключенные ИК-13. В беседе с корреспондентом «Газеты.Ru» вышедший на свободу на следующий день после гибели Сотникова Роман Толстых отмечал, что на его памяти пытали как минимум 30 человек.

«Причем это только те, кого я лично знал, — говорил бывший зэк. — Меня тоже пытали. Подвешивали над землей, приковывали наручниками и так оставляли. При этом могли бить. А могли опустить на землю, но оставить еще на некоторое время и бить уже без наручников».

«Я слышал стоны, хотя они (сотрудники колонии. — «Газета.Ru»), как правило, делают все, чтобы слышно не было. Они ставят на улице колонки и включают музыку, чтобы заглушить крики, заводят людей на второй этаж и там бьют. Но это не помогает», — утверждал Толстых.

Поначалу подозреваемые отказывались признавать свою вину и заверяли следователей, что Сотников погиб из-за падения. Но после появления итогов судебно-медицинской экспертизы они стали разговорчивее.

«Несколько сотрудников признались, что били по приказу Серова», — отметил источник. В своих показаниях сотрудники колонии сообщили и о Павлове как о полноправном участнике избиения Сотникова», — говорит собеседник.

Как утверждает источник, «Павлов сразу же был вызван на очные ставки и быстро понял, что он их не пройдет». «Тогда он вместе с адвокатом решили сделать ход конем — прийти и написать явку с повинной», — объяснил собеседник. Что касается Серова, то он решил впервые в рамках следственных действий упомянуть начальника колонии Бочкарева: Серов признал, что тот был в курсе происходящего в колонии, а в некоторых случаях лично давал указания применять силу.

Бочкарева после начала проверки в колонии вначале отстранили от занимаемой должности, потом перевели на работу в ИК-33, а затем отправили на пенсию. Следователи обещают, что в ближайшее время «дадут юридическую оценку действиям Бочкарева», но, какая она будет, сказать затрудняются: показаний одного Серова недостаточно, чтобы завести уголовное дело на экс-начальника исправительного учреждения, посетовал собеседник «Газеты.Ru» в следственных органах Энгельса.

Лариса Сотникова работой следствия довольна. «Следователь работает хорошо, практически без выходных, но мы же понимаем, что он человек подневольный, действует в рамках тех полномочий, которые ему предоставили, поэтому ничего экстраординарного от него я не жду», — отметила Сотникова.

Руководитель правозащитного проекта Gulagu.net Владимир Осечкин считает, что трагедий, аналогичных той, что случилась с Артемом Сотниковым, можно было бы избежать, если бы в регионе был налажен общественный контроль за колониями и СИЗО. «Действия сотрудников колонии понятны, но удивляет поведение председателя саратовской общественной наблюдательной комиссии за местами заключения Таисии Якименко. Ей доверили руководить региональной правозащитной организацией, но вместо этого она цинично пыталась после вскрытия убийства заключенного ввести журналистов в заблуждение, поддерживала начальника саратовского УФСИН Гнездилова, пыталась дать отрицательную характеристику на заключенного, как будто эта характеристика является оправданием пыткам и убийству. Если общественники не помогают выявлять нарушения, зачем они вообще нужны?» — отметил «Газете.Ru» Владимир Осечкин.