Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Криминал

В суде продолжаются слушания по делу Расула Мирзаева
В суде продолжаются слушания по делу Расула Мирзаева
Геннадий Гуляев/Коммерсантъ

Приговор с экспертной отсрочкой

Замоскворецкий суд вместо приговора Расулу Мирзаеву возобновил судебное следствие

Александра Кошкина

Замоскворецкий суд не смог вынести приговор чемпиону мира по самбо Расулу Мирзаеву, обвиняемому в гибели студента Ивана Агафонова. Судья Андрей Федин вернул дело на стадию судебного следствия, объяснив, что решил допросить судмедэксперта Сергея Леонова. Его экспертиза не нашла причинно-следственную связь между ударом чемпиона и смертью студента.

Во вторник Замоскворецкий суд Москвы должен был вынести приговор чемпиону мира по смешанным единоборствам Расулу Мирзаеву. Накануне на националистических сайтах появился призыв прийти к зданию суда. Однако противники чемпиона так и не появились у суда. Зато к приговору подготовились правоохранительные органы — движение по улице Татарская, на которой расположен суд, было перекрыто, а рядом дежурили по меньшей мере пять автобусов с ОМОНом. Сотрудники полиции выясняли у всех, кто пытался пройти через оцепление, куда они направляются. У тех, кто признавался, что идет в суд, просили показать повестку и документы.

К 12.00 зал судебного заседания был забит практически полностью журналистами и коллегами Мирзаева. Люди с трудом протискивались между выставленными в зале телекамерами на задние ряды. Когда появились потерпевшие и их адвокат Оксана Михалкина, выяснилось, что сидячих мест для них нет. Мирзаева, одетого в синюю толстовку и джинсы, приставы проводили за решетку.

В зал прошла прокурор Юлия Зотова. На этот раз к ней присоединился второй гособвинитель из прокуратуры Москвы Андрей Сергеев, их сопровождал охранник.

Судья Андрей Федин выносить решение не торопился. Около 12.30 он наконец вышел из совещательной комнаты. Федин напомнил, что 8 августа в прениях сторон прокурор Зотова попросила переквалифицировать обвинение подсудимому с «тяжкой статьи» ч. 4 ст. 111 УК (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего) на более «мягкую» ч. 1 ст. 109 УК (причинение смерти по неосторожности). Гособвинитель посчитала, что чемпион заслуживает наказание в виде двух лет ограничения свободы. При принятии такого решения она руководствовалась данными судебно-медицинских экспертиз, которые не нашли причинно-следственную связь между ударом Мирзаева и гибелью Ивана Агафонова.

Затем судья неожиданно объявил, что возобновляет судебное следствие для того, чтобы допросить судмедэксперта Сергея Леонова.

Заведующий отделением судебно-медицинской идентификации — судебно-медицинский эксперт отдела криминалистической экспертизы 111 Главного государственного центра судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Министерства обороны России Леонов проводил последнюю экспертизу. Экспертиза показала, что сила удара Мирзаева составила 9–11 кг. Ранее адвокат подсудимого Алексей Гребенской озвучивал как его показания, так и слова его коллеги Татьяны Гурьевой. Они объясняли следствию, почему при проведении экспертиз не учитывали повреждения на лице погибшего Агафонова.

По словам экспертов, отек мягких тканей лица не расценивается как вред здоровью, поэтому и не учитывался.

По словам судьи, Леонов проводил некое «математическое моделирование». В связи с этим у Федина возникли вопросы, но он не пояснил какие. На этом судья объявил часовой перерыв и тут же скрылся за дверью совещательной комнаты.

Хоть показания Леонова и были частично оглашены, ни одна из сторон не настаивала на допросе этого свидетеля. Адвокат Гребенской требовал доставить лишь его коллегу, судмедэксперта Ларису Андрейко, которая раскритиковала работу врачей, оказывавших первую помощь Агафонову. Однако тогда судья посчитал вызов эксперта излишним.

В перерыве журналисты вышли на улицу, в это время за оцеплением некий молодой человек в темных очках стал разворачивать плакат и что-то выкрикивать. «Что тебе грозит, если ты русский! Россия, помогай! Россия, снимай!» — кричал он. Однако не успели журналисты подойти к нему, как два полицейских схватили пикетчика под руки и увели в автозак. Большой плакат, который он никак не мог развернуть, упал на мокрый асфальт. Подбежавшие омоновцы тут же разорвали бумагу в клочья, не дав прочитать, что там написано. Позднее полицейские все же отпустили задержанного.

В коридоре у зала заседания тем временем образовалась толпа. Приставы отказались запускать обратно журналистов. И пока они соблюдали процессуальные нормы, согласно которым в зал сначала проходят участники процесса и их близкие родственники, вместе с потерпевшими в зал пробралась их группа поддержки, заняв столь ценные места. Наконец, в зал стали пускать по одному. Мест не хватило, поэтому многие журналисты и слушатели остались стоять. «Суд дошел до того, что будто судят моего сына, а из Мирзаева героя сделали», — возмущалась мать погибшего Татьяна Агафонова, которая до этого была лишь на первом заседании.

Судья Андрей Федин начал с того, что представил сторонам второго прокурора Андрея Сергеева.

После этого адвокат отца студента Михалкина заявила первый отвод за весь процесс, и предназначался он гособвинителю Зотовой.

«У нас есть основания полагать, что она лично заинтересована в исходе уголовного дела, — произнесла Михалкина. — Доверие к гособвинителю Зотовой утрачено». В чем именно заключаются эти «основания», адвокат не уточнила, отметив, что Зотова, просившая переквалифицировать дело Мирзаева, якобы «воспрепятствовала праву потерпевших на участие в судебных прениях». Михалкина отметила, что ранее обвинительное заключение было согласовано с начальником Зотовой, и никаких замечаний сделано не было.

Прокурор Зотова, выслушав претензию, коротко отметила, что статья 61 УПК содержит подробный перечень поводов для ее отвода, но ни один из них не применим к ней. Ее коллега Сергеев согласился, что никакой заинтересованности со стороны Зотовой не усматривается. «К действиям гособвинителя на всех стадиях судебного процесса никаких вопросов и нареканий не возникало, — сказал адвокат Гребенской. — Претензии выдвинуты беспочвенно. Отвод потерпевшими основан на их личных эмоциях и ничем не подтвержден». «Прокурор смотрит на дело как нужно, а не в чью-либо сторону», — пытался объяснить свое мнение Мирзаев. На этом Федин опять убежал совещаться.

Тем временем на улице возле входа в здание суда собралась небольшая группа поддержки семьи Агафоновых: десяток мужчин средних лет и женщин пенсионного возраста. При появлении лиц неславянской внешности они бросали в их адрес оскорбления.

Судья взял перерыв на обдумывание, а затем отказал потерпевшим в отводе Зотовой. Затем Федин объявил, что эксперт Леонов не может явиться в суд во вторник, и предложил перенести заседание на среду. Потерпевшие попросили не делать этого, так как 15 августа будет ровно год, как скончался их сын Агафонов, и у них запланированы «траурные мероприятия» по этому поводу. Тогда Федин перенес допрос эксперта на 16 августа. После выступления Леонова стороны вновь приступят к прениям, Мирзаеву опять дадут право сказать «последнее слово».