Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Криминал

Прокурор потребовал приговорить Таисию Осипову к четырем годам лишения свободы
Прокурор потребовал приговорить Таисию Осипову к четырем годам лишения свободы
РИА «Новости»

Прокурор скостила срок

Прокурор попросила для Таисии Осиповой четыре года колонии общего режима

Елена Белова

Прокуратура попросила суд в Смоленске приговорить активистку «Другой России» Таисию Осипову к четырем годам лишения свободы. Ранее этот же суд при участии этого же прокурора отправил ее за решетку на десять лет, но после вмешательства президента России, посчитавшего приговор излишне суровым, дело было направлено на пересмотр.

В пятницу в Заднепровском районном суде Смоленска прошли прения сторон по делу активистки «Другой России» Таисии Осиповой, обвиняемой в сбыте наркотиков. Заседание началось с небольшим опозданием, в 10.35, и продлилось почти три часа.

Адвокат Светлана Сидоркина сообщила «Газете.Ru», что в ходе прений гособвинитель по делу попросила для ее подзащитной четыре года колонии общего режима.

«Прокурор оставила все три эпизода, которые ей вменялись изначально, то есть два эпизода проверочных закупок и эпизод обыска, который был у нее в жилом доме. Она рассмотрела это как два состава преступления. В совокупности она попросила четыре года лишения свободы», — сказала она.

Подсудимая в суде заявила, что не признает вину: по ее словам, наркотики ей подбросили. Дело против нее Осипова считает политическим: она уверена, что оно было сфабриковано. «Осипова просила ее оправдать, поскольку она считает, что невиновна в инкриминируемых ей преступлениях, и попросила вынести ей оправдательный приговор», — отметила Сидоркина.

Осипова находится под стражей с 23 ноября 2010 года. На первом процессе гособвинение просило приговорить ее к двенадцати годам и восьми месяцам лишения свободы. В итоге в декабре 2011 года Осипову приговорили к десяти годам колонии.

Однако в январе 2012 года Смоленский областной суд после заявления Дмитрия Медведева «Десять лет — это очень много» отменил приговор и отправил дело на пересмотр.

При повторном рассмотрении дела один из ключевых свидетелей обвинения Антон Мандрик изменил свои показания. Он присутствовал в квартире Осиповой, когда в 2010 году к ней в дом ворвались сотрудники правоохранительных органов и предъявили обвинение в хранении наркотиков. В ходе обыска у нее нашли пять свертков с героином, а также меченую 500-рублевую купюру. На первом процессе Мандрик говорил, что полицейские действительно нашли героин. На втором он вдруг пояснил, что давал показания против оппозиционерки под давлением. Свидетель объяснил, что видел наркотики, но только в руках наркополицейских, а как они их обнаружили, он не наблюдал.

По словам Сидоркиной, повторно дело рассматривала другая судья, но прокурор был тот же, что на первом процессе. Адвокат допускает, что есть теоретическая возможность, что даже при обвинительном приговоре активистка в скором времени сможет выйти на свободу по УДО. «Но на практике это сделать сложно», — не питает надежд защитница.

Правозащитники считают, что для объективного процесса к этому делу нужно было привлекать других гособвинителей.

«Я не был участником процесса и не следил за ним от начала до конца, — сказал «Газете.Ru» глава Института прав человека Валентин Гефтер. — Но такое резкое снижение срока по сравнению с первым процессом говорит о том, что обвинение не совсем уверено. Поэтому я считаю, что для объективного мнения о том, что произошло, нужно иное следствие, иная прокуратура. Иначе все равно это будет получаться, что честь мундира будет превалировать над выяснением, что там на самом деле произошло».

«Я боюсь, что те, кто хотел независимого и справедливого судебного разбирательства по делу Осиповой, никогда не будут удовлетворены, если вот так будет происходить дело и в дальнейшем. Мне кажется, единственным выходом было бы передать это дело в другой субъект федерации либо в суд другой инстанции. Иначе будет высокая степень недоверия к тем или иным решениям по данному делу, — уверен он. — Все осталось в той же юрисдикции — тот же прокурор и тот же суд, это не дает оснований говорить, что второй раз к делу подошли более объективно. Просто решили, что раз вы на нас давите сверху, то мы делаем то же самое, но чтобы был поменьше срок».