Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Криминал

Один из подозреваемых в причастности к теракту в аэропорту «Домодедово» в Московском областном суде
Один из подозреваемых в причастности к теракту в аэропорту «Домодедово» в Московском областном суде
ИТАР-ТАСС

«Что взять с этих мальчишек?»

Потерпевшим по делу о теракте в Домодедово не разрешают установить в аэропорту памятную табличку с именами жертв

Александра Кошкина

Мособлсуд не смог приступить к слушаниям по делу о теракте в аэропорту Домодедово, который в январе прошлого года унес жизни 37 человек. Заседание перенесено, так как не явился один из адвокатов подсудимых. Немногочисленные потерпевшие, которые посетили процесс, возмущены закрытием дела, возбужденного в отношении сотрудников аэропорта.

В понедельник в Московском областном суде должны были состояться первые слушания по существу по делу о теракте в аэропорту Домодедово, прогремевшем 24 января прошлого года. Тогда 21-летний смертник Магомед Евлоев беспрепятственно пронес через входной терминал аэропорта взрывное устройство и активировал его. При теракте погибли 37 человек, еще 173 пострадали. На скамье подсудимых 27-летний брат смертника Ахмед Евлоев, а также 18-летний Башир Хамхоев и 21- и 22-летние братья Илез и Ислам Яндиевы.

Дело проходит в закрытом режиме из-за того, что в материалах дела есть сведения, составляющие государственную тайну. Слушания проводит тройка судей.

Процесс начался около 14.00 и закончился уже через полчаса. Пресс-секретарь Мособлсуда Анна Тюрина сообщила, что один из подсудимых потребовал, чтобы его интересы представлял адвокат, который был с ним на стадии следствия. Имя ни того ни другого она не уточнила. На этом заседание было перенесено на 11 сентября.

По словам Тюриной, в деле фигурируют 230 потерпевших, из них в здании суда пока появлялись только четверо. Адвокаты подсудимых и потерпевших отказываются общаться по обстоятельствам дела, ссылаясь на подписку о неразглашении.

Потерпевшие жалуются, что администрация аэропорта Домодедово не разрешает им установить памятную табличку с именами жертв.

«Нам сказали, что сообщат, когда решат ее установить, — сказали они «Газете.Ru». — Нам даже цветы положить не дают, их уборщики тут же убирают». «Я прибыл в аэропорт спустя год после теракта, чтобы возложить цветы, — рассказал один из потерпевших, отказавшийся представиться. — Подошел товарищ в форме, пнул их ногой и сказал, что нельзя». По его словам, в день теракта он был в аэропорту и чудом выжил. «У меня было проникающее осколочное ранение тазобедренной кости, берцовой кости, она была полностью раздроблена, мне вставили штифт, — рассказал он. — Пока я валялся в больнице год, я потерял свой бизнес».

Потерпевшие также жалуются на то, что не получили выплат от благотворительных фондов, которые собирали пожертвования. По их словам, речь идет о 5 млн руб., выделенных региональным общественным Фондом имени Ахмата Кадырова, и об 1,2 млн руб., собранных на аукционе по продаже картин известных художников, который проводил Леонид Якубович. Единственные выплаты, которые они получили, поступили от правительства России и правительства Московской области, утверждают потерпевшие. В Московском областном фонде содействия вооруженным силам «Содействие», который открывал счет после теракта, «Газете.Ru» пояснили, что перенаправляли средства в правительство Подмосковья.

Кроме того, потерпевшие недовольны закрытием дела, возбужденным в отношении должностных лиц аэропорта.

«Нас сейчас интересует вопрос не в отношении этих мальчиков, которые сейчас сидят. Нас интересует, почему закрыли дело в отношении аэропорта Домодедово», — возмущаются потерпевшие.

Дело по факту неисполнения требований по обеспечению транспортной безопасности в международном аэропорту Домодедово (ст. 263-1 УК), возбужденное после теракта, было закрыто в апреле этого года. СК сообщил тогда, что система мер безопасности на объектах воздушного транспорта не была регламентирована на момент совершения теракта. «Требования Минтранса России по обеспечению транспортной безопасности были разработаны уже после совершенного теракта, — отмечали в СК. — По результатам изучения и оценки собранных доказательств было вынесено постановление о прекращении уголовного преследования в отношении лиц, проходивших по делу в качестве подозреваемых, за отсутствием состава преступления».

«Это халатность. Во всем мире всегда рассматривается вопрос того, кто допустил взрыв. Мотивация за «отсутствием состава преступления» незаконна», считают потерпевшие: «Как это так? Взяли они этих детей, которые показывают нам оскорбительные жесты, улыбаются, смеются. Впечатление такое, что взяли их с улицы и посадили за решетку».

«Что можно взять с этих мальчишек? Да ничего. А вот с тех, с кого действительно можно было спросить, мы теперь не можем. Мы до сих пор не можем добиться ответа, кто является собственником аэропорта», — жалуются потерпевшие.

В пресс-службе аэропорта Домодедово «Газете.Ru» пояснили, что памятную табличку не могут установить из-за строительных работ.

«Место, где произошел взрыв, — зона прилета международных авиалиний, — отметили в пресс-службе. — Там сейчас ведется реконструкция. Скорее всего, отказ связан с тем, что аэропорт в этой зоне все еще строится. Завершение строительства планируется к концу этого года».

«Все обвинения в сторону аэропорта о несоблюдении требований транспортной безопасности, которые ранее выдвигались, сняты, — напомнили в пресс-службе аэропорта. — Требования появились после того, как произошел теракт. Аэропорт работал по законам и предписаниям, которые действовали на тот момент. Деятельность администрации аэропорта была проверена на 100%. Международные и российские эксперты подтверждают, что аэропорт Домодедово как был, так и остается безопасным: кроме проверок государственными контрольными органами России безопасность аэропорта в среднем 3—4 раза в месяц проверяется службами других стран. Только в июле 2012 года проведены проверки «Брюссельскими авиалиниями», «Люфтганза Карго», «Эйр Мальта», «Сингапурскими авиалиниями» и «Катарскими авиалиниями».

В аэропорту подтвердили, что никаких денежных выплат потерпевшим администрация не проводила, так как не фигурирует в деле. «Это вне зоны ответственности аэропорта», — объяснили в аэропорту.

По данным Следственного комитета России, смертник Евлоев, устроивший теракт, входил в организацию «Имарат Кавказ», возглавляемую Доку Умаровым. Уроженец села Али-Юрт Назрановского района Ингушетии, он обучался на бухгалтера, пока не попал к боевикам. По официальной информации, подготовкой террориста занимались Аслан Бютукаев и Супьян Абдуллаев. Близкие Евлоева рассказывали, что молодой человек пропал еще в мае 2010 года. «В лагере, расположенном в Сунженском районе Ингушетии, боевики обучались взрывному делу и основам военной подготовки, они изготовляли взрывные устройства и записывали видеообращения Доку Умарова, которые затем размещались в интернете», — заявляли ранее в СК.

Организовать теракт в аэропорту им удалось всего за 500 тысяч рублей.

На эти деньги был приобретен автомобиль, телефоны, а также арендована квартира. Лагерь, где готовили террористов, был уничтожен 28 марта 2011 года, в ходе спецоперации были убиты 17 бандитов.

Сначала следователи вышли на семью Евлоевых, задержав трех братьев и сестру Магомеда, но под стражей остался лишь Ахмед. Его роль в подготовке теракт в СК не уточняли. Затем задержали Хамхоева. Его роль в преступлении также неизвестна. Утверждалось, что он являлся доверенным лицом Умарова и главой «Сунженского джамаата». Затем спецслужбы пришли в дом семьи Яндиевых и задержали двух братьев. Считается, что они встретили смертника в Москве и помогали ему ориентироваться в городе.

Оставшиеся семеро предполагаемых членов банды находятся в розыске.

Среди них Доку Умаров, Аслан Бютукаев, Рустам Альтемиров, Заурбек Амриев, Микаил Богатырев, Ислам Евлоев и Ибрагим Торшхоев. Есть данные, что Альтемиров и Амриев были убиты в Стамбуле 16 сентября 2011 года.

По данным СК, все подсудимые — уроженцы Ингушетии. Источник «Газеты.Ru», близкий к следствию, в свою очередь, отметил, что по крайней мере один из них родом из Чечни и заочно заканчивал Военный университет Министерства обороны России.