Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

Максим Шеметов/ИТАР-ТАСС

Петрухин развязал руки следователям

Двое оперативников ФСИН арестованы за вымогательство взятки в $2 млн

Вячеслав Козлов

Двоих оперативников ФСИН подозревают в покушении на получение $2 млн у руководителя одного их ведущих предприятий по производству электронных браслетов. Заместитель руководителя отдела по обеспечению экономической безопасности на объектах ФСИН Александр Тюрин и его подчиненный Игорь Фоменко требовали деньги за то, чтобы с предприятием не расторгали контракт по итогам ревизионной проверки. Источники «Газеты.Ru» в ведомстве говорят, что уголовное дело стало возможным после того, как от дел отошел первый заместитель директора ФСИН Эдуард Петрухин.

Пока первый замдиректора ФСИН и глава оперативного управления ведомства Эдуард Петрухин находится на больничном, его подчиненные становятся фигурантами уголовных дел. В понедельник Следственный комитет (СК) сообщил, что в покушении на мошенничество в особо крупном размере подозревается заместитель начальника отдела по обеспечению экономической безопасности на объектах учреждений и органов УИС оперативного управления ФСИН Александр Тюрин и старший оперуполномоченный по особо важным делам этого же отдела Игорь Фоменко.

Конкретно Тюрин и Фоменко, как считают следователи из Главного следственного управления по Москве, незаконно требовали от руководителя ФГУП «Центр информационно-технического обеспечения и связи» (ЦИТОС), которое производит электронные браслеты для контроля за подследственными и осужденными, $2 млн или 80 млн рублей

Дело возбуждено по ч. 3 ст. 30 и ч. 4 ст. 159 УК РФ (покушение на мошенничество группой лиц по предварительному сговору в особо крупном размере). По нему проходит еще и родственник Тюрина Филипп Петрунин, а также его знакомый Анатолий Суровов — оба не имеют отношения к ФСИН.

По версии следствия, все началось с организованной Тюриным и Фоменко ревизионной проверки финансово-хозяйственной и производственной деятельности ЦИТОСа. Во время проверки оперативники нашли финансовые нарушения при производстве электронных браслетов и «необоснованное завышение» их стоимости. Результаты ревизии сотрудники ФСИН решили не передавать в СК или ФСБ, а использовать в своих интересах.

Руководителю самарского филиала ЦИТОСа они пообещали предотвратить расторжение контракта, которое было неминуемо с учетом найденных нарушений, но только в том случае, если он заплатит им $2 млн.

«При этом в действительности они не имели реальной возможности повлиять на решение о расторжении или продлении договора», — отмечают в СК. Руководитель самарского ЦИТОСа на сделку согласился. 4 октября в одном столичных торговых центров он передал часть запрошенной суммы — оперативники получили 40 млн рублей. Деньги им передали Филипп Петрунин и Анатолий Суровов, которые были привлечены Тюриным в качестве посредников.

Переговоры о передаче второй половины оговоренной суммы, как следует из официального сообщения СК, уже проходили под контролем сотрудников ФСБ и УСБ ФСИН. Следующая же встреча посредников с главой ЦИТОСа закончилась задержанием: в СК утверждают, что Петрунина, Суровова и Фоменко задержали с поличным, а Тюрина, который попытался скрыться от следствия, спустя сутки.

Сейчас Тюрин, Фоменко и Суровов находятся в СИЗО, а Петрунин под домашним арестом. Руководитель самарского филиала ЦИТОСа пока находится на свободе, несмотря на негативные итоги проверки, которую устроили арестованные оперативники ФСИН. Фамилию главы ФГУПа в пресс-службе пенитенциарного ведомства указать не смогли, а в пресс-службе самарского УФСИН — отказались. «Мы знаем его фамилию, но разглашать ее нам нельзя», — заявили в управлении пенитенциарной службы. Будет ли дана правовая оценка фактам завышения стоимости браслетов руководством самарского ЦИТОСа, пока непонятно. В СК на этот счет говорить отказываются.

Самарский филиал ЦИТОСа — один из крупнейших производителей электронных браслетов, имеющих официальное название «система электронного мониторинга поднадзорных лиц».

Как говорят источники «Газеты.Ru» во ФСИН, ЦИТОС был фактическим монополистом в этой сфере, причем стал таковым при бывшем директоре пенитенциарной службы Александре Реймере. «Реймер — выходец из Самары, бывший глава областного ГУВД. В области у него остались связи, поэтому он быстро сделал самарское отделение ФГУПа основным производителем электронных браслетов, назначив туда своих людей. Выявить целенаправленное завышение цены на производство устройств и их закупку было нетрудно: конкурс браслетов, несмотря на закон о госзакупках, проходил закрыто, а ЦИТОС был единственным его участником. Цены были завышены примерно в два с половиной раза, и Реймер, который сейчас находится за границей, об этом наверняка знал», — отметил собеседник.

После увольнения Реймера, продолжает источник, новый директор ФСИН Геннадий Корниенко организовал тотальный аудит всех закупок, которые проводили при старом руководстве. В рамках аудита оперативники из центрального аппарата решили проверить основного производителя электронных браслетов — Реймер повлиять на ревизию уже не мог. «Пользуясь тем, что нет Реймера, а Корниенко объявил о тотальной ревизии, которая развязывала руки проверяющим, оперативники решили заработать. Причем глава ЦИТОСа поначалу согласился передать деньги, но в какой-то момент к истории подключились сотрудники УСБ и ФСБ. После этого картина изменилась: теперь это была не заурядная дележка сворованных денег, а операция по выявлению мошенников», — отмечает источник.

Тот факт, что часть запрошенных оперативниками $2 млн глава ФГУПа передал еще в октябре, тогда как задержания проводились в декабре, говорит о том, что первоначально «дело пытались замять», отмечает источник. Санкцию на разработку Тюрина и Фоменко сотрудники ФСБ и УСБ получили только после того, как от дел отошел первый заместитель директора ФСИН, руководитель оперативного управления ведомства и начальник арестованных оперативников Эдуард Петрухин, уверен собеседник.

Петрухин испортил отношения с руководством ФСИН и Минюста после событий в копейской колонии № 6, где в конце ноября заключенные устроили акцию протеста. На выездном заседаний президентского совета по правам человека Петрухин публично объявил, что реформа ФСИН провалилась. Спустя несколько дней руководство ведомства в официальном сообщении на сайте ФСИН открестилось от смелых заявлений Петрухина. К этому времени он уже вернулся в Москву из Копейска. В столице, рассказывали источники «Газеты.Ru», у офицера ФСИН состоялся «серьезный разговор» с министром юстиции Александром Коноваловым. Петрухину предложили уйти в отставку по собственному желанию.

«И, хотя Петрухин уходить отказался и вышел на больничный, понятно, что во ФСИН ему уже не быть, вопрос решен. Естественно, его подчиненные стали уязвимы, и уголовные дела в этой ситуации логичны», — говорит собеседник «Газеты.Ru».

Впрочем, следователи могли быть и посмелее, выбирая квалификацию для преступления, в котором подозреваются оперативники ФСИН, считает руководитель правозащитного проекта Gulagu.net Владимир Осечкин.

«Мне кажется неправильным, что оперативников хотят судить за мошенничество: по этой статье при грамотной защите может быть вынесен условный срок. В данном случае следовало бы вменять ч. 4. ст. 290 УК РФ, то есть получение и вымогательство взятки в особо крупном размере. Эта статья куда строже с точки зрения возможного наказания, и по ней гарантированы серьезные сроки и тюрьма. Статья предполагает штраф, который в 70 или 90 раз превышает сумму взятки, или лишение свободы от 7 до 12 лет с шестидесятикратным штрафом», — указывает Осечкин. Он приходит к выводу, что сотрудников ФСИН «жалеют» и пытаются «тянуть либо на условку, либо на несерьезный срок».

В СК «Газете.Ru» не смогли сказать, почему решили преследовать оперативников ФСИН именно по статье «мошенничество».