Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

Возбуждено уголовное дело по факту массовых беспорядков у копейской колонии № 6 в конце ноября
Возбуждено уголовное дело по факту массовых беспорядков у копейской колонии № 6 в конце ноября
STR/AFP/Getty Images

Копейск пополнился массовыми беспорядками

В отношении родственников заключенных копейской ИК-6 возбудили уголовное дело

Вячеслав Козлов

Уральское управление Следственного комитета возбудило уголовное дело о массовых беспорядках у стен колонии № 6 в Копейске при открытом разбирательстве о насилии по отношению к бойцу ОМОНа. Пока в деле нет обвиняемых, но следователи активно допрашивают правозащитников Челябинской области. Действия следователей противоречат позиции президентского совета по правам человека — в докладе по итогам поездки в Копейск общественники констатировали, что били людей именно полицейские.

Собрания граждан, которые заканчиваются столкновениями с правоохранительными органами, российские следователи все чаще расценивают как массовые беспорядки. Очередное дело по соответствующей ст. 212 УК РФ возбуждено по факту стычки родственников заключенных колонии № 6 в Копейске с бойцами ОМОНа. Сотрудники спецподразделения во время акции протеста зэков 24 ноября 2012 года охраняли исправительное учреждение. В какой-то момент омоновцы решили разогнать столпившихся у дверей ИК родственников зэков. Их было несколько десятков человек – практически все они собрались у стен колонии, чтобы лично наблюдать за протестом заключенных, которые в этот момент находились на вышках и крышах зданий ИК.

О возбуждении уголовного дела в понедельник заявили в Следственном комитете. Как сообщается на официальном сайте ведомства, дело завели сотрудники Следственного управления (СУ) Следственного комитета (СК) по Уральскому федеральному округу (УФО). Начиная разбирательство, там основывались на оперативных материалах управления ФСБ по Челябинской области.

Как отмечают в СУ СК, в ночь с 24 на 25 ноября «неустановленные лица», в том числе организаторы беспорядков, «предварительно вооружившись металлическими трубами, палками, камнями и другими подручными предметами», оказали вооруженное сопротивление сотрудникам ОМОНа, причинив им телесные повреждения различной степени тяжести.

Это дело не единственное, которое касается насилия по отношению к полицейским у копейской ИК-6. В СУ СК подчеркивают, что уже вовсю идет разбирательство по факту нанесения побоев некоему бойцу ОМОНа – действия неустановленных лиц в этом случае были квалифицированы по ч. 1 ст. 318 УК РФ (применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, по отношению к представителю власти). Эти дела, пояснили в СУ СК, в скором времени будут объединены в одно производство.

Помимо разбирательства о массовых беспорядках и насилии в отношении бойца ОМОНа СУ СК по УФО расследует дело о вымогательствах у заключенных, которые стали одним из основных поводов для акции протеста. По этому делу проходит отстраненный начальник колонии Денис Механов – он пока единственный обвиняемый, несмотря на многочисленные жалобы зэков и на его заместителей, и находится под подпиской о невыезде.

«Газета.Ru» уже писала, что в последнее время, судя по свидетельствам областных правозащитников, следователи практически забросили дело о вымогательстве. После того как материалы перешли в окружное следственное управление, основные силы были брошены на поиск оснований для начала разбирательства в отношении родственников заключенных, утверждала «Газете.Ru» правозащитник Оксана Труфанова. В минувший четверг Труфанову неожиданно вызвали на допрос в Следственное управление (СУ) Следственного комитета (СК) по Челябинской области.

«Я думала, что меня вызовут по делу о вымогательствах и пытках заключенных в ИК-6, но оказалось, что со мной хотят поговорить по другому делу — о применении насилия к представителям власти, которое возбудили после событий у ИК-6», — заявила Труфанова. По ее словам, на допросе ей сообщили, что она вызвана в качестве свидетеля. При этом следователь, рассказывала правозащитница, поначалу заверял, что представляет СУ СК по УФО, но вскоре выяснилось, что он не из Екатеринбурга, где находится штаб-квартира окружного управления, а из Челябинска.

«Он спрашивал, сколько времени я пользовалась мобильным телефоном, почему поменяла номер мобильного, с кем держу связь, откуда я знаю родственников конкретных заключенных, когда с ними познакомилась, и, наконец, что я делала на правозащитном семинаре, который проходил незадолго до событий в ИК-6. В принципе, он не скрывает своего мнения: по его словам, все подстроено», — отмечала Труфанова.

Пока непонятно, какой оперативной информацией обладает областное управление ФСБ, но, судя по версии президентского совета по правам человека, который в конце января предоставил «Газете.Ru» свой доклад по итогам поездки в Копейск, насилие было со стороны бойцов ОМОНа.

Причиной разгона, как говорится в документе СПЧ, стали действия родственников: кто-то бросил несколько мобильных телефонов на территорию колонии, и в оперативном штабе «приняли решение» освободить 50-метровую зону около забора ИК-6, которая считается режимной. Но омоновцы, дали понять правозащитники, с разгоном перестарались. «При выполнении этой задачи бойцы ОМОНа не избирательно применяли физическую силу и спецсредства без предусмотренного законом предварительного предупреждения граждан (п. 1 ст. 19 Федерального закона от 07.02.2011 № 3-ФЗ «О полиции»)», — отмечалось в докладе.

На видео, которое снимали близкие зэков, заметно, что конфликт начался с перебранки родственников с ОМОНом — собравшиеся требуют пропустить кого-нибудь из них на территорию лагеря, чтобы узнать, что случилось с их близкими. То и дело возникают перепалки, слышен собачий лай. Родственники зэков оказываются близ выстроившихся в ряд омоновцев. Слышны звуки ударов и крики о помощи — полицейские кого-то бьют. Бойцы спецназа смыкают щиты, и в ОМОН летят пластиковые бутылки и банки. Рядом идет драка. «Не трогайте меня», — кричит оператор. За кадром женские рыдания: «Мне омоновец просто в...бал».

По словам водителя Алексея Денисова, который оказался в ночь с 24 на 25 ноября у колонии, около ИК-6 его избивали сразу несколько сотрудников полиции.

«Меня били человек пять-шесть. Били дубинками, ногами, руками», — заявил «Газете.Ru» Денисов.

Он утверждает, что оказался у колонии случайно – ему нужно было проехать по перекрытой полицейскими улице у ИК-6. «Но мне перегородили дорогу. Я спросил, в чем дело, мне сказали, что, мол, иди, разговаривай с начальством, пусть там решат, пропускать меня или нет. Когда я пошел в сторону колонии, я увидел, как несколько полицейских избивают молодого парня. Я сделал замечание, и они переключились на меня – начали бить без предупреждения», — рассказал Денисов. Таких, как он, по словам Денисова, у колонии было много – и всех, говорит он, били без разбора. После избиения Денисова отвезли в полицейский участок, где он провел меньше часа. Потом его отправили в травмпункт, где ему поставили диагноз — сотрясение мозга.