Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

Из ОНК по Башкирии исключена правозащитник Альмира Жукова
Из ОНК по Башкирии исключена правозащитник Альмира Жукова
кадр из видеоролика, размещенного на YouTube пользователем Тагир Минибаев

Тюрьму освободили от правозащитницы

Из башкирской наблюдательной комиссии за колониями исключена одна из ведущих правозащитников, жалуются общественники

Вячеслав Козлов

Из ОНК по Башкирии исключена правозащитница Альмира Жукова, которая первой сообщила о смерти заключенного Сергея Лазько от побоев в республиканской ИК-4. По словам Жуковой, ее исключили по надуманному поводу: якобы за то, что она разместила жалобу на председателя комиссии на правозащитном сайте Gulagu.net. В Общественной палате говорят, что Жукова могла найти компромисс с руководством комиссии, но не захотела.

Правозащитников в региональных Общественных наблюдательных комиссиях (ОНК), чья позиция идет вразрез c лояльными к ФСИН контролерам, лишают полномочий и статуса. Как рассказала «Газете.Ru» правозащитница из Башкирии Альмира Жукова, ее исключили из комиссии в декабре 2012 года. Причина – нарушение кодекса этики общественника.

«В начале декабря председатель ОНК по Башкирии Альфир Бикбулатов собрал близких себе членов ОНК: большинством голосов меня исключили из комиссии, потому что я опубликовала на сайте Gulagu.net материал о недобросовестных действиях председателя во время посещения республики уполномоченного по правам человека Владимира Лукина», — рассказала Жукова. Визит Лукина, который приехал в Башкирию в конце ноября, был связан в том числе и со скандалами вокруг республиканской колонии № 4 в Салавате. В начале июля 2012 года там были жестоко избиты несколько заключенных, и Жукова в те дни была основным источником информации для федеральной прессы.

Она рассказывала, что сотрудники колонии били заключенных дважды. Особенно досталось, по ее словам, осужденному Сергею Лазько, который не выдержал полученных травм и скончался. Впервые общественники прибыли в колонию 9 июля, отреагировав на заявления заключенных Ансокова, Гамзана Сулейманова, Андрея Махлакова и Тариэла Цуцкаридзе: они жаловались на неудовлетворительное питание, медобслуживание и побои.

20 июля правозащитникам пришлось выезжать в ИК-4 из-за сообщений родственников заключенных, которые рассказали об избиениях в штрафных изоляторах (ШИЗО) авторов жалоб. О местонахождении Лазько зэки к повторному визиту общественников не знали. «В первый раз мы обходили камеры ШИЗО, но Лазько там не было, видимо, его прятали от нас», — поясняет Жукова.

После визита Лукина во всех башкирских колониях начались проверки, была организована встреча с республиканской ОНК, но Жуковой на ней не оказалось. И как она заверяет, не по ее воле.

«Хотя я очень плотно общалась с Лукиным до этого, председатель ОНК и близкие к нему контролеры не посчитали нужным сообщить нам о запланированной встрече членов комиссии с уполномоченным.

Мне потом рассказывали, что на встрече Лукин спросил у Бикбулатова, где Альмира Рашитовна, и председатель, не постеснявшись, сказал, что я в командировке, поэтому приехать не смогла. Уже после встречи мои коллеги спрашивали Бикбулатова, почему он так сделал, и у него в ответ даже слов не нашлось: он просто улыбался», — рассказала контролер.

Именно эти события и описала Жукова в своей записи на Gulagu.net, которая, как она уверена, послужила поводом ее исключить. «В протоколе о моем исключении говорилось, что я распространила информацию до окончания официальной проверки. Какой проверки – непонятно», — отмечает она.

Альфир Бикбулатов объяснить суть разногласий с Жуковой не смог – весь четверг его мобильный телефон был недоступен. Впрочем, как отмечает Жукова, в ее исключении из ОНК «замешана и Общественная палата России». Дело в том, что Управление ФСИН по Башкирии в конце сентября направило в ОП жалобу на Жукову по итогам ее посещения ИК-2, которая, как и ИК-4, находится в Салавате.

В жалобе утверждается, что Жукова распространяет недостоверную информацию, порочащую уголовно-исполнительную систему. К примеру, после входа в жилую зону ИК-2 на вопрос, какие объекты учреждения члены ОНК намерены посетить, Жукова якобы заявила: «Вы же прекрасно знаете мой круиз по учреждению, я посещаю только те объекты, где осужденные могут пожаловаться на администрацию учреждения, — ШИЗО, ПКТ».

«Но ведь действительно самые проблемные заключенные находятся в ШИЗО и ПКТ. Что в этом порочащего? — говорит правозащитник. – В Общественной палате доводы УФСИН посчитали приемлемыми и дали добро на мое исключение».

Теперь Жукова собирается судиться с председателем республиканской ОНК и добиться своего восстановления.

«Я убеждена, что эта месть за историю с ИК-4 и за другие мои жалобы на некоторых членов комиссии», — говорит она.

Куратор института ОНК в ОП Мария Каннабих говорит, что палата к исключению Жуковой не имеет отношения. «Я бы, может, и с радостьювлияла на решения региональных комиссий, но, к сожалению, не имею такой возможности. Решение об исключении Жуковой принимал совет республиканской ОНК, который предоставил протокол своего заседания в Общественную палату. Совет указывал, что со стороны Жуковой был нарушен кодекс этики, а в остальном я не могу сейчас сказать, в чем там конкретно было дело», — заявила «Газете.Ru» Каннабих.

Что же касается встречи Жуковой с Лукиным, то, по словам Каннабих, общественник нашла способ увидеться с уполномоченным – как во время визита омбудсмена в Башкирию, так и впоследствии. «Мне кажется, у нее были возможности найти компромисс с председателем комиссии и ее членами, но вышло так, как вышло. А по поводу жалобы на Gulagu.net, которая якобы послужила причиной исключения, — так это можно куда угодно жаловаться, все же взрослые люди, и говорить, что это веский аргумент для исключения из ОНК, не приходится», — пояснила Каннабих.

Руководитель Gulagu.net Владимир Осечкин тем не менее уверен, что Жукова пострадала из-за своей активности. «Те, кто критикует и привлекает внимание к нарушениям, естественно, не нужны. Это случай Жуковой, которая в июле вела себя активнее всех тех, кто ее исключал из комиссии. Даже если теоретизировать и представить, что Жукова действительно нарушила кодекс этики, наверняка это нарушение не может быть сопоставимо с той пользой, которую она приносила, контролируя колонии и СИЗО», — заявил «Газете.Ru» Осечкин.