Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Криминал

Константина Фетисова жестоким избили битой 4 ноября 2010 года
Константина Фетисова жестоким избили битой 4 ноября 2010 года
Виталий Рагулин

«Нерадостные новости» с присяжными

Фигурант дела о нападении на эколога Константина Фетисова освобожден от уголовной ответственности

Александра Кошкина

Мособлсуд не смог приступить к рассмотрению дела о нападении на эколога и политического активиста Константина Фетисова в ноябре 2010 года в городе Химки. В суд не пришли трое присяжных заседателей, еще двое попросили освободить их от участия в процессе. В итоге в жюри осталось менее дюжины человек: суд отложил процесс на месяц, чтобы добрать необходимое количество присяжных. Также суд освободил одного из подсудимых от уголовного преследования в связи с истечением срока давности.

В четверг Мособлсуд не смог приступить к рассмотрению уголовного дела по факту нападения на Константина Фетисова в городе Химки. Активиста, который неоднократно критиковал и обвинял в коррупции химкинские власти и добивался закрытия крупной городской свалки, жестоко избили битой 4 ноября 2010 года.

Процесс с участием присяжных заседателей должен был начаться еще 19 февраля, но из-за неявки нескольких членов жюри суд его отложил. В четверг заседание снова задержалось на час. Около полудня участников процесса, немногочисленных журналистов и родственников подсудимых пригласили в зал. Перед судом готовились предстать четверо обвиняемых: бывший начальник отдела муниципальной собственности и приватизации комитета по управлению имуществом при администрации Химок Андрей Чернышев, а также Вячеслав Ковалев, Максим Кривенцов и Вазген Цатурян. Последний находился под подпиской о невыезде, в суд явился самостоятельно и сел рядом с адвокатами. Остальные перемигивались с родственниками из «аквариума».

Наконец в зал вошел председательствующий судья и сообщил, что у него «нерадостные новости с присяжными».

Он сообщил, что в суд «по работе и болезни» не явились три члена жюри, и, таким образом, в коллегии осталось 13 человек (12 основных и один запасной). Кроме того, двое из пришедших написали заявления с просьбой освободить их от участия: одной необходимо уехать в Ставропольский край для ухода за отцом, а у другой сына привлекли к уголовной ответственности. На этом судья спросил у участников процесса, стоит ли освободить пятерых присяжных, учитывая, что суд еще даже не приступил к изучению материалов дела. Никто не возражал. «Ну раз мы не приступали еще, кто же знал», — сказал Кривенцов. Судья постановил исключить присяжных. «Вы свободны, можете уходить», — крикнула секретарь, заглянув в совещательную комнату.

После этого адвокат Цатуряна сообщил, что у него есть ходатайство. Юрист попросил суд прекратить дело в отношении его подзащитного в связи с тем, что 15 февраля истек срок давности уголовного преследования.

Судья снова спросил мнение участников процесса, и на этот раз все показали единодушие. «Единственное, мы будем ходатайствовать о вызове Цатуряна в суд для допроса», — отметила гособвинитель. Судья объяснил подсудимому, что истечение срока давности уголовного преследования не является реабилитирующим основанием и что потерпевший сможет предъявить ему иск о возмещении ущерба. «Я понимаю и поддерживаю ходатайство адвоката», — согласился Цатурян.

Судья удалился в свой кабинет и, вернувшись через 20 минут, освободил подсудимого от уголовной ответственности.

Он отметил, что Цатурян обвиняется в нанесении побоев (ч. 1 ст. 116 УК), эта статья не является тяжкой, и максимальный срок преследования составляет 2 года. С учетом того времени, которое подсудимый пробыл в розыске, предельный срок истек 15 февраля. Наибольшее наказание, которое грозило Цатуряну, — три месяца ареста. По этому же основанию ранее было прекращено уголовное преследование другого фигуранта — Дениса Растокина.

В конце заседания судья объявил перерыв до 27 марта — в этот день оставшиеся участники процесса соберутся вновь, чтобы выбрать не менее 30 кандидатов в члены жюри. При этом уже отобранные присяжные также будут принимать участие в отборе.

В деле о нападении на эколога Фетисова имеются два эпизода. Основной связан с жестоким избиением битой 4 ноября 2010 года, после которого эколог остался инвалидом. Второй эпизод произошел незадолго до этого — 18 сентября. Тогда нападавшие избили его резиновой дубинкой, но серьезных травм не нанесли. По версии следствия, неустановленный заказчик преступления сначала хотел припугнуть Фетисова, а затем, когда тот «не понял», распорядился его убить.

По версии следствия, этот заказ получил сотрудник химкинской администрации Андрей Чернышев.

Устроить нападение чиновник предложил своему знакомому Андрею Каширину, хотя и не объяснил, зачем ему это нужно, считают следователи. В качестве исполнителей преступления в сентябре 2010 года Каширин нанял Дениса Растокина и Вазгена Цатуряна. А в ноябре активиста по его просьбе избили Максим Кривенцов и Евгений Морозов. Последние попытались скрыться в Белоруссии, помогал им в этом еще один обвиняемый — Вячеслав Ковалев.

Когда преступление было раскрыто, Чернышева обвинили в организации побоев (ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 116 УК) и покушения на убийство (ч. 3 ст. 33, ч. 3 ст. 30, пп. «б», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК). Каширину следователи вменили ч. 4 и 5 ст. 33, ч. 1 ст. 116 УК РФ (побои) и ч. 4 и 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, «б», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК (покушение на убийство группой лиц и по найму лица, выполнявшего общественный долг). Ковалеву и Кривенцову были предъявлены обвинения по ст. 33, ч. 3 ст. 30, п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК (покушение на убийство группой лиц и по найму лица). Морозов был признан невменяемым: как выяснилось, он болен шизофренией, и его дело было выделено в отдельное производство. Андрей Каширин признал свою вину, его дело слушалось отдельно, в особом порядке. Мособлсуд приговорил его к 4 годам лишения свободы и 2 годам ограничения свободы.

Судья удалился в свой кабинет и, вернувшись через 20 минут, освободил подсудимого от уголовной ответственности.

Он отметил, что Цатурян обвиняется в нанесении побоев (ч. 1 ст. 116 УК), эта статья не является тяжкой, и максимальный срок преследования составляет два года. С учетом того времени, которое подсудимый пробыл в розыске, предельный срок истек 15 февраля. Наибольшее наказание, которое грозило Цатуряну — три месяца ареста. По этому же основанию ранее было прекращено уголовное преследование другого фигуранта — Дениса Растокина.

В конце заседания судья объявил перерыв до 27 марта — в этот день оставшиеся участники процесса соберутся вновь, чтобы выбрать не менее 30 кандидатов в члены жюри. При этом уже отобранные присяжные также будут принимать участие в отборе.

В деле о нападении на эколога Фетисова имеются два эпизода. Основной связан с жестоким избиением битой 4 ноября 2010 года, после которого эколог остался инвалидом. Второй эпизод произошел незадолго до этого — 18 сентября. Тогда нападавшие избили его резиновой дубинкой, но серьезных травм не нанесли. По версии следствия, неустановленный заказчик преступления сначала хотел припугнуть Фетисова, а затем, когда тот «не понял», распорядился его убить.

По версии следствия, этот заказ получил сотрудник химкинской администрации Андрей Чернышев.

Устроить нападение чиновник предложил своему знакомому Андрею Каширину, хотя и не объяснил, зачем ему это нужно, считают следователи. В качестве исполнителей преступления в сентябре 2010 года Каширин нанял Дениса Растокина и Вазгена Цатуряна. А в ноябре активиста по его просьбе избили Максим Кривенцов и Евгений Морозов. Последние попытались скрыться в Белоруссии, помогал им в этом еще один обвиняемый — Вячеслав Ковалев.

Когда преступление было раскрыто, Чернышева обвинили в организации побоев (ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 116 УК) и покушения на убийство (ч. 3 ст. 33, ч. 3 ст. 30, пп. «б», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК). Каширину следователи вменили ч. 4 и 5 ст. 33, ч. 1 ст. 116 УК РФ (побои) и ч. 4 и 5 ст. 33. ч. 3 ст. 30, «б», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК (покушение на убийство группой лиц и по найму лица, выполнявшего общественный долг). Ковалеву и Кривенцову были предъявлены обвинения по ст. 33, ч. 3 ст. 30, п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК (покушение на убийство группой лиц и по найму лица). Морозов был признан невменяемым: как выяснилось, он болен шизофренией, и его дело было выделено в отдельное производство. Андрей Каширин признал свою вину, его дело слушалось отдельно, в особом порядке. Мособлсуд приговорил его к четырем годам лишения свободы и двум годам ограничения свободы.