Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Криминал

Михаил Аншаков, обвиняемый в клевете на фонд храма Христа Спасителя
Михаил Аншаков, обвиняемый в клевете на фонд храма Христа Спасителя
Станислав Красильников/ИТАР-ТАСС

Клевета вернулась в суд

Мировой суд начал рассматривать дело о клевете в отношении главы ОЗПП Михаила Аншакова

Александра Кошкина

Мировой суд начал слушания по существу первого уголовного дела о клевете после возвращения этой статьи в Уголовный кодекс. Инициатором возбуждения дела стал исполнительный директор фонда храма Христа Спасителя Василий Поддевалин, который обиделся на слова главы ОЗПП Михаила Аншакова в интервью «Новой газете» о том, что Поддевалин якобы сидит «на денежных потоках, которые выделялись на строительство». Аншаков свою вину не признал.

В пятницу судья мирового судебного участка № 417 в Москве приступила к рассмотрению уголовного дела по существу в отношении председателя Общества защиты прав потребителей (ОЗПП) Михаила Аншакова, обвиняемого в клевете (ч. 2 ст. 128.1 УК). Небольшой зал суда оказался забит журналистами, которые в ходе процесса продолжали прибывать, вызывая раздражение судьи.

Процесс традиционно начался с выяснения личности подсудимого, который неожиданно признался, что в 2003 году уже привлекался к уголовной ответственности, его дело рассматривал Тушинский суд. Правда, статью он не уточнил. Далее судья сообщила, что потерпевшим по делу признан исполнительный директор Фонда храма Христа Спасителя (ХХС) Василий Поддевалин как частное лицо. Сам потерпевший в суд не пришел, его интересы представляли два адвоката — Игорь Шабанов и Марина Пронина. Аншаков начал с заявления, что Шабанов должен выступить в суде в качестве свидетеля, а не представителя потерпевшего.

Он отметил, что есть договор Шабанова об аренде помещения на территории ХХС.

Шабанов возразил, что никогда не заключал договора с ХХС, такой договор заключался с адвокатской коллегией, которую он возглавляет. «Я не считаю, что эти обстоятельства являются предметом исследования по этому делу. Коллегия адвокатов никогда не занимается коммерческой деятельностью», — сказал он. Прокурор Валерий Геворкян его поддержал. Судья также с ним согласилась, отметив, что Шабанов представляет интересы потерпевшего и ознакомился с материалами уголовного дела.

Далее адвокат подсудимого Роза Баршина попросила суд отложить заседание, обязав потерпевшего явиться. Прокурор был против. Шабанов пояснил, что Поддевалин находится в командировке, потому и не смог приехать, но обещает в следующий раз обязательно явиться. Судья сочла ходатайство адвоката преждевременным и отклонила, после чего Геворкян смог приступить к оглашению обвинительного заключения.

Прокурор отметил, что Аншаков, «имея прямой умысел на распространения ложных сведений», порочащих честь и достоинство Поддевалина, 19 сентября 2012 года дал интервью корреспонденту Елене Масюк.

Через два дня оно вышло на сайте «Новой газеты» под названием «Изделие освящено. Обмену и возврату не подлежит». В частности, Поддевалина оскорбили фразы «он сидит еще с момента строительства» и «он сидел на денежных потоках, которые выделялись на строительство». По словам прокурора, лингвистическая экспертиза подтвердила, что данные слова высказаны в форме утверждения и содержит сведения, порочащие Поддевалина.

— Вы признаете свою вину? — спросила судья Аншакова.

— Нет, конечно, ваша честь, — ответил он.

— Хотите более развернуто высказать свою позицию?

— Да. Обвинение незаконно и необоснованно, состоит из фальсификаций. В том числе в экспертизе не содержится сведений о том, что я говорил эти слова как о факте.

Далее в зал пригласили свидетеля — первого заместителя потерпевшего Сергея Семененко. Он рассказал, что в сентябре прошлого года обнаружил интервью Аншакова, познакомился с ним и, так как посчитал, что в нем «содержались недостоверные и клеветнические сведения о начальнике», сообщил об этом Поддевалину. «По нашему мнению, он в определенное время начал клеветническую кампанию в отношении фонда, — отметил свидетель. — Он заявил, что Поддевалин сидит в храме со строительства ХХС и контролирует финансовые потоки».

Семененко заметил, что храм был построен в 2000 году, а Поддевалин возглавил фонд только в ноябре 2004 года, потому не мог контролировать финансовые потоки строительства. «Я думаю, это пиар», — сказал свидетель.

По его словам, ни Аншаков, ни его общество не обращались в фонд с письменными запросами.

— На чем основано, что Аншаков клевещет сознательно? — спросила Баршина.

— Факт публикации в газете. Я вижу, что он говорит, сознательно искажая факты, — ответил он.

Отвечая на вопросы, Семененко подтвердил, что Фонд ХХС и сам храм располагаются по одному адресу — Волхонка,15. У фонда имеются 17 официальных договоров с арендаторами на их территории, а не семь, как утверждается в статье. По его словам, арендаторы «занимаются деятельностью, непосредственно связанной с деятельностью фонда». Он отметил, что на территории ХХС действительно есть стоянка на 308 машиномест и предприятия, которые ее обслуживают. По его словам, места сдаются в аренду еще на основании поручения бывшего мэра Юрия Лужкова, в котором предписано сдавать в аренду подземный гараж и использовать вырученные средства в пользу комплекса. На этом Аншаков отметил, что есть другое постановление, которое предписывает направлять доход «на цели, связанные с уставной деятельностью». О нем свидетель ничего не слышал. «Мне кажется, вы вольно трактует постановление. Фонд может вести любую деятельностью с целью финансирования храма», — сказал он. По его словам, у фонда нет арендаторов, которые работали бы без заключения договоров. Единственная компания, которая учреждена фондом, — та, что торгует сувенирами.

— То есть справочники, где указано большее количество арендаторов, не являются достоверными? — спросил Аншаков.

— Снимаю вопрос, как не имеющий отношение к делу, — сказала судья.

— Объявляются ли тендеры, как формируется цена и выбор арендаторов?

— Снимаю вопрос.

— Вам известны учредители автомойки «Мытный двор» Михаил и Елена Поддевалины?

— Нет.

— Вы знакомы с детьми Поддевалина Михаилом и Еленой?

— Да.

— Кто является учредителем автомойки?

— Мне неизвестно. Мы общаемся с гендиректором — Геннадием Митюшкиным.

На этом допрос окончился, следующий свидетель — начальник управления содержания зданий и помещений Иван Гущазли — начал выступление с фразы «все равны перед господом и законом», отвечая на вопрос о знакомстве с Аншаковым.

— Поддевалин вам знаком? — спросил его прокурор.

— Так точно. Это мой непосредственный начальник.

— Что вам известно по существу дела?

— Товарищ прокурор, честно говорю, что я не вникаю в эти дела. В мои обязанности входит эксплуатация всех систем, связанных с жизнеобеспечения ХХС, косметический, капитальный ремонт. Мы организация, которая делает в основном косметику.

— Есть помещения, которые сдаются в аренду?

— Некоторые, по всей видимости, в аренде, я в договора не лезу.

— Вы представляете, зачем вас пригласили сюда?

— Наверно соображаю, чо?

Далее он рассказал, что работает почти два года и «в историю не вникал». «Мне дают команду — я делаю ремонт, не дают команду — я не лезу, куда меня не просят», — говорил он. Защитникам удалось добиться от него подтверждения, что на территории фонда действительно занимаются торговой деятельностью. Так, по его словам, есть «Горячий хлеб», который относится к коммерческому управлению фонда. Помещения, которые относятся к патриархии, сказал он, торгуют церковной утварью. Признал он, что также есть книжная и иконная лавки. На этом допрос окончился. «Есть команда — я ремонтирую, нет команды…» — развел руками на прощание свидетель.

После него в зал вошел староста храма Алексей Шаханов. Он отметил, что относится к подворью храма и в дела Фонда ХХС старается не лезть. Согласно договору, подворье не платит аренду, лишь коммунальные услуги. А услугами химчистки, расположенной на территории фонда, подворье пользуется так же, как и все — за деньги. При этом им принадлежат лишь помещения, в которых располагается подворье и принадлежащая ему утварь, а также покои патриарха. Те помещения, «где можно Богу помолиться», относятся к Фонду ХХС. Шаханов работает в храме с начала его строительства. По его словам, Фонд ХХС изначально назывался фондом по воссозданию храма, в котором не было коммерческого управления.

До Поддевалина им руководил Игорь Птичников, при котором уже начали появляться коммерческие предприятия на территории фонда.

— По работе с Поддевалиным вы не общаетесь? — спросила Баршина.

— Нет, не мой уровень, — ответил он, добавив, что все вопросы решает с его замом Семененко.

На этом заседание окончилось, и судья попросила адвоката Шабанова донести до потерпевшего повестку. Однако юрист отказался этого делать. «Местожительство его знаете?» — «Нет». На этом судья решила направить ему повестку по почте по адресу, указанному в материалах дела. Следующее заседание назначено на 10 апреля.