Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Криминал

Таганский суд Москвы продлил арест солисту балетной труппы Большого театра Павлу Дмитриченко
Таганский суд Москвы продлил арест солисту балетной труппы Большого театра Павлу Дмитриченко
Антон Денисов/РИА «Новости»

«Мы тебя любим, Паша!»

Таганский суд продлил срок содержания под стражей солиста Большого театра Павла Дмитриченко

Александра Кошкина

Таганский суд продлил арест Павлу Дмитриченко, предполагаемому организатору нападения на руководителя балета Большого театра Сергея Филина. Его адвокат предоставила суду документы, свидетельствующие о том, что коллектив театра полностью поддерживает ведущего солиста. В общей сложности за него поручились 30 человек, в основном артисты театра.

Во вторник Таганский райсуд Москвы продлил меру пресечения фигурантам дела о нападении на руководителя балета Большого театра Сергея Филина: 17 января этого года ему в лицо плеснули серной кислотой. Около 11.00 возле здания суда собралась большая толпа журналистов. Операторы снимали каждый подъезжавший к зданию суда автозак в ожидании доставки обвиняемых из следственного изолятора. Однако к этому времени в суде не было ни подследственных, ни следователя. Судебные приставы никого не пропускали внутрь — ни операторов, ни пишущих журналистов, ни обычных посетителей, ссылаясь на приказ председателя суда. За людьми, пришедшими на другие процессы, спускались секретари.

Около 13.00 пишущие журналисты начали пробиваться в суд. После долгого спора с приставами их наконец впустили. Зал дежурной судьи Натальи Коноваловой к этому времени уже оказался заполнен сотрудниками театра, пришедшими поддержать ведущего солиста Павла Дмитриченко, которого следствие считает организатором нападения на Филина. Для прессы в зал внесли две дополнительные лавочки. Те, кому места так и не хватило, остались стоять.

Когда Дмитриченко ввели в зал, он приветствовал знакомых. Артист улыбался: выглядел он гораздо лучше, чем во время первого ареста 7 марта. Процесс начался с ходатайств его адвоката Виолетты Волковой, которая попросила приобщить ряд документов. По ее словам, на иждивении артиста находится мать-инвалид. Также ей удалось собрать положительные характеристики с мест проживания и работы Дмитриченко. Так, администрация Ступинского муниципального района прислала бумагу о том, что в 2009 году муниципальные власти благодарили артиста «за организацию культурной жизни Ступино». Положительно о ведущем солисте театра отзывался и его педагог Юрий Васюченко. Справка из Большого театра подтверждала, что в феврале Дмитриченко выезжал за границу в командировку: этим защита пыталась доказать, что пределы России он покидал лишь по долу службы и бежать от следствия не намерен.

Характеристику «членов трудового коллектива» Большого театра подписали 155 его сотрудников.

Также Волкова предоставила документ, который подтверждал, что члены профсоюзного комитета Большого театра выбрали Дмитриченко своим председателем. Адвокат отметила, что до него этот пост занимал потерпевший Филин, и выбрали Дмитриченко уже после ареста.

Затем Волкова передала судье увесистую стопку личных поручительств за артиста, которые написали 30 человек — в основном сотрудники театра.

Среди них было поручительство самой Волковой. Судья приобщила все документы к делу.

Далее следователь Дмитрий Алтынов попросил продлить срок содержания под стражей Дмитриченко на два месяца. Он напомнил, что артисту предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 111 УК (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью), по которой ему грозит до 12 лет лишения свободы. По его словам, следствию еще необходимо допросить ряд свидетелей и получить заключения двух экспертиз (как сообщила ранее пресс-служба ГУ МВД по Москве, ожидаются медицинские документы из Германии для проведения судебно-медицинской экспертизы). По мнению следователя, Дмитриченко может скрыться от следствия, оказать давление на свидетелей, с которыми «в основном знаком», «использовать свою публичность» и «применить гражданские связи». «Обвиняемый имеет большое значение для общества, может скрыться», — поддержала его прокурор.

«Если я для общества важен, то зачем мне скрываться?» — недоумевал Дмитриченко. Он отметил, что не хочет подводить людей, поручившихся за него, и намерен «доказать свою правоту». Адвокат Волкова назвала обвинение «формальным». По ее словам, артист имеет постоянную регистрацию и работу в Москве. От заключения страдают «профессиональные качества танцора», отметила она. «Поддерживать профессиональные качества в условиях следственного изолятора невозможно», — заявила Волкова. Также защитника возмутили слова следователя о гражданских связях. «Что это значит? У меня тоже есть гражданские связи, у меня есть и криминальные связи, так как я веду уголовные дела, но это не значит, что я намерена их использовать», — улыбнулась адвокат. Она отметила, что Дмитриченко ранее не привлекался к уголовной ответственности, не был замечен в преступной деятельности, а в материалах дела нет даже оперативно-разыскных данных о том, что он может скрыться, хотя до задержания оперативники вели за ним наблюдение.

Волкова поставила под сомнение и степень тяжести вреда здоровью потерпевшему Филину.

«Данных о том, что повреждения тяжкие, нет», — заявила она. По ее словам, зафиксированы ожоги лишь 4% тела, а потому дело нужно переквалифицировать на ст. 112 УК (умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью). На этом она попросила избрать любую иную меру пресечения — подписку о невыезде, под личные поручительства, домашний арест или залог. Сумму залога она предложила судье выбрать самой, при этом подкрепила свои слова заявлением родственников артиста, которые выразили готовность внести 500 тысяч рублей.

Сам Дмитриченко отметил, что теперь является председателем профсоюзного комитета. «На меня возложена большая ответственность, я ею очень дорожу», — произнес он. На этом судья удалилась в совещательную комнату. «Спасибо всем, кто пришел, поручился — улыбался знакомым Дмитриченко, когда конвой его уводил из зала. — Ближе к суду будет много сказано, просто пока я молчу». «Там полтеатра внизу, просто не пускают, — отвечали ему коллеги. — Мы тебя любим, Паша!»

Рядом со сторонники обвиняемого присутствовала и адвокат потерпевшего Татьяна Стукалова. По ее мнению, причиной конфликта стала зависть Дмитриченко.

Она отметила, что Филину был причинен действительно серьезный вред — он практически лишился зрения.

Стукалова обратила внимание на способ совершения преступления, который «тщательно планировался». «Кислоту еще получить надо было, ее выпаривали, — сказала она. — Мог же поступить по-другому, подойти к нему и ударить в лицо, как мужчина». По ее словам, потерпевший намерен добиваться максимально строгого наказания.

Через полчаса Дмитриченко вновь привели, и судья продлила ему арест до 18 июня. Позже суд продлил арест также предполагаемому исполнителю преступления Юрию Заруцкому и Андрею Липатову, который, как считает следствие, подвозил исполнителя до места происшествия.