Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

Дмитрий Лебедев/Коммерсантъ

Нет виновных — нет справедливости

Конституционный суд разберется, можно ли четверть века расследовать одно уголовное дело

Виктор Банев (Санкт-Петербург)

Конституционный суд просят разобраться с правилами выплаты гражданам денежных компенсаций за судебную и следственную волокиту. Сейчас получить компенсацию можно только за те дела, где имеются подозреваемые или обвиняемые. Если же дело просто пролежало в ящике стола 20 лет и по нему нет ни одного фигуранта, то потерпевшим не приходится рассчитывать ни на что.

В понедельник Конституционный суд (КС) России приступил к рассмотрению дела о праве граждан на получение денежных компенсаций за судебную волокиту. Судьям предстоит проверить на соответствие Конституции РФ Федеральный закон «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» и некоторые положения Гражданско-процессуального кодекса (ГПК).

Поводом для рассмотрения дела стала жалоба жительницы города Братска Иркутской области Агриппины Поповой. В жалобе она рассказывает 23-летнюю историю своих мытарств — сначала больничных, а потом судебных.

В 1986 году заявительнице сделали в братской больнице сложную полостную операцию на желудке, пищеводе и кишечнике, результатами которой она осталась крайне недовольна. Как утверждается в обращении гражданки Поповой, «в результате этого халатного хирургического вмешательства и проведенных медицинских манипуляций был причинен тяжкий вред моему здоровью, вследствие чего я сразу стала инвалидом II группы и полностью нетрудоспособна».

Конфликт между врачами и пациенткой сразу же перешел в крайнюю стадию. Попова пыталась добиться исправления лечебных ошибок и оказания надлежащей медпомощи, врачи решительно отказывались признавать вину хирурга. «Одна из моих попыток все-таки получить надлежащую медпомощь закончилась тем, что 26.08.1986 я была незаконно (не психически больной) врачами помещена в психоневрологический диспансер г. Братска, со всеми вытекающими из этого для меня тяжелыми последствиями», — описывает свои злоключения Агриппина Попова в жалобе. Разобраться во всех перипетиях этого противостояния сейчас уже не представляется возможным, так как точка зрения врачей неизвестна.

Не добившись ничего от медработников, Попова переключилась на прокуратуру. В течение 12 лет она планомерно обивала пороги, требуя возбуждения уголовного дела по нескольким поводам: причинение тяжкого вреда здоровью, неоказание медицинской помощи и незаконное помещение в психоневрологическую больницу. Частично добиться своего ей удалось только в апреле 1999 года — именно тогда прокуратура города Братска возбудила уголовное дело, но только по факту неоказания медицинской помощи.

Однако праздновать победу было рано: по утверждению Поповой, следствие фактически не велось.

На протяжении следующих 12 лет прокуратурой было вынесено 26 постановлений о приостановлении производства по делу и 26 — о его прекращении.

Каждый раз Попова через суд добивалась отмены этих документов и требовала продолжения расследования. Однако 27-е постановление о прекращении уголовного дела, вынесенное осенью 2010 года, отменить не удалось. Дело было закрыто, причем в нем так и не было выявлено ни одного подозреваемого.

«Общая продолжительность судопроизводства по данному уголовному делу с момента моего сообщения — заявления в прокуратуру — с 17.03.1987 (...) и до момента окончательного прекращения уголовного дела по 29 октября 2010 г. составила 23 года 7 месяцев и 12 дней», — скрупулезно подводит итог в своей жалобе Агриппина Попова.

Вполне логично, что весной 2011 года она обратилась в Иркутский областной суд, пытаясь получить денежную компенсацию за волокиту. Право граждан на подобную компенсацию предусматривает ст. 244.1 ГПК РФ и федеральный закон №68-ФЗ, который так и называется — «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок».

Но и здесь Попову ждала неудача. 6 июня судья иркутского суда постановил, что заявление не может быть принято к рассмотрению судом. По мнению судьи, компенсацию за волокиту можно получить только по тем делам, где были установлены обвиняемые или хотя бы подозреваемые.

В случае же дела Поповой ни одного человека, привлеченного хоть к какой-то ответственности, не обнаружилось.

Стоит заметить, что в законе 68-ФЗ ГПК о необходимости наличия в деле подозреваемого или обвиняемого не говорится ни слова. Там просто констатируется право граждан на получение денежной компенсации за судебную и следственную волокиту. Однако существует еще один документ — совместное постановление пленумов Верховного суда РФ и Арбитражного суда РФ от 23.12.2010 № 30/64, которое в числе прочего разъясняет правила применения этих положений закона. Вот в нем-то и устанавливается правило об обязательном наличии подозреваемого или обвиняемого. И судья иркутского суда действовал в строгом соответствии с этой трактовкой закона.

После всего этого Попова обратилась в КС, считая, что действующие законы нарушают ее конституционные права. В частности, она усмотрела противоречие с двумя статьями Конституции: 52-я (права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба) и 53-я (каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц).

Впрочем, представители органов государственной власти считают, что заявительница поспешила с обращением в КС, так как не использовала все возможности для защиты своих прав.

«С нашей точки зрения действующее законодательство в корректировке не нуждается, оно в полной мере соответствует Конституции, — прокомментировал суть дела полномочный представитель Госдумы в КС Дмитрий Вяткин. — И граждане имеют все рычаги и возможности для того, чтобы обращаться за защитой своих прав. Во-первых, компенсацию можно было бы требовать в порядке гражданского судопроизводства. Во-вторых, можно пытаться привлечь к ответственности государство в лице тех органов и должностных лиц, которые долго не принимали решение по ее заявлению. Это касается очень многих преступлений, в которых не установлены подозреваемые. Для таких случаев есть другие механизмы защиты своих прав, и они работают».

Что по поводу этих рекомендаций думает женщина, пытающаяся добиться защиты своих прав через суд в течение 23 лет, осталось неизвестным, так как сама заявительница не присутствовала на заседании. Вяткин не стал отрицать, что в целом ситуация Агриппины Поповой не может считаться нормальной. «Наверное, не очень хорошо публично критиковать коллег по цеху, — сказал он. —

Но, конечно, ситуация вопиющая. Вне всякого сомнения, в данном случае государство не должно себя так вести».

Мнение судей КС станет известно примерно через месяц — решение будет вынесено на закрытом заседании.