Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

Министр юстиции Александр Коновалов
Министр юстиции Александр Коновалов
Сергей Пятаков/РИА «Новости»

Правозащитный краудсорсинг

Глава Минюста договорился о «краудсорсинге» правозащитников из СПЧ при разработке законов

Максим Солопов

Минюст подписал соглашение о взаимодействии с cоветом по правам человека при президенте. На встрече в администрации президента министр Коновалов обсудил с правозащитниками перспективы корректировки закона об «иностранных агентах» и реформу ФСИН, предложив создать совместные рабочие группы для отшлифовки не только законов, но и ведомственных актов.

Во вторник министр юстиции Александр Коновалов подписал соглашение о взаимодействии между Минюстом и советом по правам человека при президенте. В соглашении декларируется совместная работа членов и экспертов совета над законопроектами и ведомственными нормативными документами, в том числе регулирующих работу Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) и Федеральной службы судебных приставов (ФССП).

Работу Минюста с правозащитниками Коновалов назвал «примером юридического краудсорсинга», которая позволит реализовать «большую идею» участия гражданского общества в законотворчестве, в том числе и «реагировании на системные сбои» и корректировании существующих законов и норм. Сразу после подписания документа Коновалов вместе с руководителем СПЧ Михаилом Федотовым предложили правозащитниками из числа членов президентского совета и приглашенных экспертов обсудить наиболее острые вопросы, наметив направления для совместной работы.

Правозащитников в первую очередь интересовали проверки НКО на основании закона об «иностранных агентах», реформа пенитенциарной системы и уголовное преследование предпринимателей.

«Вы, наверное, уже прекрасно поняли, что краудсорсинг показал явно негативную реакцию на расширительное трактование понятия «политическая деятельность» при проверке НКО», — начала Ирина Хакамада, приведя в пример признание судом Костромского центра поддержки общественных инициатив участвующим в политической деятельности «на основании одной-единственной конференции о перспективах российско-американских отношений».

«Еще раз подчеркну, что закон об иностранных агентах не носит запретительный характер. Кому-то, может, режет ухо термин «иностранный агент», но я предлагаю не полемизировать по этому поводу — у нас свое мнение, у вас немножко другое, — обратился глава Минюста к правозащитникам. — Есть шанс, что список этих агентов останется пустым. Я не исключаю, что так и будет. Давайте не будем лукавить: есть возможность осуществлять ту же самую деятельность в другой форме — это и регистрация коммерческих фирм, и получение денег налом и от физических лиц».

«Зачем же вынуждать к этому?» — выкрикнул кто-то из правозащитников. По мраморному залу администрации президента прокатился гул рассуждений о том, что министр предложил правозащитникам схемы обхода закона вместо устранения спорных норм, но Коновалов тут же оговорился, что возможна и корректировка законодательства об НКО по итогам правоприменительной практики, о которой недавно говорил президент.

Более содержательным получилось обсуждение реформирования пенитенциарной системы.

«Мы должны признать, что в каждом обществе, и у нас в большей степени, есть люди, у которых на роду написано быть ворами, убийцами, которых бесполезно исправлять. В этом смысле мы должны скорее подумать о гарантиях безопасности общества от этих людей, с другой стороны — о соблюдении каких-то базовых прав их самих, чтобы не провоцировать произвол, насилие, появление новых и новых преступников», — объяснил Коновалов позицию Минюста относительно прав осужденных.

Оценивая совместную работу Минюста и правозащитников над гуманизацией системы исполнения наказаний, Коновалов назвал позитивными результаты взаимодействия тюремного ведомства с общественными наблюдательными комиссиями, которые были созданы почти при всех региональных управлениях ФСИН и получили права доступа в любые исправительные учреждения.

В свою очередь, правозащитник Андрей Бабушкин, возглавляющий комиссию СПЧ по содействию ОНК, подтвердил взаимопонимание с руководством ФСИН по вопросу посещения учреждений, но обратил внимание на противодействие в отдельных управлениях ФСИН. Бабушкин заострил внимание министра на тюремной медицине и сокращении и без того недостающих тюремных медиков.

«Происшествие с господином Магнитским дало толчок к обсуждению перехода тюремной медицины на аутсорсинг, в гражданские учреждения. Мы поддерживаем эту инициативу. Сейчас готовятся законопроекты, чтобы хотя бы часть тюремной медицины сделать гражданской», — объяснил Коновалов и пригласил правозащитников вносить свои предложения и создавать рабочие группы для совершенствования реформ в этом направлении.

Присутствовавший на встрече заместитель директора ФСИН Владислав Цатуров подтвердил, что тюремное ведомство заинтересовано в общественном контроле и старается оперативно устранять препятствия к посещению правозащитниками исправительных учреждений в регионах. Адвокат Юрий Костанов заметил на это, что вопреки законодательству начальники учреждений препятствуют адвокатам в посещении своих подследственных и осужденных клиентов в СИЗО и колониях, ссылаясь на ведомственные указания. «Якобы для посещения моего подзащитного требуется какое-то разрешение следователя. Опера свободно ходят, следователи свободно, а мы, адвокаты? Кто у нас хозяин — следователь или ФСИН?» — возмущался Костанов.

«Указаний, требующих разрешения следователя для адвоката на посещение СИЗО, нет, — заверил, в свою очередь, замглавы ФСИН. — Обещаю вам в течение десяти дней разработать соответствующие методические указания для сотрудников».

Копию этого документа заместитель директора пенитенциарной службы намерен передать правозащитникам. По словам Цатурова, отвечающего также за функционирование СИЗО, его ведомство реагирует на жалобы правозащитников о переполненности тюрем. «Мы приняли решение ежеквартально направлять в суды информацию об обвиняемых по преступлениям средней и небольшой тяжести — таких на сегодняшний день всего 46 тысяч человек — председателям областных судов, руководителям правоохранительных органов, чтобы менять, корректировать практику избрания меры пресечения», — заявил Цатуров.

Глава СПЧ Федотов, в свою очередь, порекомендовал ФСИН и Минюсту включиться в разработку поправок в закон об общественном контроле за местами лишения свободы, которые готовят правозащитники.