Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Город

Депутаты Госдумы и Мосгордумы начали свое расследование по поводу незаконного разрушения дома Волконского
Депутаты Госдумы и Мосгордумы начали свое расследование по поводу незаконного разрушения дома Волконского
Сергей Карпов/ИТАР-ТАСС

«Дом понес значительные утраты, но костяк здания еще цел»

Депутаты-коммунисты решили выяснить, кто именно и на каких основаниях разрушает усадьбу князей Волконских

Ирина Резник

Уничтожение исторического дома Волконского в центре Москвы еще можно остановить, считают эксперты «Архнадзора». На инициированном фракцией КПРФ в Мосгордуме совещании в среду депутаты и общественники намерены потребовать от городских властей перестать заниматься «юридической казуистикой» и «проявить политическую волю».

На среду, 3 июля, в Мосгордуме намечено инициированное фракцией КПРФ рабочее совещание на тему «Как остановить уничтожение дома Волконского?». Организаторы совещания планируют обсудить возникшую в связи с работами на историческом здании на Воздвиженке, 9 социальную напряженность, нарушение застройщиком требований законодательства о необходимости согласования работ в зоне охраны объекта культурного наследия, а также возможные меры по сохранению облика здания. Во вторник депутаты и градозащитники рассказали об этом на пресс-конференции.

Кроме того, журналистов попросили напомнить о совещании приглашенным на него чиновникам мэрии, представителям ГУВД, распоряжающегося зданием МОФ «Центр развития межличностных коммуникаций».

Справка:

Усадьба князей Волконских

Дом № 9 по улице Воздвиженка когда-то принадлежал князю Николаю Сергеевичу Волконскому, деду Льва Николаевича Толстого. Здание относится к городской усадьбе конца XVIII века, перестроенной после пожара 1812 года и представлявшей в первой половине XIX века великолепный образец ампирного ансамбля. Князь Волконский владел этим домом на протяжении пяти лет, поэтому этот дом известен в Москве как главный дом усадьбы князей Волконских, а также как дом Болконских из романа «Война и мир».

Как рассказал на пресс-конференции лидер фракции КПРФ в Мосгордуме Андрей Клычков, борьба за исторический дом, описанный в романе Л.Н. Толстого «Война и мир» как дом старика Болконского, продолжается с марта 2013 года, когда здесь заработали отбойные молотки. Тогда же Объединение административно-технических инспекций (ОАТИ) города Москвы выдало предписание о приостановке работ (от 11.03.2013 года № 44-В12-031), которое, согласно ответу замначальника объединения Алексея Дронова, датированному 26 июня, все еще оставалось действующим.

Однако уже 28 июня представители ОАТИ стали объяснять, что отозвали свое предписание и далее работы должны контролироваться Мосгорстройнадзором, поскольку объект не является памятником.

Что до призванного охранять историческое наследие Мосгорстройнадзора, то его участия в судьбе дома вообще не просматривается, отметил Клычков.

«Четыре месяца продолжается борьба за дом, и лишь в июне мы смогли получить документы, предписывающие приостановку работ, а застройщик все это время делал вид, что он не знает ни о каком предписании, — рассказал Клычков. — Ответа от мэра на мой запрос, а также на правительственную телеграмму вице-спикера Госдумы Ивана Мельникова (по телефону их не соединяют) так и не последовало».

Уничтожение усадьбы князей Волконских стало возможно из-за пренебрежения городских властей нормами собственных законов и процедур, заявил координатор «Архнадзора» Константин Михайлов. «Городская власть устранилась от этого объекта и не настаивала на выполнении предписаний ОАТИ, — рассказал он. — Помимо этого предписания есть нормы закона о невозможности строительства на охранной территории памятника. Этот проект не является допустимой по закону регенерацией, это реконструкция и новое строительство, что подтверждено документами. Однако Мосгорнаследие не согласовывает работы и даже не запрашивает документы».

Дом Волконского был исключен из реестра вновь выявленных памятников еще в 2009 году.

Это ослабляет его защиту, но и сейчас это здание является объектом историко-градостроительной среды как «главный дом городской усадьбы XVIII—XIX веков», который расположен на территории охранной зоны объектов культурного наследия, напомнил градозащитник. В соответствии же с действующим законодательством в охранных зонах объектов культурного наследия запрещены новое строительство и реконструкция, в том числе и изменение габаритов градостроительных объектов.

Тем не менее в начале марта этого года начались работы по надстройке двух этажей, предусмотренных проектом.

Для того чтобы надстроить эти этажи, застройщик начал разрушать купол здания, карниз и фриз, украшающий здание со стороны Воздвиженки. При этом надстройка не только превратит здание из двухэтажного в четырехэтажное, но и поменяет восприятие Кремля — объекта всемирного наследия.

Между тем многочисленные обращения об остановке работ, подписанные тысячами москвичей, десятками депутатов, советом Общественной палаты и двумя сотнями представителей отечественной культуры, остаются без ответа, отмечали участники пресс-конференции. А те ответы, которые все-таки приходят, вызывают удивление.

Так, депутат фракции КПРФ Владимир Родин зачитал журналистам письмо руководителя Мосгорнаследия Александра Кибовского о том, что «решение о возможности надстройки здания одним этажом принято в рамках постановления правительства Москвы «О создании градостроительно-земельной комиссии г. Москвы».

Сам Кибовский объясняет сложившуюся ситуацию юридическими трудностями.

По его словам, ключевую роль в судьбе дома сыграло принятое прежней администрацией решение о выведении его из реестра выявленных памятников. И теперь ничего невозможно противопоставить юридической машине, защищающей имущественные права владельцев здания: поскольку это не городская собственность, имущественные вопросы превалируют над сохранением исторической среды, объяснил глава Мосгорнаследия накануне в эфире «Эха Москвы». Нет никакой возможности повлиять и на самого владельца.

Вопрос владельца является в этой истории ключевым, заявил на пресс-конференции депутат Госдумы от КПРФ Владимир Родин.

Из имеющихся у него документов становится ясно, что права на распоряжение объектом принадлежат Центру развития межличностных коммуникаций, рассказал депутат. «Если вспомнить стоимость квадратного метра в этом месте, то позволить себе аренду или владение зданием могут только очень богатые организации. А здесь какой-то неизвестный центр. И почему ему не хватает имеющихся офисных помещений, а существовать он может только в 300 метрах от Кремля?» — удивлялся Родин.

По его словам, в ряде СМИ сообщалось, что среди учредителей организации члены небезызвестного дачного кооператива «Озеро» под Санкт-Петербургом, а кое-где даже мелькало имя бывшей первой леди страны.

«У нас есть информация, что здание находится в собственности, — рассказал Клычков. — Мы запросили в регистрационных органах подтверждение этой информации и имя владельца, но официального документа на этот счет пока еще нет».

По словам Михайлова, теоретически ситуация еще обратима: дом понес значительные утраты, но костяк здания XVIII—XIX веков еще цел, и если последует соответствующее решение, то все можно сохранить. Кроме того, есть возможность поставить дом под федеральную охрану.

«У этого дома должен быть не региональный, а федеральный статус. И можно было бы подать заявку в Минкультуры, но сначала надо остановить его разрушение», — заявил Михайлов.

«Законов, чтобы защитить здание, хватает, нет политической воли повернуться к народу лицом», — поддержал градозащитника Родин.

А депутат Мосгордумы Владимир Святошенко напомнил, что беспорядки в Стамбуле начались с того, что люди хотели защитить парк от вырубки. «Пусть власти трезво посмотрят на ситуацию, — посоветовал Святошенко. — Тем более что скоро выборы».