Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

1 11

«Ура», суд идет

В Екатеринбурге начался судебный процесс над бывшим шеф-редактором информационного агентства «Ура.ру»

Алексей Вахрушев (Екатеринбург)

В Екатеринбурге начался суд над бывшим шеф-редактором информагентства Ura.ru, главой интернет-газеты Znak.com Аксаной Пановой. По обвинению в мошенничестве, вымогательстве и злоупотреблении полномочиями ей грозит до 15 лет лишения свободы. Панова считает свое дело сфабрикованным, а основными оппонентами называет свердловского губернатора и начальника областного полицейского главка.

Рассмотрение дела Аксаны Пановой по существу стартовало в Ленинском райсуде Екатеринбурга в 10.00 среды, хотя в медиасфере оно продолжается уже полгода.

И вердикт де-факто уже вынесен: Панова в соцсетях и интервью неоднократно говорила о заказном характере дела, а за несколько дней до заседания даже позвала коллег навещать ее в тюрьме.

На фоне всплеска интереса к процессу на федеральном уровне местные издания отнеслись к теме достаточно прохладно, фиксируя официальные заявления следствия или даже выступая с критикой редактора. Тем не менее на первое заседание пришли представители практически всех местных изданий.

Суд над Аксаной Пановой изначально позиционировался как самый громкий в новейшей истории региона.

Знаковых процессов над журналистами Урала действительно до сих пор не было. Панова, как и ее сторонники, призывала горожан прийти к зданию суда и поддержать ее, но за полчаса до заседания ничего общего с ситуацией у зданий судов, где проходят процессы над участниками «болотного дела» или заседания по делу Алексея Навального, не было: по площадке гуляли около 40 человек, половина из них — журналисты.

Из известных горожан поддержать Панову пришли местный депутат-оппозиционер Георгий Перский, ее друг, глава фонда «Город без наркотиков» Евгений Ройзман и его соратник Егор Бычков, ранее осужденный по одному из дел против фонда.

На фоне собравшихся выделялся мужчина с плакатом, в тексте которого слегка прослеживалась рифма: «Болотные СМИ/не капайте на мозги/и не давите на суд!!!/В Страсбурге вас не поймут!» — начиналась первая строфа. Во второй речь шла то ли о журналистах, то ли о тех, кто писал письма в поддержку журналистки: «Давить на прокурора/нет бессовестней позора/Он на служении госпубличном/А не на ложно понятом демократично-личном».

Адвокат Тимофей Гриднев (известен как юрист, защищавший интересы Платона Лебедева и рекомендованный Михаилом Прохоровым) пришел вместе с Аксаной Пановой за 15 минут до начала заседания, но от комментариев они оба отказались и быстро зашли в здание суда.

В зале заседаний мест не хватило бы и для трети собравшихся: журналистов и слушателей отправили в отдельный зал с системой видеотрансляции, разрешив видео- и фотосъемку всех, кроме одного из потерпевших — Константина Кремко.

«Аксана Панова — женщина эффектная, любит позировать перед камерами. Однако есть и потерпевшие, которые этого не любят», — объяснил старший прокурор отдела гособвинения облпрокуратуры Георгий Паникаров.

В зале из непосредственных участников процесса остались только Панова, ее адвокаты Тимофей Гриднев и Анастасия Удеревская, а также представитель компании BF TEN (приобрела 51% акций Ura.ru у Пановой) Андрей Лебедев.

Трансляция из зала заседания шла со сбоями, и вскоре суд объявил 10-минутный перерыв, во время которого Панова наконец поговорила с журналистами.

«Как так? Написали заявления (имеются в виду потерпевшие. — «Газета.Ru») и не пришли! Я тогда вообще выступать не буду». — Панова эмоциональна, улыбается и даже смеется.

Неподалеку Евгений Ройзман дает комментарий относительно одного из потерпевших, гендиректора «ОблТВ» Антона Стуликова: «Стуликов сделал ложный донос, он просто его сделал с перепугу. Не просчитал, что если он это декларирует как вымогательство, то с чего он рассчитывался бюджетными деньгами?»

После возобновления слушаний Панова и ее юристы заявили о необходимости явки потерпевших. «Люди, которые якобы потерпевшие, испытывавшие невероятные душевные страдания, не пришли. Они написали на меня лжедоносы, они превратили мою жизнь в ад, я хочу посмотреть им в глаза. Они затолкали нас сюда в суд, а сами уехали отдыхать». — Голос журналистки слегка дрожит.

Уже после окончания заседания Стуликов объяснил свое отсутствие «Газете.Ru»: «Идет чисто процедурная история, оглашают обвинение. Это просто очень длинная процедура. В дальнейшем, безусловно, по каждому эпизоду каждый заявитель будет вызываться и допрашиваться прокурором, адвокатом, судьей. В эти моменты буду присутствовать. Какой смысл сейчас восемь часов там проводить? У каждого есть работа, свои задачи и дела», — сказал Стуликов, уточнив, что намерен явиться на суд 5 июля.

Тем временем судья напомнил, что по статьям УК, которые вменяются Пановой, на этапе оглашения обвинения достаточно присутствия в зале гособвинителя. Прокурор Георгий Паникаров в комментарии «Газете.Ru» подчеркнул, что также будет настаивать на явке потерпевших.

Оглашение обвинительного заключения длится недолго. Кратко перечисляются эпизоды, инкриминируемые Аксане Пановой: причинение вреда правам и законным интересам ООО «Ура.ру» в виде материального ущерба в размере 12 758 126 рублей; вымогательство средств в особо крупном размере (1 000 000 рублей) взамен на отказ от публикации сведений, компрометирующих гендиректора ЗАО «Бона»; заключение фиктивного договора с ООО «Остров» и получение 100 000 рублей; вымогательство денежных средств за отказ распространять позорящие сведения в отношении руководителя ОАО «ОблТВ» Антона Стуликова.

«Суть обвинения вам непонятна? Требуется заново прочитать?» — уточняет судья. «Нет, не требуется. Но сущность непонятна», — тихо говорит Панова.

Ей на помощь приходит адвокат Гриднев: «Гособвинитель предъявил статьи, но сущность обвинения непонятна». «Вот будет здорово еще и в обморок грохнуться». — Панова говорит это юристу, но речь слышно даже на трансляции. Пьет воду.

«Признаете себя виновной?» — звучит, пожалуй, главный вопрос дня, на который Панова отвечает категорически: «Нет!»

Затем Панова зачитывает свою речь: говорит о том, что у нее не было встречи с Кремко и она ничего не знает о Стуликове (ранее на странице в Facebook она неоднократно говорила о пристрастии гендиректора ОТВ к алкоголю).

«Люди, написавшие на меня заявления, — это люди губернатора, — продолжает она и начинает комментировать факт обналичивания средств. — Мои действия не преследовали личной заинтересованности. Я искренне раскаиваюсь в содеянном и готова возместить ущерб государству. Но почему действия по неуплате налогов квалифицируются по статье 201 (злоупотребление полномочиями. — «Газета.Ru»)?» Закончив, Панова тяжело дышит, садится на скамью.

После нового перерыва прокурор озвучивает дальнейший ход заседания: допрос потерпевших, исследование письменных материалов дела и допрос свидетелей.

Первым вызывают Андрея Лебедева — именно с продажи подконтрольной ему BF Ten 51% акций Ura.ru, которую Аксана Панова сначала называла сделкой с независимым иностранным инвестором, а потом сделкой под давлением, и начался новый этап в развитии Ura.ru. С BF Ten начались, к слову, и претензии к агентству: налоговики сообщили о ряде финансовых операций, допущенных Пановой. Результатом стали обыски в агентстве.

«В каком году BF TEN стало участником Ura.ru?» — спрашивает прокурор. «В декабре 2011 года». — Лебедев сверяет ответы с документами. Прокурор интересуется суммой сделки. Потерпевший говорит об «эквиваленте $5 млн», но назвать сумму в рублях затрудняется.

Возникает пауза, Лебедев смотрит документы. Судья прерывает его: «Потом уточните».

Дело доходит до обсуждения ущерба — 12 млн 758 тыс. 156 рублей. «Это не только ущерб финансовый. Это еще и ущерб репутационный. Для холдинга покупка 51% в Ura.ru была первой инвестиционной сделкой на рынке региональных СМИ. Естественно, если уже через полгода по агентству возбуждаются уголовные дела, то это наносит удар и по нам как инвесторам», — комментирует Лебедев.

На многие вопросы Лебедев ответить не может.

«Чья юрисдикция BF TEN? Австрийская?» — уточняет Гриднев. Лебедев подтверждает. «Отчетность есть? Там указано Ura.ru?» — продолжает адвокат. «Не могу ответить на этот вопрос, им занимаются финансисты», — признается потерпевший.

В зале время от времени звучит смех, но ближе к 15.00 журналистов в зале становится все меньше.

Тем временем продолжается монотонное изучение документов, которые, по данным следствия и прокуратуры, подтверждают вину Пановой. Перечисляются вещественные доказательства, в том числе договоры с фирмами-однодневками, при помощи которых со счетов Ura.ru, по версии гособвинения, выводились деньги. Присутствующие в зале зевают. Чтение заканчивается на третьем томе из 24.

Перед зданием суда уже нет камер, журналистов, группы поддержки. Ушел даже мужчина со стихотворными плакатами. Создается ощущение, что уже после первых восьми часов от дела устали. Даже комментировать процесс хотят немногие.

«Руководители уральских медиа прекрасно знают, кто такая Аксана Панова — человек, который изобрел информационный шантаж на Урале и жил за счет этой методики, — объяснил «Газете.Ru» ситуацию редактор местного издания «Вечерние ведомости» Денис Токарский. — Когда выдаются не факты, а несколько искаженная информация, которая сама по себе может причинить ущерб человеку, о котором идет речь. Неудивительно, что многие предприниматели хотели бы, чтобы про них так не писали, и были готовы за это платить, им так проще было решить этот вопрос. Вечно это продолжаться не могло, и случилось то, что случилось: суд дает правовую оценку такому подходу к журналистике со стороны Аксаны Пановой».

«Сегодня идет судебный процесс, и, насколько я понимаю, он только начался. А значит, у суда только начинаются вопросы к обвиняемой стороне, думаю, на них и надо отвечать, — заявил в свою очередь замруководителя администрации губернатора Илья Ананьев. — А не стараться приглашать губернаторов, мэров, артистов и других, выражаясь профессиональным языком, «лидеров мнений», рассчитывая, что это подстегнет интерес к процессу и увеличит количество камер в зале. Это обычный суд с конкретными статьями УК и обвиняемой стороной, таких процессов достаточно. Одно только необычно — завеса фееричного пиара и креатива защиты, которые окутали судебный процесс и пытаются изменить его ход».