Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

iStockPhoto

Презумпция педагогической невиновности

Конституционный суд отменил запрет на профессию для педагогов, имевших неприятности с законом

Никита Зея (Санкт-Петербург)

Конституционный суд смягчил нормы, запрещающие всем педагогам, воспитателям и тренерам, привлекавшимся к уголовной ответственности, работать с детьми. Абсолютный запрет будет касаться только педофилов и осужденных по тяжким статьям. Дела несправедливо уволенных учителей пересмотрят. А депутатам придется внести изменения в законы.

В четверг Конституционный суд (КС) огласил решение по жалобе группы учителей, уволенных с работы из-за старых судимостей. Их требования суд удовлетворил практически полностью, и теперь педагоги смогут вернуться к работе.

В 2010–2012 годах по стране прокатилась волна резонансных уголовных дел о педофилии в образовательных учреждениях. В итоге в Трудовой кодекс были внесены изменения, ограничивавшие доступ к педагогической, воспитательной и тренерской работе с несовершеннолетними.

Работать с детьми запрещалось гражданам, когда-либо имевшим судимость по целому ряду статей УК или являвшимся фигурантами прекращенного впоследствии уголовного дела по одной из этих статей.

Граждане-заявители в прошлом подвергались уголовному преследованию. При этом у некоторых из них судимость была снята, другие же были освобождены от ответственности по нереабилитирующим основаниям (деятельное раскаяние, амнистия, примирение сторон) или из-за принятия поправок в Уголовный кодекс.

После вступления оспариваемых норм в силу заявители были уволены с работы. Суды, в которые они обращались, подтвердили законность решений работодателей.

В итоге сразу 11 российских педагогов, уволенных с работы, посчитали, что новые нормы закона ограничивают их права и свободы и нарушают принцип презумпции невиновности. Вопрос о конституционности оспариваемых норм также поставили депутаты Мурманской областной Думы.

Жалобы бывших учителей из Красноярского и Приморского краев, Якутии, Барнаула, Подмосковья и Мурманска были объединены в одно дело. Как рассказали «Газете.Ru» в КС, первым подал жалобу Андрей Гумеров, бывший директор ДЮСШ из села Богучары Красноярского края. В конце 90-х годов его привлекли к ответственности за побои. Затем уголовное преследование прекратили, не доведя до суда.

У Гумерова не было судимости, однако его уволили по приказу РОНО, и устроиться на работу педагогом он не может до сих пор.

Остальные педагоги, обратившиеся в КС, также «попались» на незначительных делах. Одного задержали на охоте с незарегистрированным ружьем, второй обматерил соседку, которая подала заявление об угрозе убийством, третий был обвинен в ДТП с последующим прекращением дела и т. д.

Практически у всех педагогов, обратившихся в КС, большой стаж работы, они признаны заслуженными работниками, не имели дисциплинарных взысканий. Так, среди заявителей оказался детский тренер, заслуженный работник физической культуры РФ Константин Щербина, получивший медаль из рук Путина. В 1993 году Щербину осудили за «побои» — сгоряча толкнул пешехода, перебегавшего дорогу в неположенном месте и едва не угодившего под его машину. Получил шесть месяцев исправительных работ.

11 уволенных педагогов потребовали рассмотреть конституционность сразу нескольких статей Трудового кодекса (ТК) и закона «О внесении изменений в статью 221 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» и Трудовой кодекс РФ».

В частности, статья 351.1 ТК, измененная в 2011 году, гласит, что «к трудовой деятельности с участием несовершеннолетних не допускаются лица, имевшие или имеющие судимость, подвергавшиеся или подвергающиеся уголовному преследованию».

Конституционный суд согласился с тем, что запрет на профессию ко многим педагогам применялся незаконно.

«Существуют преступные деяния, сам факт совершения которых однозначно свидетельствует об опасности для жизни и здоровья несовершеннолетних, — говорится в постановлении КС. — К ним относятся, в частности, деяния по тяжким и особо тяжким статьям Уголовного кодекса РФ, а также преступления сексуального характера. Бессрочный и безусловный запрет на работу с детьми для лиц, совершивших подобные преступные деяния, не противоречит Конституции РФ».

Однако, по мнению суда, новые нормы на практике устанавливают такой же абсолютный запрет и в отношении других категорий граждан, когда-либо подвергавшихся уголовному преследованию, а также предписывают увольнение лиц, в отношении которых возбуждено уголовное дело.

«В результате нарушается презумпция невиновности, не исследуется характер личности и иные факторы, которые определяют, опасен ли конкретный человек для детей.

В этой части оспариваемые нормы противоречат Конституции РФ, — говорится в постановлении КС РФ. — Дела заявителей подлежат пересмотру».

Конституционный суд обязал законодателя уточнить оспариваемые нормы. Депутатам придется установить конкретный перечень преступлений, которые влекут запрет на работу с детьми, а также процедуру временного отстранения от работы лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления.

«Не каждое преступление может быть увязано с запретом на педагогическую деятельность», — подвел итог председатель КС Валерий Зорькин.

Зорькин отметил, что список преступлений, которые запрещают работать преподавателями, чересчур широк. Как пример он назвал статью УК о «нарушениях безопасности на объектах ядерной энергетики».

До внесения изменений в законодательство работать с детьми не разрешат педагогам с неснятой или непогашенной судимостью, осужденным по тяжким или особо тяжким статьям УК РФ, за сексуальные преступления в отношении несовершеннолетних. В отношении других граждан, ранее подвергавшихся уголовному преследованию, вопрос о допуске их к педагогической, воспитательной, тренерской работе будет решаться в индивидуальном порядке.

«При этом необходимо учитывать тяжесть совершенного преступления; срок, прошедший с момента его совершения; поведение лица после совершения преступления; его отношение к исполнению трудовых обязанностей; обстоятельства, характеризующие личность, а также иные факторы, позволяющие оценить возможность осуществления соответствующей деятельности», — говорится в постановлении КС.

Адвокаты педагогов остались удовлетворены решением Конституционного суда.

«Закон о запрете на профессию воспитателя принимался очень быстро, на волне педофильских скандалов, — сказал «Газете.Ru» один из защитников. — Вместе с водой законодатели выплеснули ребенка. Надеемся, теперь сотни несправедливо уволенных педагогов смогут вернуться к работе».