Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Происшествия

Глава LGBT-Groningen Крис ван дер Вин
Глава LGBT-Groningen Крис ван дер Вин
facebook.com

Ушли не расписавшись

Мурманский судья нашел нарушения в первом деле о гей-пропаганде среди детей и вернул его на доработку в полицию

Анастасия Берсенева

Первое дело о гей-пропаганде среди детей возвращено в полицию, судья мурманского суда обнаружил в нем нарушения. Подозреваемые — четверо голландцев, участники ЛГБТ-семинара, улетели из Мурманска в Санкт-Петербург, добрались до консульства Нидерландов и намерены вернуться на родину.

На неопределенный срок откладывается рассмотрение в суде первого в России дела о гей-пропаганде среди детей. По мнению сотрудников ОВД Кольского района Мурманской области, гомосексуализм несовершеннолетним пропагандировали четыре представителя организации LGBT-Groningen, в том числе ее председатель и член муниципального совета города Гронингена Крис ван дер Вин. Нарушение было выявлено и запротоколировано в минувшее воскресенье, а в понедельник иностранцы уже были вызваны в суд. Но судебное заседание так и не состоялось.

«Судья обнаружил нарушения в материалах дела и вернул дело в полицию, — пояснила «Газете.Ru» пресс-секретарь Ленинского райсуда Мурманска Ирина Березина. — Во вторник дело не поступало в суд, поэтому мы не можем сказать, когда будет его рассмотрение».

Однако в УВД Мурманской области во вторник настаивали, что все материалы находятся в суде. «Было возбуждено административное дело, материалы направлены в суд, сейчас мы ожидаем решения суда», — заявила «Газете.Ru» начальник отделения информации и общественных связей УМВД по Мурманской области Людмила Рудакова.

Тем временем подозреваемые в гей-пропаганде решили улететь из Мурманска в Санкт-Петербург, где есть консульство Нидерландов. В понедельник в суде их морально поддерживали норвежцы. «Консульство Нидерландов связалось с консульством Норвегии и попросило понаблюдать в суде», — рассказала «Газете.Ru» мурманский правозащитник Татьяна Кульбакина. Когда стало ясно, что заседание откладывается, голландцы решили переложить дальнейшие переговоры на юристов своего консульства. «Мы спросили у пресс-секретаря суда, что делать голландцам. Она ответила, что нет юридических оснований их держать. Никаких повесток в суд им не дали, подписки о невыезде тоже не было», — пояснила Кульбакина.

Но улететь из Мурманска без проблем не удалось: утром во вторник в аэропорту голландцев поймали сотрудники полиции и попытались заставить расписаться в документах.

«В аэропорту подошли сотрудники ОВД по Кольскому району области, они просили расписаться в получении уведомления о приходе к ним в отделение для ознакомления с материалами дела, — пояснил «Газете.Ru» руководитель ЛГБТ-организации Мурманска «Центр «Максимум» Сергей Алексеенко. — Голландцам не пояснили, что это за документы и что они означают. Майор говорила, что это всего лишь обязательная формальность. Однако голландцы решили ничего не подписывать без переводчика».

Алексеенко, организатор семинара, где были задержаны иностранцы, напомнил, что такой метод уговоров полицейские применяли во время их допроса, заставив поставить подписи под протоколами допроса, где, как считают голландцы, были искажены их слова. «Слишком много они уже подписали такого, что по закону не должны были подписывать, — поясняет Алексеенко. — Майор 20 минут упрашивала расписаться, пока сотрудники аэропорта не напомнили, что пассажирам надо садиться на самолет».

О дальнейшем голландцы информировали через социальные сети. «Мы в самолете, который приземлился в Санкт-Петербурге. Проблемы в мурманском аэропорту заставляют нас приготовиться ко всему», — написал в твиттере Крис ван дер Вин. Но прибытие в Санкт-Петербург обошлось без происшествий. Заходя в консульство, голландец добавил в твиттер: «Просто, чтобы вы знали: они хотят судить нас, но мы хотим адвоката и переводчика на наш родной язык».

Российские правозащитники считают, что рассмотрение дела может проходить без участия подозреваемых. «Можно, например, оформить на кого-нибудь доверенность, — пояснила Кульбакова. — Им нет нужды возвращаться в Мурманск. Виза у них истекает 28 июля».

Судя по всему, голландцы отправятся на родину. «Здесь нечего комментировать. Они прибыли в Санкт-Петербург и намерены вернуться в Нидерланды», — пояснил «Газете.Ru» официальный представитель посольства Нидерландов в Москве.

Инцидент с голландцами произошел в конце минувшей недели. Представители организации LGBT-Groningen приехали из города-побратима Мурманска Гронингена, чтобы снять документальный фильм о Мурманске и жизни секс-меньшинств. В городе их встретили сотрудники организации «Центр «Максимум», ознакомили со своей работой, в том числе по оказанию психологической помощи людям с нетрадиционной ориентацией.

С 20 по 21 июля был организован ЛГБТ-семинар, в котором также приняли участие голландцы, они записывали интервью и снимали происходящее. Днем в воскресенье на семинар пришли сотрудники полиции вместе с работниками ФМС. Они искали несовершеннолетних, напоминая о том, что пропаганда гомосексуализма среди детей с июля 2013 года является административным нарушением. Однако детей они не нашли.

Тогда полицейские стали просматривать записи с видеокассет и нашли там интервью с молодым человеком. Выяснив его личность, полицейские объявили, что ему 17 лет, хотя, по словам Алексеенко, молодой человек подписал перед съемками документ о том, что ему есть 18 лет. Допрос голландцев длился восемь часов. После этого полицейские заставили иностранцев подписать протоколы досмотра, составленные на русском языке, без присутствия переводчика на голландский язык.

Правозащитники утверждают, что это первое дело о гей-пропаганде среди детей после принятия этого закона с 1 июля 2013 года. За пропаганду предусмотрен штраф. Для иностранцев это либо 4—5 тысяч рублей, либо административный арест на срок до 15 суток с выдворением за пределы России. При использовании «информационно-телекоммуникационных сетей» штраф составит от 50 тысяч до 100 тысяч рублей.

Впрочем, один штраф на 3 тысячи рублей у иностранцев уже есть — от миграционной службы, которая расценила цель их поездки как «участие в политической и правозащитной деятельности». Голландцы же указали в визах: «Знакомство с культурой страны».