Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Город

Торговцы курительными смесями, задержанные и облитые зеленкой
Торговцы курительными смесями, задержанные и облитые зеленкой
Александра Кошкина/«Газета.Ru»

Спайс-бойз

Корреспондент «Газеты.Ru» сходил на рейд по задержанию торговцев спайсами вместе с активистами «Нарко-стопа»

Александра Кошкина

Говорят, что, когда не работает полиция, на улицах города появляются они — борцы с торговцами спайсом. И в отличие от правоохранительных органов, они не церемонятся с задержанными. В последние годы молодежные движения, борющиеся с распространением наркотиков, приобретают все большую популярность. Корреспондент «Газеты.Ru» сходил на рейд вместе с активистами одного из таких движений.

Привычную суету возле метро «Алексеевская» нарушает истошный крик. Молодые люди с разных концов площадки возле станции сбегаются в одну точку. Они принимаются избивать руками и ногами человека, лежащего на асфальте. Тот кричит и умоляет их прекратить. Сердобольные женщины, также прибежавшие на крики, пытаются отбить несчастного у группы молодых людей.

«Что же вы делаете, скоты! Отпустите человека!

Я сейчас полицию вызову!» — кричит одна из них. От толпы отделяется молодой человек и подходит к одной из женщин. «Он наркотиками торгует, понимаете. Мы его задержали и хотим передать полиции», — говорит он таким спокойным голосом, который заставляет женщину также сбавить тон. Через пять минут появляется сотрудник полиции, и на этот раз сердобольные женщины обрушивают свой гнев на него. «Это из-за вас все! Вы не работаете, поэтому ребята ловят преступников сами!» — твердят они. Полицейский молча выслушивает обвинения и вызывает подкрепление. Он просит ребят не избивать задержанного, но ему ничего не остается, как ждать, когда они выпустят пар.

Задержанному неславянской наружности к этому времени успели вывихнуть правую руку — в начале драки он не оставлял надежды вырваться и убежать.

«Рука, рука!» — умоляет он не трогать больное плечо. Рядом со стонущим лежит поломанный телефон и пакетики, в которых, предположительно, находится так называемый спайс — синтетическая курительная смесь в виде травы, пропитанной химическим веществом, вызывающим психоактивное действие. Эти пакетики молодые люди достали из карманов избитого. «Это ведь все твое, мы ведь ничего тебе не подложили?» — в присутствии полицейского спрашивают у него молодые люди.

Задержанный подтверждает, клянется, что в первый раз вышел торговать наркотой. «Ребят, хорош!» — просят прекратить избиение мужчины постарше. Однако младшие все равно периодически подбегают и отвешивают наркоторговцу пинка, пока старшие не видят. Его руки скрепляют пластиковой стяжкой, затем усаживают и обливают лицо зеленкой, часть пакетиков со спайсом вскрывают и сыплют содержимое ему на голову, часть сжигают, а часть оставляют — чтобы у полиции остались доказательства.

 Задержание торговцев курительными смесями. <br />Фотография: Александра Кошкина/«Газета.Ru»
Задержание торговцев курительными смесями.
Фотография: Александра Кошкина/«Газета.Ru»

Александра Кошкина/«Газета.Ru»

Задержанный избит, унижен и изобличен.

На место приезжает полиция, и сотрудники, осторожно взяв всхлипывающего мужчину под руки, усаживают его в машину. Это уже второе задержание у метро «Алексеевская». Часом ранее с другой стороны станции молодые люди аналогичным образом взяли двух уроженцев Узбекистана. При этом наркотики были изъяты лишь у одного из них, второй заявил, что просто покупал телефон. «Он просто приехал, — подтвердил наркоторговец. — Я в первый раз вышел. Сам бывший майор МВД. У меня документы забрали. Сказали, что это наркотиком не считается». Мужчина доказывал, что его заставили торговать, но молодые люди ему не верили: такую историю рассказывает каждый второй задержанный.

«Молодцы, ребята, — обратился к молодым людям избитый и облитый зеленкой уроженец Узбекистана. — Я сам их ловить буду».

Все эти действия фиксировали операторы федеральных телеканалов. Ребята говорят, что при журналистах и камерах полицейские ведут себя вежливо, поэтому их присутствие никого не смущает. «Сделайте так, чтобы мы вас во второй раз не ловили. Потому что, если поймаем, камеры не будет», — кричали они на прощание задержанным, которых уводила полиция.

Стоп наркотикам на «Русском марше»

Все это дело рук активистов движения «Нарко-стоп», в конце сентября «засветившегося» в рейде на мигрантов в Капотне вместе с ребятами из группы «Щит Москвы», борющейся с нелегальной миграцией в Москве.

Рейд активистов начался около 15.00, сборы были объявлены в метро «Проспект Мира» Калужско-Рижской линии. К назначенному времени в центре зала уже собралась толпа молодых людей. На вид им от 15 до 20 лет, несколько человек постарше. Среди них также есть три девушки. Молодые люди приветствуют друг друга рукопожатиями.

Полицейский, дежуривший на станции, явно нервничал, просил не толпиться и рассредоточиться. «Идемте!» — наконец скомандовал один из лидеров и пресс-секретарь движения Алексей Зайцев. Толпа вышла из метро и там же остановилась. Из старших выбрали двух человек, которые отправились на закупку. Один из них — Александр Вознесенский, ныне арестованный за инцидент в общежитии в Капотне. Когда они уходят, наступает пауза. Интересуюсь у остальных ребят, как они узнали об акции. Часть говорит, что через социальные сети, другие — что их привели друзья. Многие ведут себя сдержанно при общении, отвечают на вопросы неохотно, кивая в сторону Зайцева — мол, обращайтесь к нему. Другие же подходят познакомиться сами.

— А вы отслеживаете судьбу задержанных вами людей? Бывает так, что их потом в полиции просто отпускают? – интересуюсь у Зайцева.

— Да, стараемся отслеживать. Примерно в 30–35% случаев так и происходит, — отвечает он.

Вскоре закупщики возвращаются: на место встречи курьеры не пришли, на телефонные звонки больше не отвечают. «Спалились, видимо», — решают «засланные казачки». После этого толпа спускается обратно в метро. Молодые люди под свистки контролера перепрыгивают через турникеты и едут до метро «Алексеевская». Там им удается провести описанные выше задержания наркоторговцев. После этих операций снова наступает пауза.

Собравшись в одном месте, молодые люди явно заскучали. У старших зашел разговор о политике (описываемые события проходили накануне выборов мэра).

— Я думаю за Навального проголосовать, он на «Русские марши» ходит, — говорит один из них.

— Вряд ли он что-то изменит, — не соглашаются с ним остальные.

— А я не пойду на выборы. Потому что мне 18 нет, — смеется бритоголовый молодой человек, затем, подумав, добавляет: — А если бы и было, все равно бы не пошел.

Впрочем, подобные разговоры интересуют ребят мало. Вскоре от толпы отделяются двое и принимаются метать ножи в деревья. У кого-то в руках оказывается черный маркер, и на стенах метро появляются такие надписи, как «Наркостоп», white power и soprotivlenie. К слову, некоторые из борцов со спайсами носят одежду марки Lonsdale, а одна из девушек и вовсе надела футболку с надписью Heil Hitler.

— Можно ли вас назвать националистами? – спрашиваю позже Зайцева.

— Нет. Если вы не заметили, у нас есть люди и других национальностей, — отвечает он.

Действительно, среди них выделялся рыжеволосый 17-летний Хает Шарифов, который, как и Вознесенский, впоследствии был задержан после рейда на мигрантов в Капотне. В суде выяснилось, что он гражданин Узбекистана, то есть сам является мигрантом.

Теперь Зайцев отрицает, что Шарифов имеет отношение к движению, по его словам, он из «Щита Москвы». По всей видимости, обе группы его сторонятся. Если в суде над Вознесенским и лидером «Щита Москвы» Андреем Худяковым люди боролись за свободные места, то поддержать Шарифова остались лишь две активистки «России молодой» — как они объяснили, чисто из солидарности, «а то неудобно».

А у метро «Алексеевская» ожиданию подошел конец. Вознесенский скомандовал ехать в Свиблово. Там молодые люди рассредоточиваются: выходят из метро поодиночке или парами. Некоторые принимаются за работу — раздают рекламные листовки, как говорится, совмещают приятное с полезным. Ожидание снова затягивается.

Крики через дорогу от торгового центра раздаются примерно через полчаса. Все вновь сбегаются в одну точку. К этому времени на асфальте лежат двое мужчин, судя по внешности, уроженцы Северного Кавказа. Через несколько минут с ними рядом оказывается темноволосая девушка — в ее сумочке также нашли пакетики спайса. Точнее, ее то кладут на землю, то поднимают — «девушка все-таки». «Не трогайте ее, давайте мы ее будем обыскивать», — предлагают девушки-активистки. Задержанную не бьют, но и не церемонятся с ней в обращении.

Споры вокруг нее не утихают и тогда, когда встает вопрос, нужно ли обливать ее зеленкой. В итоге приходят к выводу: нужно.

 Задержанная девушка. <br />Фотография: Александра Кошкина/«Газета.Ru»
Задержанная девушка.
Фотография: Александра Кошкина/«Газета.Ru»

Девушка ведет себя стойко.

— Как тебя зовут? – спрашивают ее.

— Роксана, — отвечает она.

— Откуда ты?

— Из Оренбурга.

— Русская, значит. И зачем ты, такая красивая, русская, с этими ч…ми связалась? Работу нормальную найти не можешь? Дети есть?

— Да. Три года.

Вскоре в ее сумочке находят паспорт. Все, о чем она рассказывала, подтверждается. По завершении операции снова приезжает машина полиции, девушку усаживают в нее первой. «Принесите мою сумку», — просит она. Сумочку приносят, и через минуту Роксана заявляет полиции, что у нее из кошелька пропали 20 тыс. руб. «Врет!» — реагирует на информацию Зайцев, затем задумывается (сумка действительно пропала из поля зрения на какое-то время). «Да нет, неправда», — отмахивается он от дурных мыслей.

После того как в автомобиль усаживают побитых кавказцев, у машины появляется четвертый задержанный — русский, если судить по внешности. Его явно побили, но зеленкой облить не успели. Оказалось, что он убежал, и несколько активистов его догнали.

«Ребята, мы хотели сказать, что вы молодцы», — подходят к активистам два кавказца, со стороны наблюдавшие за действиями, у одного из них на футболке надпись muslim. Оба улыбаются. «Сам столько раз хотел то же самое сделать», — говорит один. На этом они просят активистов еще «покрутиться» в этом районе и прощаются.

«Пацаны, я люблю вас!» — выкрикивает им в след кавказец. «Спасибо!» — отвечают они.

Далее активисты отправляются на «Бабушкинскую». Там задержание торговца спайсом происходит довольно быстро. Он представился Максимом из Оренбурга. Документов при нем нет. Задержанный заявляет, что документы забрали некие люди, которые заставили его торговать наркотиками. Тоже вышел на «работу» в первый раз. На этом в половине седьмого вечера я прощаюсь с ребятами. «Думаю, я видела достаточно», — объясняю я. Молодые люди отправляются ловить злодеев дальше.

«Безопасность превыше всего»

«Нарко-стоп» появился около семи месяцев назад, рассказывает пресс-секретарь движения Алексей Зайцев. По его словам, движение образовалось от другой группы, «Русские пробежки», где он также является одним из организаторов. Движение «Нарко-стоп» быстро «пошло на подъем». В данное время у него появились «филиалы» в Санкт-Петербурге и Воронеже.

«Это сейчас очень актуальная проблема, простые люди даже не подозревают, насколько сейчас это все актуально», — говорит Зайцев. Есть у него и личные мотивы: из-за спайса из окна выбросился сосед. «Ему было 15 лет. Начались каникулы, везде пишут, что это легально, можно, вот они и пошли с другом купили, раскурили, — вспоминает активист «Нарко-стопа». — Один выбросился из окна, второй просто отключился. У его матери случился сердечный приступ, через две недели она умерла в больнице. Отец сейчас пьет и грозится повеситься. Из-за одного пакетика распалась вся семья».

На рейды некоторые активисты берут с собой травматическое оружие — «для безопасности».

 Курительные смеси. <br />Фотография: Дмитрий Рогулин/ИТАР-ТАСС
Курительные смеси.
Фотография: Дмитрий Рогулин/ИТАР-ТАСС

«Оружие неоднократно приходилось применять, в день иногда до двух обойм выходит, — отметил Зайцев. — Но мы не по каждому поводу достаем. Просто когда мы явно видим, что у людей есть оружие, они его достают, мы, естественно, начинаем стрелять первыми. Да, это противозаконно. Да, нас могут за это посадить. Но безопасность превыше всего. Я лучше кучу объяснительных дам, но не буду подставлять ребят. Я как организатор какую-то ответственность взял на себя, я хочу, чтобы к концу дня все были живы и здоровы».

По его словам, летом одного из активистов в Измайловском парке подстрелили лица кавказской национальности: три человека достали травматические пистолеты и открыли огонь. Впрочем, обошлось без серьезных травм: пуля попала раненому в ягодицу.

Подобные инциденты редко попадают в криминальную хронику. Так, 27 августа этого года у станции метро «Партизанская» 15 активистов некоего молодежного движения произвели закупку, но не смогли задержать подозреваемого. Тогда они накинулись на человека, которого приняли за охранника наркоторговца. В ходе драки 23-летний кавказец достал травматический пистолет и начал стрелять, ранив 19-летнего москвича. Пуля угодила в живот, но молодой человек отделался лишь кровоподтеком. Проведенная экспертиза вещества, купленного молодыми людьми, показала, что оно не включено в «перечень наркотических средств и сильнодействующих препаратов». В полиции отказались назвать движение, причастное к неудачному рейду. Активисты «Нарко-стоп» говорят, что это были не они.

Эффективность сотрудничества с властями

Впрочем, «наркостоповцы» — не первопроходцы в своей теме. В 2010 году появился проект «России молодой» под названием «Молодежный антинаркотический спецназ» (МАС). Тогда молодые люди отличались тем, что совершали налеты на торговые ларьки, в которых из-под полы торговали опасными курительными смесями. Они били стекла, кидали в ларьки дымовые шашки, раскрашивали их краской из баллончиков, переворачивали машины. Рейды также активно освещали федеральные телеканалы. Такой эпатаж также вызывал противоречивое отношение со стороны окружающих.

Активисты МАСа хвастаются тем, что благодаря такому агрессивному поведению им удалось привлечь внимание к проблеме и теперь спайсами в ларьках практически больше не торгуют. Наркоторговцы теперь предпочитают распространять товар через курьеров.

В последнее время лидеры организации поменяли тактику, а на страннице группы в «ВКонтакте» висело объявление, что с 12 апреля МАС не проводит акции. Однако лидер движения Алексей Груничев уверяет, что это не так. «Мы искали новый формат, но организация работала и продолжает работать», — сказал он. На момент публикации статьи их группа во «ВКонтакте» вновь открылась.

По словам Груничева, теперь у них «полное взаимоотношение с полицией, ФСКН и центром «Э».

«Мы сошлись на том, что наша взаимопомощь будет выгодна и нам, и им, — отметил лидер МАСа. — Мы пытаемся действовать законными методами. Теперь мы просто окружаем человека, его никто не трогает, закупку фиксируют на видео, с денежных купюр заранее делаются ксерокопии. Теперь во всех УВД знают, что, если мы проводим рейд, звоним непосредственно дежурному, откуда вызывают сотрудников полиции, которые приезжают и увозят задержанного, двух понятых и закупщика. Все мирно, спокойно».

Такое сотрудничество приводит к тому, что практически каждое их задержание заканчивается уголовным делом, утверждает лидер МАСа.

«На прошлой неделе у нас был рейд с ФСКН. Через три дня после закупки задержали 14 человек, возбудили четыре уголовных дела, трое находятся в СИЗО и еще один, несовершеннолетний, под подпиской о невыезде», — сказал Груничев.

Вместе с изменением формата движение стало тщательнее подходить к набору людей в группу. По словам руководителя МАСа, сейчас численность активистов составляет в среднем 200 человек. «Мы не можем брать новых людей, мы должны их проверять. Были случаи, когда к нам внедрялись люди, которые сдавали нас, когда мы ехали на место события. Мы приняли решение действовать своим костяком. И да, у нас только совершеннолетние», — отметил Груничев.

О новых движениях он говорит снисходительно.

«Эти люди… там есть несовершеннолетние ребята, которые могут попасть в неприятности, поэтому мы не сотрудничаем, но общаемся, встречаемся, разговариваем,

— сказал Груничев. — Они интересуются, как лучше делать. Советуем им аккуратность, чтобы люди шли без оружия, проводили мероприятия без насилия».

Глава группы компаний безопасности «Витязь» и руководитель нескольких спортивных клубов Александр Решетников также считает, что есть и другие способы борьбы с зельем. «Мы занимаемся пропагандой здорового образа жизни и боремся со спайсом не силовыми методами, — сказал он «Газете.Ru». — Мы закрашиваем надписи на асфальте с продажами и стараемся, чтобы становилось больше спортивных клубов, проводим спортивные мероприятия и стараемся, чтобы это приобрело масштабный уровень». По его словам, первый бесплатный для школьников спортивный клуб появился в Ногинске около двух лет назад, затем открылись еще несколько в Москве и области.

Решетников считает, что публичное избиение торговцев спайсом на видеокамеры — лишь политическая игра.

«Я сомневаюсь в их искренности. Может, люди туда и попадают по идейным соображениям, но я уверен, что есть и те, кто курирует эти направления. И люди на больной проблеме набирают баллы», — отметил Решетников. По его мнению, гораздо эффективнее обращаться с жалобами в правоохранительные органы и к местным чиновникам.

— Устраивать самосуд — это лишнее, — уверяет он. — Это не единственный действенный метод. Пишите жалобы, собирайте митинги, одиночные пикеты, высказывайте свое недовольство по поводу происходящего. Нужно действовать законным методом. Если к главе управы придут люди и скажут: давайте что-то делать, — это самый действенный метод.

Поверьте, они боятся получать по шапке, каждый дорожит своим креслом.

Когда люди становятся социально активными, эффект появляется.

— И много людей выходят на ваши митинги? — спрашиваю его.

— Нет, не много, — признается Решетников. — Активного населения нет. Так, чтобы местное население поддерживало, такого нет.

— Почему так, как вы думаете?

— У нас население со слабой гражданской позицией.

 Рекламу наркотиков на асфальте активисты замазывают краской. <br />Фотография: Антон Стеков/«Газета.Ru»
Рекламу наркотиков на асфальте активисты замазывают краской.
Фотография: Антон Стеков/«Газета.Ru»

Лидер движения «Нарко-стоп» Зайцев уверяет, что они пробовали сотрудничать с правоохранительными органами и передавать контакты торговцев спайсом полиции. «Мы пробовали не раз говорить с полицией. Мы первое время все сдавали, писали заявления в прокуратуру, Следственный комитет. Без толку. Где-то 50–60% рядовые, я не говорю про высший состав, сотрудники полиции с этого деньги имеют, чтобы закрывали на это глаза», — считает он.

Впрочем, сотрудничество с полицией, видимо, иногда приносит плоды. Так, в октябре пресс-служба прокуратуры Москвы сообщила, что Тверская межрайонная прокуратура утвердила обвинительное заключение по делу в отношении 24-летней жительницы Ульяновской области Инары Айзатовой. Ее обвинили в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств, а именно спайса. А задержали ее как раз члены одного из молодежных движений.

Сотрудники полиции пока затрудняются в оценках эффективности такого сотрудничества.

«Есть очень много волонтерских движений, которые борются с педофилами, парковками, испорченными продуктами в магазинах. Их численность не поддается подсчету. Единственная волонтерская организация, которая признана действительно эффективной, — та, что помогает в поиске пропавших детей, — отметил источник «Газеты.Ru» в правоохранительных органах. — Конечно, мы рады помощи, но только в рамках законности».

На грани преступления

По словам источника, доказательства, которые предоставляют борцы со спайсом, крайне сложно задокументировать. «Судя по видеороликам, которые они размещают в интернете, они трогают руками эти пакетики и запихивают их в карманы задержанным, таким образом остаются их отпечатки пальцев. Любой адвокат в суде разобьет такое дело в пух и прах», — отметил собеседник. Негативно на расследовании сказывается и то, что активисты избивают задержанных и обливают краской.

С ним солидарен и адвокат Евгений Черноусов. «В соответствии с Конституцией России и разными федеральными законами «О полиции», «О ФСБ» и так далее, вопросами предупреждения, раскрытия и пресечения преступлений занимаются правоохранительные органы, каковыми являются МВД, ФСБ, Наркоконтроль, прокуратура и другие, — отметил он. — Законом «Об оперативно-разыскной деятельности» им дано право проводить оперативные мероприятия. Поэтому действия активистов незаконные, у них нет полномочий задерживать людей. Это, в общем-то, преступление — применение насилия к лицам, которые подозреваются в совершении преступления. Тем более если после этого причинен вред здоровью, любой — легкий, средний или тяжкий. В лучшем случае это административное правонарушение, в худшем — уголовное».

Юрист подчеркнул, что вещдоки, собранные активистами, с точки зрения УПК не являются доказательствами.

«Задержание должно производиться соответствующими субъектами, при нем должны быть двое понятых, вещдок должен быть упакован, поставлена печать, чтобы не было подмены», — сказал Черноусов.

Что касается уголовных дел в отношении активистов, то и у «Нарко-стопа», и у МАСа таковых было всего по одному — за побои и разжигание межнациональной розни. И оба дела впоследствии были закрыты «за отсутствием состава преступления», и молодые люди отделывались административными штрафами и арестами.

Кроме того, с точки зрения законодательства спайс не всегда является наркотиком. Наркотиком считается только то вещество, которое входит в утвержденный правительством перечень наркотических средств. По сути, это трава с различными химикатами, состав которых постоянно меняется.

«Постоянно появляются новые составы, — отметил адвокат. — Чтобы привлечь к уголовной ответственности, эти составы необходимо включить в список наркотических средств. Если изъятое вещество не содержится в этом списке, тогда не удастся привлечь к ответственности. Положение действительно безвыходное. В последнее время, к сожалению, это действительно проблема для правоохранительных органов, они не успевают реагировать, не успевают включать составы в список. Все время появляются новые, и конца и края не видно. Видимо, это нужно обсуждать на самом высоком уровне».