Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Происшествия

Фрэнк Хьюитсон раньше был ресторанным критиком, а теперь дегустирует еду в СИЗО Мурманска
Фрэнк Хьюитсон раньше был ресторанным критиком, а теперь дегустирует еду в СИЗО Мурманска
Дмитрий Шаромов/Greenpeace/Reuters

Особенности кухни СИЗО за полярным кругом

Ресторанный критик и активист Greenpeace Фрэнк Хьюитсон вынужден описывать особенности пищи мурманского СИЗО-1

Анастасия Берсенева

Бывший ресторанный критик англичанин Фрэнк Хьюитсон вынужден описывать кухню мурманского СИЗО-1. Он один из тридцати задержанных на ледоколе Greenpeace. В письме из камеры Хьюитсон рассказывает, что увидел в водах Кольского залива и какой вид открывается из окошка его камеры.

Британский активист Greenpeace и отец двоих детей Фрэнк Хьюитсон, задержанный на борту ледокола Arctic Sunrise, написал из мурманского СИЗО письмо редактору The Independent on Sunday Лизе Марквелл. С юмором и оптимизмом он рассказывает, что видит вокруг себя в российском изоляторе.

«Дорогая Лиза. Как бывший редактор, писатель-путешественник и ресторанный критик в газете, я думаю, что смогу раскрыть вам несколько горьких истин и дать текущие наблюдения из жизни Русской Арктики.

Правда, наблюдения мизерные, ограниченные девятиметровой стеной с мотками из колючей проволоки, железной сеткой, за которой ходят собаки, сторожевой вышкой и еще одной линией колючей проволоки. Также можно почувствовать некоторые запахи и вообще атмосферу этого места.

Мурманск являлся конечным пунктом назначения кораблей — героев во Второй мировой войне, и кажется, его гавань до сих пор не расчищена от затонувших судов, брошенных подводных лодок и разлагающихся атомных ледоколов (в Кольском заливе, по подсчетам экспертов, в разное время было затоплено более 300 объектов, в том числе иностранные суда. — «Газета.Ru»). Все это я заметил, высовывая голову в иллюминатор Arctic Sunrise, когда нас буксировали под вооруженной охраной. Как ни странно, но на палубу нам выйти так и не разрешили.

С момента прибытия и начала «знакомства» с системой мурманского государственного тюремного хостела я вел дневник с заметками о духовной пище и той, что подавалась три раза в день через окошечко в нашей двери.

Завтрак, 6.00. Это похоже на кашу… Да, это каша.

Обед, 13.00. Где-то там должна быть картошка. Хитрость заключается в том, чтобы отсеивать подозрительные частицы мяса перед употреблением. Не употреблять — это есть мудрость.

Ужин, 19.00. И снова картошка, она обычно возвращается с обеда. Если получить дополнительную порцию воды и хлеба, то ужин может стать вполне приемлемым.

Оказавшись внутри камеры, можно почувствовать защиту и обволакивающую сущность отсека размером два на пять метров. Я думаю, это даже больше, чем вариация ячейки, в которой я останавливался на станции Синдзюку и в даунтауне Осаки (вероятно, имеются в виду японские слипбоксы — микроотели в виде небольшой ячейки с кроватью. — «Газета.Ru»), но некоторые функции отличаются весьма примечательным образом.

Я достаточно стар и помню курящие вагоны в лондонской подземке, и я чувствую, что всеобщий энтузиазм по окуриванию друг друга жив и здоров в нашем «номере» №320. К счастью, декоративные решетки, закрывающие крест-накрест высоко расположенное окно, достаточно крепкие, чтобы выдержать мой вес. Я подтягиваюсь к потолку и просовываю руку сквозь решетки, чтобы открыть заледеневшее окно.

Примерно в 7.00 внезапно объявляется «домашняя уборка». Все одеты в одинаковые синие робы. Кажется, что у всех метел разом отвалились их черенки. Я могу ошибаться, но комната выглядит даже грязнее, чем до уборки. Я могу попытаться написать письмо управляющему и оставить его в коридоре в ящике для комментариев, присоединенном к стальной пластине толщиной сантиметров в 12.

Сегодня вечером было немного воодушевления, так как нам любезно предоставили то, что я думаю, можно назвать шахматами. Мои два коллеги (по комнате) торопились начать и как бы случайно поинтересовались у меня, как много дорожных чеков я обычно беру с собой».

После того как в мурманское СИЗО №1 были отправлены 26 иностранных граждан и четыре россиянина, задержанные на ледоколе Arctic Sunrise, условия в пенитенциарном учреждении стали предметом для обсуждения по всему миру.

После просьбы финки Сини Саарелы о вегетарианской пище руководство СИЗО-1 организовало для нее приготовление еды без мяса.

«Ежедневно три раза в день ей выдаются отварные овощи, приготовленные отдельно от общего котла, а также свежие овощи. Данные продукты предоставляются ей согласно ежедневному меню-раскладке», — говорится в сообщении пресс-службы УФСИН по Мурманской области.

А на прошлой неделе изолятор проверила комиссия УФСИН под руководством замначальника областного управления службы Виктора Алексеева. При осмотре были выявлены недостатки, в частности треснутые стекла, сломанные задвижки на окнах, слишком тусклые лампочки.

«Также комиссия проверила организацию помывки подозреваемых и обвиняемых.

В настоящее время помывка для женщин и несовершеннолетних организована два раза в неделю, остальные лица, содержащиеся в СИЗО-1, принимают душ один раз в неделю, — сообщает пресс-служба УФСИН по Мурманской области. — Стоит отметить, сегодня на завершающей стадии находятся ремонтные работы в дополнительном помывочном боксе, и уже в ближайшее время все подозреваемые и обвиняемые получат возможность принимать душ два раза в неделю».

Тем временем в разных странах мира продолжаются акции протеста против ареста членов экипажа ледокола Arctic Sunrise.

В субботу, 26 октября, активист Greenpeace по имени Патрис взобрался на Эйфелеву башню и повис на веревках между первым и вторым этажами.

Он развернул плакат с требованием освободить экипаж ледокола и экологов. Среди задержанных есть француз — матрос Франческо Писану. Вскоре после начала акции к башне прибыли сотрудники полиции, они заставили Патриса спуститься и выписали ему штраф.

«В среду премьер-министр Франции Жан-Марк Эро встретится с президентом России Владимиром Путиным и премьер-министром Дмитрием Медведевым. Освобождение экипажа Arctic Sunrise должно стать центральной темой в повестке дня этой встречи, уверены в Greenpeace Франции», — говорится в пресс-релизе экологической организации.

Экипаж ледокола и активисты Greenpeace были задержаны 19 сентября после акции экологов у нефтяной платформы «Газпрома» «Приразломная» в Баренцевом море. Пограничники отконвоировали судно в Мурманск, где в начале октября следователи предъявили 30 задержанным обвинения в пиратстве. В октябре по всему миру прошли акции протеста против задержания моряков и экологов. И на прошлой неделе Следственный комитет России решил переквалифицировать действия экологов с пиратства на хулиганство. В настоящее время идет процедура предъявления новых обвинений задержанным.