Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Город

Пожар в здании Дома Стройбюро Болшевской трудовой коммуны
Пожар в здании Дома Стройбюро Болшевской трудовой коммуны
movoopik.livejournal.com

Коммуна горит, но не сдается

Подмосковные градозащитники добились приостановки сноса Дома Стройбюро Болшевской трудовой коммуны

Ирина Резник

В подмосковном Королеве разгорается война между местными властями и градозащитниками из-за исторического здания Дома Стройбюро Болшевской трудовой коммуны. Уникальность ситуации заключается в том, что, если снос наполовину сгоревшего и разрушенного дома будет остановлен, власти грозят вернуть его прежних жильцов, расселенных за счет потенциального застройщика спорного участка.

В подмосковном Королеве разрушается историческое здание Дома Стройбюро Болшевской трудовой коммуны, расположенное по адресу: ул. Орджоникидзе, 2/34. Как сообщает Московское областное отделение ВООПИиК, «под прикрытием администрации, пожарных, МЧС и полиции» и «несмотря на запрет Минкультуры Московской области и поручения губернатора с пятницы продолжается частичный снос Дома Стройбюро, а также пролом стен по всему периметру дома с целью их обрушения». В выходные ВООПИиК при поддержке «Архнадзора» остановило работу экскаватора и установило возле исторического здания круглосуточное дежурство.

Перевоспитание, наказание и пролетарские фрески

Дом Стройбюро является уникальным свидетелем смелого социального эксперимента 1920-х годов по исправлению трудных подростков, а также трагической эпохи 1930-х годов, когда большинство его жителей были репрессированы. Все последующие годы здание использовалось в качестве жилого. Многие десятилетия в нем не было ремонта, что и довело его до критического состояния и признания в 2008 году аварийным. На месте этого и соседних зданий власти Королева решили построить многоэтажный квартал.

И в августе 62 семьи, проживавшие в 32 квартирах (в том числе коммунальных) Дома Стройбюро, были переселены в отдельные квартиры в 17-этажной новостройке за счет потенциального застройщика спорного участка.

Между тем сейчас по заказу Мособлотделения ВООПИиК проводится государственная историко-культурная экспертиза дома. По мнению градозащитников, это знаковое здание, которое имеет не только архитектурную, но и мемориальную ценность (дом связан с именами видных деятелей культуры и науки, посещавших коммуну и оставивших о ней воспоминания).

Кроме того, недавно под слоями обоев в центральной, общественной части жилого дома были обнаружены уникальные фрески художника Василия Маслова, ранее считавшиеся утраченными. По мнению специалистов, фресок 1930-х годов, которыми покрывались стены клубов, фабрик-кухонь и других учреждений, практически нигде не сохранилось.

Коммуна в огне

В сентябре Министерство культуры Подмосковья включило дом в перечень объектов, обладающих признаками объектов культурного наследия и имеющих историко-культурную ценность, и направило в администрацию города и застройщику предписание о запрете любых работ и действий, которые могут нанести ущерб памятнику. Администрация Королева приостановила до 11 ноября разрешение на новое строительство.

С тех пор в опустевшем здании регулярно происходят погромы и возникают пожары.

Справка:

«В дальнейшем пожар возникал вновь»

«26 сентября из-за неосторожного обращения с огнем неустановленного лица в аварийном здании произошел пожар, — говорится в...

В пятницу случился уже восьмой по счету поджог, пожар начался одновременно на всех этажах и с разных сторон дома. При этом, как рассказали в ВООПИиК, «не дожидаясь завершения тушения дома, к нему подъехал экскаватор застройщика ЗАО «Развитие-XXI» и начал ломать одну из секций. Об этом в пятницу были уведомлены губернатор, правительство и ГУВД Московской области, после чего работы по сносу были приостановлены, однако уже в субботу они были возобновлены. Полуметровые кирпичные стены ломаются якобы для того, чтобы затушить тлеющие перекрытия. При этом не применяются пожарные машины, лестницы и иная спецтехника».

По словам представителя Королевского отделения ВООПИиК Марии Мироновой, в Королеве одновременно уничтожается не только признанный памятник конструктивизма, но и «уникальные художественные ценности».

Градозащитники просят власти дать хотя бы возможность спасти (снять и перенести) последние сохранившиеся в стране фрески 1930-х годов. При этом сам процесс сноса показал, насколько крепки капитальные конструкции здания, отмечает Миронова. «Как сказал мне один из пожарных, «этот дом сам никогда не упадет, если ему не помогут, — рассказала она «Газете.Ru». — При этом власти Королева и застройщик открыто шантажируют расселенных жителей, которым не выдают документы на собственность до тех пор, пока не будет снесен Дом Стройбюро.

А в случае признания дома памятником грозят выселить жителей назад, в разгромленные и выжженные квартиры».

Там мог бы быть музей.

Против сноса дома уже высказались авторитетные российские и международные экспертные организации. Так, по мнению кандидата архитектуры, директора Центра авангарда Александры Селивановой,

«в Доме Стройбюро на первом этаже мог бы быть музей, посвященный социальным и архитектурным экспериментам 1920-х годов. Будучи отреставрированной, настенная живопись в пространстве студий Болшевской трудкоммуны была бы исключительным экспонатом.

Тем временем областное Минкультуры с целью изучить общественное мнение объявило на своем сайте опрос «Сносить ли Дом Стройбюро?» Голосование продлится с 1 до 18 ноября.

«В дальнейшем Министерство культуры Московской области, принимая во внимание мнение общественности, будет руководствоваться мнением аттестованных Минкультуры России экспертов, а также предписанными законодательством документами, оформленными в установленном порядке, — актами экспертизы, техническими заключениями и т.д.».

Что касается настенной живописи, то, как сообщили в ведомстве, «точных сведений о ее локализации и степени сохранности не было»

и «фактических доказательств существования монументальных живописных работ» художника Маслова в Доме Стройбюро пока не представлено.

«Исключительно в рамках закона»

В администрации Королева заявляют, что действуют исключительно в рамках закона. Комиссия, признавшая дом аварийным и подлежащим сносу, была создана еще в 2008 году после обращений жителей. Поскольку здание расположено в 150 м от зоны объекта культурного наследия — Костино, — были получены согласования Минкультуры области. Что же касается самого Дома Стройбюро, то в «администрации города не было и нет никаких документов, признающих данное здание как памятник».

При этом, считают городские власти, пустующий дом представляет реальную опасность, а заявления «об умышленном бездействии администрации и гарнизона пожарной охраны является вымыслом и провокацией, преследующей цель дестабилизировать ситуацию».

Что касается бывших жителей отселенного дома, то у них проблем не будет, заверяют в администрации. Но если градозащитники все-таки добьются включения здания в реестр памятников, то «хорошо было бы, чтобы они тогда предоставили и средства для покупки у застройщика квартир по коммерческой цене», отметила руководитель пресс-службы администрации Инна Рождественская. «Администрация, у которой очень ограниченный бюджет, нашла возможность переселить людей из аварийного здания, но квартиры выделялись с условием, что дом будет снесен и на его месте построен новый, — рассказала Рождественская «Газете.Ru». — Но тут задним числом активизировались градозащитники. Тогда пусть они выделят и финансирование на переселение».

Цена вопроса, как утверждают в ЗАО «Развитие-XXI», — несколько сотен миллионов рублей.

Эти деньги, по словам заместителя гендиректора компании Григория Волковицкого, компания истратила на само расселение 62 семей, а также на подведение инженерных сетей и получение дополнительных мощностей. «С коммерческой точки зрения этот проект не представлял для нас интереса, но компания давно работает в Королеве, и мы согласились помочь проживающим в нечеловеческих условиях людям, а также сотням жителей еще трех ветхих домов, расселение которых связано со второй очередью строительства. Теперь они лишаются какой-то жизненной перспективы», — заявил Волковицкий «Газете.Ru».

По его словам, компания имеет все разрешительные документы, в том числе и утвержденный Минкультуры области проект планировки территории, провела публичные слушания с поддержавшими проект жителями и выполнила все договорные обязательства, связанные со строительством первой очереди.

«Защитникам дома не было до него никакого дела все 80 лет его существования, — говорит представитель застройщика. — Но через два дня после отселения последней семьи мы получили из министерства бумагу, что объект стал обладать признаками памятника и мы должны приостановить работы до выяснения обстоятельств».

По его словам, на заседании комиссии по чрезвычайным ситуациям в субботу пожарные попросили сделать отверстия в здании, чтобы получить возможность тушить тлеющий пожар, не подвергая свою жизнь опасности.

«Крикуны с фотоаппаратами»

Что касается собственной позиции застройщика, то, по словам Волковицкого, если компании компенсируют вложенные в выделенные для переселения квартиры деньги, она уйдет с объекта. В противном случае город должен будет эти квартиры вернуть и уже самостоятельно решать, куда селить жителей исторического дома.

«Мы на стороне жителей города, которые реально смотрят на вещи, а не 5–7 крикунов, которые бегают вокруг этого дома с фотоаппаратами, — заявил Волковицкий. —

Справка:

«Застройщику, конечно, не повезло»

По мнению управляющего партнера компании «Добронравов и партнеры» Юрия Добронравова, с точки зрения закона выселить людей из новых...

Но если здание признают памятником, мы будем вынуждены их выселить. И продать свои квартиры по рыночным ценам, чтобы хоть как-то компенсировать свои затраты».

Одна из жителей дома, которые «реально смотрят на вещи», Людмила Ранько считает, что неправильную позицию заняло Минкультуры. «Если бы наш дом представлял историческую ценность, нам не позволили бы приватизировать квартиры либо наложили бы на нас обременения, — считает Ранько. — И если допустить, что там были когда-то какие-то фрески, от них давно ничего не осталось после наших многочисленных ремонтов.

Более того, 19 июля мы получили документ, подписанный замминистра культуры Светланой Анохиной, что этот дом не является исторической ценностью и может быть снесен. Только после этого мы пошли на подписание договоров, в которых прописано, что мы продаем свои квартиры застройщику по договору купли-продажи под снос».