Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

Александр Лукашенко предложил вернуть требование характеристик с прежнего места работы при новом трудоустройстве
Александр Лукашенко предложил вернуть требование характеристик с прежнего места работы при новом трудоустройстве
Михаил Климентьев/ИТАР-ТАСС

«А то очень многие разбосячились»

Александр Лукашенко распорядился вернуть характеристики с места работы

Денис Лавникевич (Минск)

В Белоруссии возвращаются советские взаимоотношения между гражданином и государством. Александр Лукашенко предложил вернуть требование характеристик с прежнего места работы при новом трудоустройстве, а также ужесточить контрактную систему найма. Правительство же подготовило постановление о налоге на тунеядцев: уже со следующего года тем, кто не имеет работы, придется возмещать государству соцрасходы.

Президент Белоруссии Александр Лукашенко во вторник удивил соотечественников новой порцией предложений по возврату к порядкам времен СССР. Посещая завод «Керамин» и выступая перед его сотрудниками, он не только привычно раскритиковал чиновничье-бюрократическую верхушку и «жуликов-частников», но и предложил в масштабах государства изменить систему найма на работу.

«Нам, видимо, надо вернуть что-то вроде характеристик с предыдущего места работы, — заявил Лукашенко, посещая ОАО «Керамин». — А то очень многие разбосячились: мол, президент заставит выплатить зарплату, а мы будем курить или пьяными ходить на работу.

Мы должны в ближайшее время упорядочить систему найма на работу, перехода с одного места работы на другое».

По словам Лукашенко, на контрактную систему Белоруссия должна перейти в течение полугода. При этом он отметил: «У нас еще много людей работает без контрактов. Пусть профсоюзы займутся этим вопросом».

Контрактная система взамен традиционной системы трудовых договоров вводится в Белоруссии с конца 90-х годов. По мнению ряда экспертов, она значительно урезает права работника, давая больше прав нанимателю, что позволило сделать угрозу увольнения эффективным способом репрессий, особенно в отношении госслужащих.

В начале 2000-х в Белоруссии активное продвижение Лукашенко контрактной системы привело к массовым протестам работников и членов независимых профсоюзов.

Тогда это закончилось практически полным уничтожением в стране независимых профсоюзов и подчинением оставшихся профсоюзных организаций государству.

Как указывают эксперты «Газеты.Ru», нынешнее белорусское законодательство не предусматривает такого документа, как «характеристика с места работы».

«Есть статья Трудового кодекса — статья 26 — документы, предъявляемые при заключении трудового договора. Никаких характеристик там нет, зато есть положение о том, что запрещается требовать при заключении трудового договора документы, не предусмотренные законодательством, — говорит сотрудница городской юридической консультации Минска Гражина Домбровски. — Однако, учитывая место президентских декретов и указов в иерархии нормативных правовых актов, если такой указ будет — нанимателям придется его исполнять.

Более того, особо ретивые чиновники уже сейчас могут начать требовать такие характеристики — и бороться с этим будет очень сложно».

Президентская инициатива об ужесточении системы найма на работу и ее смены сотрудником перекликается с его же скандальным декретом годичной давности. 7 декабря 2012 года Лукашенко подписал декрет президента Белоруссии №9 «О дополнительных мерах по развитию деревообрабатывающей промышленности», одной из задач которого было удержать рабочих на модернизируемых госпредприятиях. Тогда в одностороннем порядке с сотрудниками таких предприятий контракты были продлены на максимальные сроки с автоматическим продлением до окончания периода модернизации заводов.

Формально работник мог уволиться только по состоянию здоровья (при наличии врачебного заключения) или с одобрения руководителя областного исполкома.

Тех же, кто покидал предприятие без официального оформления увольнения, предписывалось принудительно (под милицейским конвоем) возвращать на предприятие с вычетом ранее выплаченных премиальных. Если сотруднику все же удавалось под каким-либо предлогом трудоустроиться, он был обязан возмещать госпредприятию сумму ежемесячных выплат из зарплаты, получаемой на новом месте работы.

Этот президентский декрет в обществе был сразу назван «декретом о крепостном праве» и вызвал бурю возмущения со стороны международных профсоюзных организаций и правозащитников.

«Интересно будет посмотреть на характеристики, например, вьетнамских и северокорейских строителей, работающих в Минске. Или ткачей из Бангладеш, которых собираются пригласить на фабрику в Барановичи, — говорит Андрей Поротников, руководитель аналитического проекта Belarus Security Blog.

«Ну а если серьезно, в условиях нехватки квалифицированной и, главное, ответственной рабочей силы, с чем все чаще сталкиваются белорусские работодатели, эти филькины грамоты-характеристики никто не будет особо смотреть даже на госпредприятиях. Главное, чтобы человек был трудолюбив, ответственен и профессионально подготовлен. В Белоруссии нет проблем найти работу, но есть проблема найти хорошего работника. Даже за большие деньги. Властям надо не глупостями заниматься, а создать гибкую систему профессиональной переподготовки, развивать мобильность рабочей силы в рамках страны. И начать, наконец, серьезно работать с диаспорой в плане репатриации молодых граждан стран СНГ белорусского происхождения и их абсорбции в нашей стране», — считает Поротников.

Пока Александр Лукашенко делился своими инициативами по трудоустройству, начальник главного управления финансирования социальной сферы Министерства финансов республики Светлана Кретова сообщила депутатам белорусского парламента, что в правительстве уже готов проект документа, согласно которому с неработающих граждан планируется взимать единовременный налог в размере 2,6 млн белорусских рублей (около $300).

Выступая на расширенном заседании палаты представителей Национального собрания Белоруссии, Светлана Кретова заявила: «В настоящее время в правительстве рассматривается вопрос об установлении налога для граждан, которые не участвуют в формировании доходной части бюджета путем уплаты налогов, так как нигде формально не работают, но пользуются социальными благами, которые финансируются из бюджета».

По ее словам, в подготовленном документе дается определение категории граждан, которых «можно отнести к тунеядцам», а также предлагается установить для таковых ежегодный фиксированный платеж — своего рода «налог на тунеядство».

Уклоняющихся от уплаты нового налога будут штрафовать.

Сама идея не нова и обсуждается на самом высшем уровне уже достаточно давно. Еще летом на совещании у президента министр по налогам и сборам Владимир Полуян заявил, что объем теневой экономики в Белоруссии составляет 8–10% ВВП, то есть $5–6 млрд.

А 12 июля премьер-министр Михаил Мясникович заявил, что в Белоруссии, по официальной статистике, 23,9 тыс. безработных, а по личным подсчетам Мясниковича — примерно 445 тыс. из числа трудоспособного населения (10%) нигде не работают и не вносят никакого вклада в развитие экономики. Председатель Совмина отнес к их числу и тех белорусов, которые заняты в теневом секторе экономики либо уехали на заработки за границу.

То, в каких количествах белорусы (прежде всего строители) едут на заработки в Россию, уже не раз обсуждалось правительством и президентом. Понятно, что такие «трудовые челноки» не платят налогов.

Также, по признанию премьер-министра, во множестве белорусских организаций лежат трудовые книжки так называемых подснежников, которые на самом деле не работают — лишь учтены как работающие.

В свою очередь, Александр Лукашенко на совещании по вопросу реформирования МВД Белоруссии заявил, что бездельникам следует «выдавать кайло» и другие инструменты, привлекая к общественно полезному труду.

Президент тогда приказал обеспечить строгий учет всех тунеядцев во всех населенных пунктах, отметив: «Бездельник — это будущий преступник».

Это заявление прозвучало еще в ноябре 2012 года, но никаких сообщений о появлении «государственного реестра бездельников и тунеядцев» пока не поступало.

По данным независимых экспертов, на которых ссылается ИА Regnum, численность белорусов, работающих за рубежом, может составлять до 1,3 млн человек, более 90% из них трудоустроены в России на постоянной или временной работе.

В сентябре 2013 года более 25% белорусов заявили, что члены их семей работают за границей.

По данным Центробанка РФ, объем личных денежных переводов из России в Белоруссию в 2012 году составил $843 млн, увеличившись на 51,6% по сравнению с 2011 годом. Если добавить к этому суммы, привозимые трудовыми мигрантами наличными, получится, что доходы работающих за рубежом белорусов (которых на родине записывают в «тунеядцы») обеспечивают около 2% ВВП страны.