Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Образование

Артем Геодакян

«Две комнаты в подвале — уже университет»

Общественная палата предлагает направить федеральных общественных наблюдателей следить за ЕГЭ

Елена Мухаметшина

Общественных наблюдателей на ЕГЭ могут допустить на процедуру проверки работ. Реанимировать институт общественных наблюдателей на едином госэкзамене, который был законодательно установлен в 2011 году, пытаются в Общественной палате. Однако эксперты считают, что такой институт не будет работать на добровольных началах. К тому же пока наблюдателями в основном будут родители, их независимость будет оставаться сомнительной.

В понедельник в Общественной палате прошел всероссийский форум «Общественное наблюдение на ЕГЭ в 2014 году». Эксперты поддержали создание пула федеральных общественных наблюдателей, которые смогут присутствовать не только на процедуре сдачи экзамена и при апелляции, но и при проверке работ.

Отправить наблюдателей предложено в наиболее сложные регионы, где больше всего зарегистрировано нарушений в прошлые годы.

Члены Общественной палаты высказали свои замечания, каким образом можно заставить институт общественных наблюдателей на ЕГЭ работать, чтобы он не был простой формальностью. «Необходимо закрепить за наблюдателями право присутствовать не только в аудиториях, где сдают ЕГЭ, но и в момент сканирования результатов ЕГЭ в центре обработки данных, а также иметь доступ к обезличенной базе данных ЕГЭ», — заявил глава комиссии ОП по развитию образования, ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов.

По мнению Кузьминова, важно, чтобы мотивов к злоупотреблению на ЕГЭ не возникало на высоком уровне — у экзаменаторов и губернаторов.

«Невозможно избежать нарушений процедуры экзамена, если идет соцсоревнование регионов — у кого ЕГЭ лучше.

Не следует использовать результаты ЕГЭ для оценки работы школ, муниципалитетов и регионов. Такого рода модель искажает работу региональных органов образования по проведению ЕГЭ. Если вы хотите оценивать вклад работы губернаторов в работу школы, то пусть оценивают по количеству победителей на Всероссийской олимпиаде школьников от того или иного региона — там от них ничего не зависит», — сообщил Кузьминов.

Министр образования и науки Дмитрий Ливанов заявил, что в подавляющем большинстве пунктов приема ЕГЭ проходит в соответствии с законодательством. «Однако есть и нарушения процедуры, в основном во время сдачи экзамена и при проверке работ. В 2013 году таких нарушений было выявлено 1500, — сказал министр. —

Многие недостатки ЕГЭ связаны с его закрытостью для общественного контроля.

В этом году мы ставим задачу сделать экзамен более прозрачным. Разработан комплекс мер в процедуре экзамена: усиление информационной безопасности, сокращение пунктов проведения экзаменов, особенности распределения контрольно-измерительных материалов по часовым поясам, изменение схемы их доставки, расширение практики видеонаблюдения. А также важный элемент — это повышение значимости общественного контроля. Важно, чтобы работа наблюдателей была организована не формально, а также чтобы к нему привлекалось вузовское сообщество».

Первый заместитель председателя комиссии ОП по развитию образования Любовь Духанина сообщила, что

на прошедшем в этом году ЕГЭ среди наблюдателей было 65% представителей общественных организаций, 15% частных лиц, 5% представителей от региональных и муниципальных органов власти, 3% представителей СМИ, 2% представителей политических партий.

Комиссия ОП предлагает пускать наблюдателей на проверку работ. Сейчас Минобрнауки и Рособрнадзор уже работают над этим нововведением. «Также необходимо, чтобы была реакция на выявленные нарушения. Надо прописать последствия вмешательства общественного наблюдателя — какие санкции последуют для ребенка и организаторов ЕГЭ, если наблюдатель вписывает в акт нарушения. А также необходимо прописать санкции за нереагирование структур на заявления от общественных наблюдателей», — сказала Духанина.

Заместитель главы Рособрнадзора Анзор Музаев рассказал, что наблюдателями на ЕГЭ в 2013 году было 37 265 человек. Большинство наблюдателей присутствует лишь во время экзамена в пунктах проведения экзамена, некоторые также присутствуют на рассмотрении апелляций.

Большая часть общественных наблюдателей работает на обязательных предметах — русском языке и математике.

В разных регионах распределение общественных наблюдателей проходит по-разному. К примеру, в Москве, Мордовии, Хакасии, в Ставропольском и Красноярском краях в прошлом году было более 10 человек на одном пункте приема экзамена. А в Башкирии, Дагестане, Адыгеи, Ингушетии, Псковской, Самарской областях — меньше двух человек. «Но нельзя делать упор на эти цифры. К примеру, в Ставропольском крае большое число наблюдателей не спасло от скандалов. Есть еще один регион, где было более 2700 наблюдателей. Там не было подано ни одного заявления о нарушении процедуры проведения, хотя это был один из самых скандальных регионов во время сдачи ЕГЭ в этом году», — сообщил Музаев.

По словам представителя Рособрнадзора, общественные наблюдатели написали только 82 заявления, по которым были вынесены какие-либо административные решения.

«Так что тут мы до сих пор видим формальный подход к делу. Причинами неэффективной работы наблюдателей является недостаточный уровень подготовки и отсутствие интереса в обеспечении объективного экзамена», — заявил Музаев. Кроме того, Рособрнадзор заявил о создании института федеральных общественных наблюдателей. Уже с 19 ноября на сайте Рособрнадзора можно будет пройти процедуру регистрации, чтобы в дальнейшем получить этот статус.

Глава Федерального центра тестирования Сергей Пономаренко привел в пример Краснодарский край, где наблюдателями являются представители родительских комитетов, и Мурманскую область, где отбор наблюдателей идет из родителей учащихся 9-х и 10-х классов. Пономаренко сообщил, что наблюдатели в этом году выявили 1097 нарушений во время ЕГЭ, но, как сказано выше, только по 82 из них были вынесены административные решения.

Директор центра образования №548 «Царицыно» Ефим Рачевский заявил, что с институтом общественных наблюдателей ничего не получится.

«Кто в основном идет в наблюдатели? Родители. Какой родитель захочет сделать плохо школе, где учатся его дети?

Поэтому важно создать пул федеральных наблюдателей. Они должны пройти обучение — знать право и разбираться в процедуре ЕГЭ. — Это дорогостоящий проект, поэтому необходимо в бюджете прописать процедуру обучения федеральных наблюдателей», — сказал директор школы.

Также Рачевский отметил, что необходимо продумать о времени, которое необходимо наблюдателям. «ЕГЭ проводится две недели. Никакой работодатель не отпустит сотрудника в «общественные наблюдатели на ЕГЭ», никто не поедет на свои деньги в другой регион. Поэтому надо подумать о формировании бюджета на обучение федеральных наблюдателей и транспортные расходы, а кроме того прописать возможность отпускать их с работы на время ЕГЭ с сохранением зарплаты», — заявил Рачевский.

С ним согласился и председатель Общества защиты прав потребителей образовательных услуг Виктор Панин.

«Института общественных наблюдателей в нашей стране на сегодня нет. Это утопия и профанация. Никто никуда не поедет, чтобы следить за проведением процедуры ЕГЭ. Наблюдателям на выборах платят, там есть мотивация»,

— заявил Панин. По его словам, будущее за независимыми структурами наблюдателей, у которых будет на это бюджет.

Член ОП Дагестана Магомед Абдулхабиров рассказал о ЕГЭ в Дагестане, который, по его словам, превратился в «нравственное разложение подрастающего поколения на уровне школы».

«Это катастрофа, потому что ребенок ощущает, что без взятки ничего невозможно в этой жизни сделать.

Этому способствуют чиновники, учителя, представители министерства образования Дагестана. Необходимо провести тотальную проверку системы образования Дагестана», — считает Абдулхабиров.

По поводу общественных наблюдателей, Абдулхабиров высказался также резко.

«Да кто их допустит в пункты проведения экзамена в Дагестане? У дверей стоят головорезы, которые говорят, что не пустят в аудиторию.

Не надо освобождать глав регионов от ответственности, ее просто нужно по другому сформулировать — пусть несут ответственность за студентов, которых исключили из вузов из их регионов на первом и втором курсе. В Дагестане более 25 исламских университетов, более 80 филиалов вузов.

Две комнаты в подвале — это уже университет, две комнаты на первом этаже — это уже академия.

У общества, тотально пораженного коррупцией, не может быть хорошо с образованием», — завершил эксперт. Следует сказать, что в Дагестане в этом году создан штаб по проведению ЕГЭ, который будет контролировать ситуацию при проведении экзамена.