Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

Павел Смертин/ИТАР-ТАСС

Ритуальные заслуги

Похоронная отрасль России находится в системном кризисе, заявляют эксперты

Елена Мухаметшина

Похоронная отрасль России в упадке. Ее представители жалуются на отсутствие единой государственной политики в области похоронного дела. Эксперты сообщили, что рынок похоронных услуг в Москве находится на 60% в теневом секторе. А новый закон, который должен был реформировать отрасль, не учел интересов похоронных бюро и общественности.

Эксперты рассказали об основных проблемах российской похоронной отрасли, которая нуждается в реформировании, на пресс-конференции «Кризис похоронной отрасли в России. Его причины, проблемы и пути выхода». На сегодняшний день, по словам вице-президента Союза похоронных организаций и крематориев Алексея Сулоева,

в отрасли шесть основных проблем: коррупция при продаже информации о смерти, отсутствие земли под новые захоронения, ликвидация системы подготовки агентов похоронного обслуживания, конфликт интересов здравоохранения и похоронного дела, бесконтрольный допуск на рынок всех желающих, отсутствие общественного и государственного контроля.

Одной из острейших проблем отрасли является продажа информации о смерти. Как эта система функционирует: человек умирает, его родственники звонят в «03», оттуда звонок идет дежурной бригаде «скорой помощи», потом в отдел учета , анализа, смертности и перевозки умерших, далее информация поступает бригаде «труповозки», после чего к работникам моргов, которые и продают информацию. Информация о больничной смертности продается через дежурных врачей, начальников патологоанатомического отдела и дежурного санитара морга.

Цена такой информации составляет 20 тыс. руб. Информация о больничной смерти стоит 6 тыс. руб.

«Информация о домашней смертности сегодня может спокойно попасть в руки к недобросовестным клиентам. Сегодня в России штраф за покупку информации о смерти — 5 тыс. руб., по закону во Франции и Германии за это полагается 100 тыс. евро штрафа и пять лет тюрьмы. ФАС же не считает нужным прописывать в законе, который она разрабатывает, вводить ответственность за покупку информации о смерти», — заявил Сулоев.

Эксперт привел некоторую статистику похоронной отрасли. Оказывается, города-миллионники дают 35% (14 млрд руб.) от объема выручки за похоронные услуги, остальные 65% (26 млрд руб.) рассредоточены по России. Это объем, который получают легальные компании.

А объем выручки нелегального бизнеса — от 80 млрд до 200 млрд руб. По его словам, в США официальный рынок составляет, в пересчете на рубли, 480 млрд.

«Сегодня почти весь коммерческий бизнес в этой отрасли не платит налогов. Когда все время надо платить взятки, то платить еще и налоги очень сложно. Поэтому год от года легальных компаний становится все меньше, а нелегальных — все больше.

В Москве теневой рынок похоронного обслуживания составляет более 60%.

Еще четыре года назад этот рынок составлял не более 30%», — сказал Сулоев.

Стоимость полного пакета ритуальных услуг в России составляет в среднем 830 долларов. Для сравнения в Китае — 1200 долларов, в Великобритании — 9000 долларов, а в США — 13 000 доллларов.

По данным Сулоева, в Москве 43% умерших (50 016 человек) в этом году были захоронены в гробах на кладбищах Москвы, 29% (33 741 человек) — в урнах с прахом. Остальные 28% (32 443 человека) вывозят для захоронений в другие регионы. «Последний пункт — это не совсем корректная информация, такого просто не может быть.

Система учета отсутствует, и мы можем только гадать, куда в Москве девается каждый третий покойник»,

— говорит Сулоев. Поэтому, по словам эксперта, очень сложно рассчитать количество земли, которое необходимо для умерших. «Читал на днях интервью двух чиновников. Чиновник из Москвы говорит, что в год на 120 тыс. умерших нужно 7 гектаров земли, чиновник из Московской области — что на 96 тыс. умерших нужно 25 гектаров земли.

«Никаких нормативов на сегодняшний день нет», — говорит Сулоев. «Это несомненный фактор коррупции — 30 тыс. покойников каждый год в Москве хоронится незаконно. Никто не может сказать, кто их похоронил, где их похоронили, хотя обычно их хоронят на кладбищах Москвы и Подмосковья», — заявил член Общественной палаты РФ, вице-президент Союза потребителей РФ Владимир Слепак.

«Сегодня нужна новая редакция закона «О погребении и похоронном деле», старый был принят в 1996 году. Ни одно из ведомств все эти годы не курировало похоронную отрасль. Ухудшение ситуации в отрасли произошло после отмены лицензирования оказания похоронных услуг»,

— отметил Слепак.

По словам Сулоева, суды на основании этого закона принимают прямо противоположные решения. «В частности, один из судов принял решение, что похоронные услуги в России может оказывать кто угодно, через неделю другой суд принял решение, что услуги могут оказывать только специализированные конторы. ФАС и Москва руководствуются первым решением суда. Из-за этого мы за три года достигли первого места в мире по такому показателю, как количество агентов на одного умершего. В Москве сегодня восемь агентов на одного умершего, тогда как в Париже — 1,6 агента на умершего, в Вене и Барселоне — 1 агент, в США — 1,8 агента на одного умершего.

За три года число ритуальных организаций у нас увеличилось с 20 до 500. Настолько же выросло количество взяток, которые они дают»,

— рассказал Сулоев.

По словам Слепака, главная проблема заключается в том, что в России нет единого стандарта оказания ритуальных услуг. «Мы единственная страна в мире, где нет ни одного госоргана, который курировал бы эту деятельность. У нас вся эта отрасль отдана муниципалитетам, у которых нет возможности вести эту работу», — добавил Сулоев.

«Абсолютно отсутствует генеральная линия — политика государства в области похоронного дела. Отношение к погребению — это вопрос базисных моральных ценностей, вокруг чего строится общество.

Генеральная линия должна быть протянута на века», — сказал председатель профсоюза похоронных организаций Антон Авдеев.

Сулоев рассказал, что они давно поднимают проблему нехватки земли под захоронения. «Мы говорили, что земли осталось на два-три года, нам чиновники ответили, что это неправда, что земли хватит на 15 лет. Но сегодня в Москве можно хоронить только на одном кладбище — Перепечинском. Есть еще Домодедовское и Алабушевское, но первое — это просто участок леса, а не кладбище, а на втором кладбище хоронят в основном жителей Зеленограда», — сказал Сулоев.

«В Московской области чиновники поставили задачу: активизировать развитие кремационного дела для решения проблемы нехватки земельных участков под размещение новых кладбищ. Это как активизировать? Легче всего, наверно, поменять религию с православия на буддизм, тогда мы сразу решим эту проблему», — добавил Сулоев.

В Германии после войны, по словам эксперта, не было построено ни одного кладбища, потому что там действуют другие нормы захоронения. По словам Сулоева, 37% мест на кладбищах Москвы заброшены. «Весь мир идет по пути аренды этих участков. У нас никто не решает эту проблему. В итоге эта проблема только усугубляется продажей участков близкими родственниками для захоронения, — сказал Сулоев. —

Новый губернатор Московской области предложил решить проблемы с землей путем строительства многоэтажных склепов, как в Испании, которые иногда достигают размеров с пятиэтажный дом, — ниши, куда вставляются гробы.

Но такие захоронения нехарактерны для россиян».

«Надо менять законодательство так, чтобы не тратить бесконечно землю. Мы единственная страна в мире, которая выделяет столько земли под кладбища. А земли нет, поэтому надо идти не по пути расширения кладбищ, а по европейскому пути использования уже выделенных под кладбища земель. Нужно увеличивать глубину могилы, использовать заброшенные могилы», — сказал Сулоев. По словам Слепака, нужна возможность использования заброшенных могил под новые захоронения.

«Сегодня, скорее всего, именно в таких могилах хоронят те 30% людей, которых якобы вывозят в регионы. Мы живем в условиях системного кризиса в этой области,

— говорит Слепак. — Сегодня люди не понимают, что такое место захоронения, они думают, что это их собственность. Поэтому мы периодически видим объявления: «Продам могилу дедушки». Нам придется, опираясь на принципы человечности, довести до всех, что общество дало своему члену бесплатно место погребения, поэтому родственники должны следить за могилой. Если ответственных за могилу нет, то нет проблемы найти новых». Сулоев объяснил, как действует система использования заброшенных могил: на новом памятнике сзади просто пишутся имена всех, кто был похоронен раньше на этом месте.

Сейчас ФАС готовит законопроект о реформировании отрасли, и он лучше проработан, по мнению экспертов. «ФАС решила ввести частные кладбища и крематории, только они уже давно в России есть, правда, это не на 100% частные кладбища. Но почему-то ФАС, несмотря на мнение отрасли, не сочла нужным вернуть лицензирование похоронных услуг. Так что мы против этого варианта закона», — сказал Сулоев. Второй закон готовится в Москве, в частности, город предложил ввести лицензирование для столичных похоронных бюро.