Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

Активисты Greenpeace Александра Харрис и Фил Болл покидают аэропорт Пулково в Санкт-Петербурге
Активисты Greenpeace Александра Харрис и Фил Болл покидают аэропорт Пулково в Санкт-Петербурге
Dmitri Sharomov/Greenpeace/Reuters

Уехать из России за три дня

Фигуранты дела Greenpeace покидают Россию

Анастасия Берсенева

Моряки и экологи Greenpeace с ледокола Arctic Sunrise покидают Россию. Им дали три дня, чтобы выехать из страны, — на такой срок действуют выписанные им транзитные визы. Иностранцы из «арктической тридцатки» говорят, что им жаль уезжать из России — им понравились страна и люди.

В пятницу — ровно через 100 дней после захвата ледокола Arctic Sunrise — моряки и экологи начали покидать Россию. «Уже уехали 12 человек, вечером еще несколько улетят, и завтра — все остальные», — объяснила «Газете.Ru» пресс-секретарь Greenpeace России Мария Фаворская. Все 30 фигурантов дела о высадке сотрудников Greenpeace на нефтяную платформу «Газпрома» «Приразломная» были амнистированы на этой неделе. В четверг вечером они получили транзитную визу, которая позволяет 26 иностранцам находиться на территории России три дня. В течение этих трех дней они должны покинуть страну.

«Да, фактически это словно высылка», — согласилась Фаворская.

Фигурантов дела начали отпускать из СИЗО под залог с 20 декабря. Они поселились в одном из отелей Санкт-Петербурга. «Нас там было 80 человек — 26 иностранцев, их семьи, адвокаты и приехавшие из Москвы сотрудники Greenpeace», — рассказала Фаворская. Дни на свободе моряки и экологи проводили в прогулках по музеям. Посмотрели Эрмитаж, Государственный русский музей, а также музей Арктики. До Петергофа иностранцы не доехали — их предупредили, что выезд из города в область будет нарушением режима нахождения под залогом. Так что сувениры им пришлось выбирать в Санкт-Петербурге. Например, матрос из Бразилии Анна Паула Масиель увезет на родину серьги в виде матрешек.

«Но самый главный сувенир — это документы об амнистии, которые им выдали в Следственном комитете. Они фотографировались с этими бумажками и повезут их с собой показывать друзьям», — говорит Фаворская.

В СК моряки и экологи были вызваны в католическое Рождество, так что бумаги об амнистии стали своеобразным подарком иностранцам. А вечером их ждали в одном из ресторанов на празднование Рождества.

Первым Россию покинул пресс-секретарь Greenpeace из Швеции Дмитрий Литвинов. Он уехал на поезде в Хельсинки. «Я снова покидаю Россию. И, как и 39 лет назад, не знаю, смогу ли когда-либо вернуться», — сказал Литвинов перед отбытием.

Он рассказал, что стал политзаключенным в четвертом поколении. Его прапрадед Максим Литвинов был арестован еще при царе Николае, прадед Лев Копелев при Сталине провел 10 лет в заключении за оппозиционную деятельность, а отец был сослан в Сибирь за выступление против ввода советских войск в Чехословакию.

«Я никогда не жалел о том, что сделал, — ни находясь в тюрьме, ни тем более сейчас, — говорит Литвинов. — Приходит время встать и заявить свое мнение, именно так мы и поступили. Возможно, нефтяные компании поначалу радовались нашему аресту, но на самом деле он обернулся для них катастрофой. Движение в защиту Арктики приобрело всемирную известность и миллионы сторонников».

Утром в пятницу в аэропорту Пулково состоялись проводы второй партии уезжающих.

«Здесь много хороших людей. Надеюсь, еще вернусь», — сказал на прощание капитан ледокола Питер Уилкокс.

«Да, конечно, я радуюсь. Но чувства такие смешанные, — рассказала англичанка Александра Харрис, начальник связи на ледоколе. — С одной стороны, это облегчение от того, что я еду домой. Четыре месяца — это все-таки долгий срок вдали от семьи и друзей. А с другой — я буду очень скучать по друзьям из «Arctic30», которые стали членами моей большой новой семьи. Я горжусь, что разделила с ними этот опыт».

Обладатель первой выданной визы, активист Greenpeace из Великобритании Энтони Перретт, сказал, что он намерен продолжить борьбу против добычи нефти в Арктике. «Наша главная цель — остановить добычу нефти в Арктике. Так что мы будем продолжать работать. До свидания. Нам было хорошо в компании русских людей», — сказал Перретт.

В России «арктическая тридцатка» оставляет свои ноутбуки, мобильные телефоны и одежду — техника была изъята следователями, а вещи остаются на ледоколе, который все еще стоит под арестом в порту Мурманска.

«Даже если с судна будет снят арест, потребуется ремонт, прежде чем мы сможем его забрать», — пояснила Фаворская. Дверь в рубку была сломана во время штурма, а навигационное оборудование, без которого судно не сможет продолжить путь, было снято.

«К сожалению, эта история несправедливого преследования за мирный протест еще не закончилась.

Следствие только прекратило наше уголовное преследование, но само дело еще не закрыто»,

— заявил руководитель пресс-службы «Greeenpeace России» и один из «арктической тридцатки» Андрей Аллахвердов.

Акция Greenpeace в Баренцевом море была проведена 18 сентября этого года. Береговая охрана задержала двух активистов, поднявшихся на борт нефтяной платформы, остальные экологи вернулись на шлюпках к ледоколу. На следующий день пограничники на вертолете подлетели к ледоколу и высадились на него, захватив судно. Еще несколько дней оно буксировалось в порт Мурманска, где всем 30 членам экипажа и экологам предъявили обвинение в пиратстве и арестовали на два месяца — до 24 ноября. В конце октября следствие решило переквалифицировать обвинение на хулиганство. Как заявили в СКР, ряду фигурантов дела может грозить обвинение в сопротивлении сотрудникам правоохранительных органов. Однако затем фигурантов дела перевезли в Санкт-Петербург, где суды изменили для них меру пресечения на залог. С 20 декабря задержанные были освобождены. А затем они были амнистированы.