Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

ИТАР-ТАСС

Невыезд с конфискацией

В Госдуму внесен еще один законопроект об ужесточении наказаний за терроризм

Александра Кошкина

В Госдуму внесен очередной законопроект, ужесточающий наказание за терроризм. Предлагается более сурово карать как самих террористов, так и их родственников, а также ввести новые виды наказания — запрет на выезд из страны, арест банковских счетов и конфискацию имущества. Кроме того, могут разрешить приговаривать женщин к высшей мере наказания — смертной казни или пожизненному заключению.

Депутат от ЛДПР Роман Худяков внес в Госдуму еще один законопроект с поправками в Уголовный кодекс, ужесточающими наказание за терроризм. Это уже как минимум пятая подобная инициатива за последний месяц, последовавшая после серии терактов в Волгограде. Эксперты сомневаются, что все они будут приняты, тем более что частично такие проекты друг друга дублируют, но не исключают, что на антитеррористической волне могут быть реализованы отдельные непопулярные меры, за которые давно ратуют силовики.

Депутат Худяков предлагает увеличить наказание по ряду статей УК, в частности за «террористический акт» (ст. 205 УК), «содействие террористической деятельности» (ст. 205.1 УК), «публичное оправдание терроризма» (ст. 205.2 УК), «прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности» (ст. 205.3 УК), «организацию террористического сообщества и участие в нем» (ст. 205.4 УК), «организацию деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации» (ст. 205.5 УК) и «захват заложника» (ст. 206 УК). Все эти статьи на данное время предусматривают различные сроки лишения свободы — от 8 до 15 лет, а иногда до 20 лет.

По мнению Худякова, такое наказание является слишком мягким, и потому сроки надо увеличить до 15–25 лет тюремного заключения.

Не отказался он и от ранее предложенной идеи ввести новую статью, которая предусматривала бы уголовную ответственность для близких родственников преступника, совершившего теракт. Правда, правоохранительным органам придется доказать их «взаимодействие с ним в течение года», даже если он был убит при задержании. То есть если родственник в течение года знал о деятельности преступника, предвидел или мог предвидеть опасность и, пусть и не желал теракта, сознательно его допускал и относился к этому безразлично, такое пассивное участие тоже будет считаться умышленным преступлением.

Если законопроект будет одобрен, лишать свободы родственников террористов не будут, но зато смогут лишить званий и госчинов, запретить выезжать за границу, конфисковать имущество и арестовать банковские счета.

При решении суда такой осужденный сможет выехать за рубеж только с согласия «специализированного госоргана», в котором он должен будет отмечаться как минимум раз в месяц. В случае уклонения от регистраций суды будут вправе изменить наказание на реальное лишение свободы. Конфискованное имущество и арестованные счета будут изыматься в пользу государства либо потерпевших. Все эти меры можно будет применять как в виде основного, так и дополнительного наказания. Впрочем, если родственники бандитов сообщат органам власти о готовящемся преступлении за три месяца до его совершения, какая-либо уголовная ответственность с них будет снята.

«Напомню, что в Израиле власть радикально решает проблему терроризма: дом, в котором проживает семья террориста (или лица, каким-либо образом причастного к совершению преступления против общественной безопасности), подлежит сносу.

Эти меры заставляют его задуматься не только о себе, так как своими действиями он обрекает свою семью на голодное существование с навсегда запятнанной репутацией», — говорится в пояснительной записке депутата к законопроекту.

Худяков также предлагает ввести пожизненное заключение и смертную казнь для женщин.

Нынешний УК высшие меры наказания для женщин не предусматривает. «Сегодня огромное количество преступлений совершают именно женщины, и в условиях повышенной женской преступности создаются все новые и новые женские исправительные учреждения. Женщины-террористы, именуемые «черные вдовы», совершают преступления, не вызывая к себе даже подозрений», — отмечается в пояснительной записке.

Кроме того, если в настоящее время лицо, участвующее в подготовке теракта, вдруг пересмотрит свои взгляды, решит добровольно сообщить об этом властям и будет способствовать раскрытию преступления — оно освобождается от уголовной ответственности, то законопроект, если он будет принят, лишит его такой возможности. Таким образом, явка с повинной не избавит раскаявшегося террориста от ответственности.

Это не первый законопроект, подготовленный Худяковым, который предусматривает изменение УК. В конце прошлого года он внес в Госдуму пакет законопроектов о снятии моратория на смертную казнь за особо опасные деяния, повлекшие многочисленные жертвы, и педофилию. Впоследствии он отозвал свой документ. А 9 января этого года впервые предложил ввести ответственность для родственников террористов.

Появление третьего законопроекта Худяков объяснил необходимостью срочно внести поправки. «Я посоветовался со своей фракцией по этому законопроекту, со своими избирателями, и внес туда коррективы. Сейчас уже полностью исправленный, со всеми коррективами, я его заново внес на рассмотрение парламента», — объяснил чиновник «Газете.Ru». Новая версия оказалась более жесткой.

По его словам, законопроект «дает шанс родственникам на исправление своих ошибок».

«Если родители так воспитали своего ребенка и он встал на террористический путь, то у родителей есть шанс предупредить террористические деяния, — отметил Худяков. — Тогда они с себя ответственность за происшествие снимают, со своих плеч».

В середине января похожий пакет законопроектов также внесли депутаты Ирина Яровая («Единая Россия»), Олег Денисенко (КПРФ), Андрей Луговой (ЛДПР), Леонид Левин («Справедливая Россия»). В нем тоже есть предложения по изменению УК, причем по более широкому списку, чем у Худякова. В него также вошли такие преступления, как «угон судна воздушного или водного транспорта», «посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля», «насильственный захват власти», «вооруженный мятеж», «нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой». По некоторым из них предлагается ужесточить наказание вплоть до пожизненного заключения. Вводит законопроект и ответственность за организацию финансирования терроризма, которая напоминает предложение Худякова о финансовой ответственности родственников преступников.

Впрочем, кому именно будут адресованы эти инициативы в случае принятия, остается не очень понятно. Очевидно, что на смертников, с помощью которых были совершены наиболее громкие последние теракты, они вряд ли могут произвести особое впечатление. А живьем в руки правосудия попадает отнюдь не много террористов. Согласно статистике судебного департамента при Верховном суде, за первое полугодие 2013 года по «террористическим» статьям — 205, 205.1-205.5, 206 УК — были осуждены всего лишь 14 человек.

А за весь 2012 год суды по всей России отправили за решетку всего 29 террористов и их пособников.

Председатель Комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павел Крашенинников находит проект Худякова противоречащим Конституции. «Внесенным законопроект по Уголовному кодексу считается только, когда есть заключение правительства России и Верховного суда, в противном случае это пиар, — сказал он «Газете.Ru». — Не может брат отвечать за брата. Мы уже ушли от тех времен, когда за мятеж расстреливали других людей. Другое дело, если они принимали соучастие в преступление. Но если есть соучастники, они и так привлекаются к ответственности по Уголовному кодексу».

Адвокаты также относятся к данной инициативе скептически. «Зачем принимать какие-то дополнения, если в УК есть вид соучастия — пособничество?, — недоумевает адвокат Татьяна Окушко, которая специализируется на защите обвиняемых в терроризме. — То есть если человек знал, что это бандит, то он уже пособник этому бандиту, и эта статья у нас уже есть».

Впрочем, эксперты не исключают, что на волне борьбы с терроризмом законодатели могут принять отдельные предложения, за которые давно ратуют спецслужбы. К примеру, только на днях глава СК Александр Бастрыкин заявил в интервью, что было бы правильным вернуть в перечень уголовных наказаний конфискацию имущества. Причем он рассматривает ее как эффективную антикоррупционную меру.