Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Армия

Владимир Путин подписал закон о задачах и полномочиях военной полиции
Владимир Путин подписал закон о задачах и полномочиях военной полиции
ИТАР-ТАСС

Гроза «дедов» и дезертиров

Создаваемая военная полиция не получит полномочия оперативно-разыскной деятельности

Максим Солопов

Создаваемая в Российской армии военная полиция займется борьбой лишь с неуставными отношениями и дезертирами и не сможет вести более серьезные дела. Это следует из подписанного Владимиром Путиным закона о полномочиях новой силовой структуры. Активным сторонником ее создания был экс-глава ведомства Анатолий Сердюков, но после коррупционного скандала ее полномочия были кардинально урезаны.

Владимир Путин подписал пакет поправок в законодательство, описывающих полномочия военной полиции. Текст документа размещен на официальном интернет-сайте правовой информации. Согласно ему, корректировке подверглись отдельные статьи Уголовно-процессуального и Уголовно-исполнительного кодексов, а также федеральные законы «Об обороне», «О полиции», «О прокуратуре», «О статусе военнослужащих» и ряд других.

«Внесение этих изменений направлено на установление законодательных основ деятельности военной полиции Вооруженных сил Российской Федерации», — говорится в сообщении пресс-службы президента.

В документе указывается, что подчиняться военная полиция будет непосредственно министру обороны.

Ее основными задачами станет «защита жизни, здоровья, прав и свобод военнослужащих». Для этого новую структуру наделят полномочиями дознания, содержания под стражей (на гауптвахте), а также правом применения оружия и спецсредств против правонарушителей. Кроме того, военные полицейские будут приравнены к своим коллегам из других правоохранительных ведомств в части повышенной уголовной ответственности за посягательство на их жизнь и здоровье.

Как уточнили в пресс-службе главы государства, в структуру военной полиции вошли ранее созданный главк ведомства, а также региональные управления по военным округам, в подчинение которых перешли 140 военных комендатур, 39 гауптвахт, 2 дисциплинарных батальона, а также подразделения военной автоинспекции. «Сейчас для военных полицейских разрабатывают специальную форму одежды», — подчеркивают в Кремле.

Идею о создании военной полиции Путин озвучил еще восемь лет назад, во время своего второго президентского срока.

К 2011 году указом тогдашнего министра обороны Анатолия Сердюкова в структуре военного ведомства было сформировано соответствующее главное управление. Специальный федеральный закон «О военной полиции» прошел все согласования, в том числе и в Госдуме, и был готов к подписанию еще в конце 2012 года. По данным источника «Газеты.Ru», близкого к руководству Минобороны, активным лоббистом широких полномочий новой полиции был Сердюков, а его влиятельным оппонентом выступал главный военный прокурор Сергей Фридинский.

«Сердюков хотел свою маленькую, но полноценную спецслужбу. При этом у него были очень плохие отношения с Фридинским, и в личном плане, и конкретно в согласовании вопроса о полиции, — пояснил собеседник «Газеты.Ru».

— Затем решение вопроса затянулось из-за отставки Сердюкова и коррупционного скандала. В итоге закон приняли в урезанном виде».

Военной полиции не стали предоставлять право самостоятельно вести оперативно-разыскную деятельность, что по идее должно быть одним из основных полномочий любой полиции.

«Разумеется, это не спецслужба. Она не будет заменять органы военной прокуратуры, военной контрразведки, военного следствия.

Задачи военной полиции будут более утилитарными — борьба с неуставными отношениями, патрулирование гарнизонов, сопровождение воинских грузов, задержание дезертиров и так далее», — объяснил «Газете.Ru» председатель Общественного совета Минобороны, главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко.

Сам он считает, что появление новой структуры однозначно пойдет на пользу Российской армии. «По крайней мере, чтобы у матерей, которые отправляют своих детей на срочную службу, не болело сердце. Чтобы в казармах и на улицах гарнизонов было спокойно», — говорит Коротченко.

По словам эксперта, централизованная военная полиция сможет, в частности, эффективнее бороться со случаями «этнической дедовщины» и массового неповиновения призывников из республик Северного Кавказа.

Более скептически к созданию военной полиции отнеслась ответственный секретарь Союза комитетов солдатских матерей Валентина Мельникова. «Еще одна лишняя силовая структура. У нас есть военная прокуратура, военное следствие, а это будут комендантские подразделения, еще одна внешняя по отношению к гарнизонам структура. Они не смогут заниматься профилактикой неуставных отношений. Может быть, в процессе перехода к профессиональной армии такая структура сможет лучше контролировать контрактников, которые живут вне гарнизонов. Здесь они могли бы ходить по клубам, по рынкам, проверять, что там эти бойцы могут натворить. Это было бы понятно».

Зато в самом Министерстве обороны уже давно определились с начальником создаваемой структуры.

Еще в июле прошлого года указом президента на должность главы военной полиции назначен полковник Игорь Сидоркевич, которому и предстоит фактически сформировать новое ведомство.

Согласно официальной биографии, 50-летний офицер родом из Белоруссии. Службу начинал в рядах Вооруженных сил СССР, а последние двенадцать лет работал в органах госбезопасности. Имеет степень доктора педагогических наук, звание заслуженного мастера спорта СССР и дипломы Военного института физической культуры, Северо-Западной академии госслужбы и Академии ФСБ.