Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

Кирилл Лебедев/«Газета.Ru»

«Понимаешь, придется потерпеть»

Правозащитники приехали в спецприемник к объявившему голодовку экологу Евгению Витишко

Андрей Кошик (Краснодар)

Арестованного краснодарского эколога Евгения Витишко, объявившего голодовку, в спецприемнике посетили правозащитники. В камере якобы нет туалета и воды, экологу не дают звонить по телефону и встречаться с близкими людьми, а также не пропускают адресованные ему передачи.

В воскресенье члена совета «Экологической вахты по Северному Кавказу» Евгения Витишко посетили члены региональной Общественной наблюдательной комиссии (ОНК). В знак протеста против решений судов он с 15 февраля официально объявил голодовку. Вместе с членами ОНК к спецприемнику УВД по Туапсинскому району приехали несколько гражданских активистов – товарищи Витишко. Однако внутрь смогли попасть только представители ОНК Анна Митренко и Меружан Базикян.

Визит правозащитников вызван заявлениями о нарушениях: осужденному на 15 суток экологу не предоставляют обязательный ежедневный телефонный звонок, не дают встретиться с близкими людьми, а также не пропускают передачи из-за неразберихи с графиком приема.

Меружан Базикян рассказал «Газете.Ru», что состояние спецприемника удовлетворительное – не идеальное и не плохое. По крайней мере, серьезных жалоб от арестованных не поступало. Вместе с тем он подтвердил, что граждане не могут воспользоваться законным правом на звонок: из-за ремонта отсутствует стационарный телефон с «выходом на восьмерку» — по Туапсе звонить можно, а связаться с родными в других городах или на мобильный телефон нельзя. «Администрация пообещала вопрос решить. Ответственный сотрудник сегодня записывал все наши рекомендации, чтобы доложить их руководству и принять меры», — подчеркнул Меружан Базикян.

Его коллега Анна Митренко добавила, что сразу же попросила полицейских дать экологу позвонить с ее мобильного телефона. «Впервые за все время посещения подобных учреждений не было никаких вопросов – сразу же разрешили, — рассказала «Газете.Ru» гражданская активистка. — У Жени абсолютно никаких жалоб по условиям содержания и питанию нет. Сотрудники ведут себя с ним подчеркнуто вежливо, позитивно, такое человеческое отношение было видно и во время нашей беседы».

Собеседница отметила, что Витишко улыбается, никакого надлома у него нет. «Когда я ему рассказала о международном резонансе его дела и вмешательстве МОК, Европейского союза, известных правозащитных организаций, он поблагодарил и улыбнулся», — сообщила Митренко.

 Эколог Евгений Витишко. Кадр из ролика на YouTube
Эколог Евгений Витишко. Кадр из ролика на YouTube
Кирилл Лебедев/«Газета.Ru»

Вместе с тем, протестуя против решений судов, эколог с 15 февраля объявил голодовку, о чем письменно уведомил прокуратуру.

Напомним, что под Новый год в туапсинский спецприемник угодили четверо молодых экологов, задержанных по пути к так называемой «даче Ткачева». Об условиях в камере «Газете.Ru» рассказал оказавшийся там на трое суток гражданский активист из Краснодара Алексей Мандригеля: «Витишко сидит как раз в камере, где я встретил Новый год.

Там нет никаких санитарных условий – вместо туалета ведро. Нет воды. Утром, когда административно осужденных выводят, они ищут около туалета грязные бутылки, в которые потом набирают воду».

По словам активиста, пищу – похлебку и хлеб – раздает один из арестованных. «Сперва в камере провели санитарную обработку, потом запустили меня. Утром пришла фельдшер и предложила обрызгать препаратом от вшей. Я отказался, а сосед согласился, — продолжает Мандригеля. — В разные смены сотрудники попадались тоже разные. Если одни дают ручку и листок, чтобы написать заявление прокурору, то другие могут отказать. На прогулку не выводили. Когда подняли шум, девочек (вместе с Мандригелей задержали активисток Анну Михайлову, сестер Татьяну и Валентину Борисовых. – «Газета.Ru») вывели, а мне сотрудник объяснил: понимаешь, придется потерпеть».

Давние вопросы у кубанских правозащитников и к другому пенитенциарному учреждению города – изолятору временного содержания отдела полиции по Туапсинскому району. ИВС даже попал в проект доклада за 2013 год краевого уполномоченного по правам человека Сергея Мышака: к омбудсмену обратился обвиняемый, заявивший об отсутствии прогулок, средств личной гигиены и постельных принадлежностей, нарушении сроков содержания в изоляторе. Из кубанского главка пришел ответ: факты нарушений частично признаны. «Отсутствие прогулочного двора обусловлено конструктивными особенностями ИВС, построенного в 1975 году, а нарушение сроков – отсутствием в специальном вагоне, на время его отправки, свободных посадочных мест», — цитирует омбудсмен полицейское объяснение.

В июне 2012 года Витишко и Сурен Газарян, позже эмигрировавший в Эстонию, судьей Галиной Авджи были приговорены к трем годам условно за надписи на заборе так называемой «дачи Ткачева» — огороженного участка реликтового леса и пляжа, который, уверяют «зеленые», принадлежит губернатору Краснодарского края Александру Ткачеву. Через полтора года уголовно-исполнительная инспекция ходатайствовала о замене Витишко условного срока на реальную колонию – в числе вменяемых ему нарушений перепутанная на день дата визита в инспекцию, поездка в Краснодар без предупреждения. Еще был инцидент с инспекторами, которых он ночью не пустил к себе в квартиру. Туапсинский судья Игорь Милинчук заменил экологу условный срок на колонию-поселение.

Вдобавок 3 февраля – за день до эстафеты олимпийского огня в Краснодаре – Витишко был задержан по обвинению в мелком хулиганстве. Полиция сообщила о заявлении, поступившем утром того дня, – якобы эколог матерился на автобусной остановке. Мировой судья Олег Калиманов приговорил Евгения Витишко к 15 суткам ареста – максимальной санкции по данной статье. При этом было отказано в вызове граждан, заявивших о правонарушении, а также адвоката эколога. Примечательно, что в день ареста эколог планировал поехать в Сочи для встречи с австралийскими журналистами и представителями CNN.

Внимание к делу кубанского эколога проявил МОК, представители Евросоюза, а международная правозащитная организация Amnesty International объявила его «узником совести».