Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

Михаил Савва, его адвокат Марина Дубровина и жена Елена Владимировна
Михаил Савва, его адвокат Марина Дубровина и жена Елена Владимировна
Андрей Кошик/«Газета.Ru»

Грант обернулся приговором

В Краснодаре вынесен приговор профессору Савве

Андрей Кошик (Краснодар)

В Краснодаре суд признал виновным в мошенничестве известного в регионе правозащитника, профессора Кубанского госуниверситета Михаила Савву. Судья приговорил его к трем годам условно по обвинению в махинациях с деньгами, выделенными в качестве грантов и на преподавательскую работу. Савва и его защита, уверенные, что в деле нет никаких доказательств и оно сфальсифицировано ФСБ, намерены обжаловать приговор.

В среду судья Прикубанского районного суда Краснодара Валентина Попова приговорила директора грантовых программ Южного регионального ресурсного центра профессора Михаила Савву к трем годам условно. Суд согласился практически со всеми доводами прокуратуры, которая ранее попросила для него три с половиной года условно и штраф в 70 тыс. руб. Оглашение приговора, собравшее в зале суда более 30 гражданских активистов и журналистов, длилось два часа, а твиттер-трансляцию вели пять интернет-пользователей.

Справка:

Не воспринимаю себя в качестве жертвы

После вынесения приговора в интервью «Газете.Ru» Михаил Савва рассказал, что думает о своем преследовании, «закручивании гаек», и...

Уголовное дело против политолога и правозащитника, сотрудничавшего с зарубежными благотворительными фондами, год назад возбудило кубанское управление ФСБ. Восемь месяцев – с апреля по декабрь — профессор провел в следственном изоляторе, бывшей внутренней тюрьме КГБ.

Два дела кубанского правозащитника

Первое дело профессора Саввы началось в августе 2012 года, когда Южный региональный ресурсный центр выиграл грант Минэкономразвития, распределенный через администрацию Краснодарского края. Деньги – 820 тыс. руб. – были выделены под проект «Построение мира», в ходе которого проведены анализ миграционной ситуации в регионе и обучение модераторов из узбекской и таджикской диаспор Краснодара. Часть средств, 366 тыс. руб., пошли на социологический опрос тысячи респондентов. Его проведение ЮРРЦ заказал маркетинговому агентству «Пилот», директор которого Виктория Реммлер знакома с Саввой со студенчества.

Оказавшись в следственном изоляторе ФСБ, женщина дала показания о том, что профессор якобы изначально планировал похитить деньги, проведя исследование «за счет иных средств».

Из незаконно полученной суммы, утверждала директор «Пилота», 266 тыс. она передала Михаилу Валентиновичу, а 100 тыс. оставила себе.

Дав такие показания следователю ФСБ, Реммлер затем воспользовалась 51-й статьей Конституции (дающей право не свидетельствовать против себя и близких. – «Газета.Ru») и отказывалась что-либо комментировать. В конце февраля ее вообще вывели из процесса, и уголовное преследование в отношении соучастницы было приостановлено.

Второе дело касается преподавательской деятельности: на банковскую карту профессора перевели 71 722,08 руб. за лекции четверокурсникам, которые прочла доцент Ольга Дроздецкая. Любопытно, что в обоих случаях с инициативой уголовного разбирательства выступили не администрация Краснодарского края и Кубанский госуниверситет, представители которых вяло участвовали в процессе, а краснодарские чекисты.

За время содержания Михаила Валентиновича под стражей его жене и общественному защитнику Елене Савва через разных людей передавали информацию о третьем уголовном деле по «измене Родине», но в обвинительное заключение оно в итоге не попало.

«Светило юридической мысли…»

Обвинение профессору Савве утверждено лично прокурором Краснодарского края Леонидом Коржинеком, который беседовал с Михаилом Валентиновичем в камере следственного изолятора. На процессе надзорное ведомство представляла Диана Беляк, которая сочла вину профессора полностью доказанной, попросив во время прений 31 марта осудить правозащитника на три с половиной года условно с испытательным сроком в три года, а по второму делу оштрафовать на 70 тыс.

Сам Михаил Савва и его защитники уверяют: уголовное дело, начавшееся в разгар «закручивания гаек» некоммерческим организациям, абсолютно надуманное и носит политический характер.

«Самым удивительным для меня стало то, что ни следствие ФСБ, ни прокуратура не заметили отсутствия квалификации, — рассказала «Газете.Ru» защищавшая Савву адвокат Марина Дубровина. – Статья 159.2 УК РФ (мошенничество при получении выплат), по которой его судят, не применима к уголовному преследованию Михаила Валентиновича хотя бы потому, что субсидия некоммерческой организации не является социальной выплатой».

В данной статье речь идет о хищении социальных выплат, например обналичивании «материнского капитала» или незаконном получении пособия. Полученный общественной организаций грант к их разряду не относится. Кроме того, данная статья вступила в силу уже после того, когда, по версии следствия, Савва и Реммлер похитили деньги.

Помимо данных в СИЗО ФСБ показаний директора «Пилота», подчеркнул в ходе прений подсудимый, других доказательств нет.

«В моем понимании, когда следствие ведет ФСБ, которая сама считает себя светилом юридической мысли, остальные инстанции разводят руками и считают, что это окончательная истина.

При элементарной прокурорской проверке эти очевидные вещи должны стать причиной возврата обвинительного заключения следователю», — подытожила Дубровина.

Второе обвинение – о незаконно начисленной на карточку зарплате – профессор Савва отвергает по той простой причине, что давно отказался от этого курса и не планировал его читать. Подпись в ведомости преподавателя, по которой Михаила Валентиновича якобы ознакомили с планом занятий, он считает поддельной. При этом судья Попова отвергла ходатайство о ее экспертизе, равно как и остальные ходатайства защиты.

Дело вышло в интернет

Дело профессора Саввы вызвало широкий резонанс: на судебные заседания приезжали члены президентского Совета по правам человека, за подсудимого заступились омбудсмен Владимир Лукин и целый ряд представителей научного сообщества, а также лидер «Яблока» Сергей Митрохин. Трижды об этой истории докладывали лично Владимиру Путину, было собрано более 50 ходатайств и поручительств.

Пожалуй, самым неожиданным открытием на процессе стала позиция неравнодушной молодежи. Например, студентка факультета управления и психологии Кубанского университета Ольга Зазуля взяла на себя модерацию сайта в поддержку Михаила Валентиновича, вела твит-трансляции с судебных заседаний, общалась с журналистами и московскими правозащитниками.

«Во время судебного разбирательства больше всего удивило: состязательности сторон там в принципе не существует, — рассказала «Газете.Ru» 21-летняя студентка. – Доказательства и позицию государственного обвинения мы заслушивали очень долго, с прошлого года. На выражение позиции защиты отвели сутки, причем буквально: заседание шло с утра и почти до 10 вечера». По мнению активистки, позиция судьи Прикубанского районного суда Поповой очень часто совпадала с позицией прокурора: «На мой взгляд, она теряла нейтральность».

Девушка также удивилась активной поддержке других студентов, помогавших, несмотря на давление в университете. А вот неприятным стало «отсутствие реакции со стороны КубГУ, в котором Михаил Савва преподавал многие годы». Ольга Зазуля считает, что твиттер-трансляция из зала суда себя оправдывает, особенно в условиях, когда судья Попова раз за разом отказывала защите в ведении фото- и видеосъемки.