Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Происшествия

Пожар в Доме профсоюзов и палаточном лагере, Одесса
Пожар в Доме профсоюзов и палаточном лагере, Одесса
Пожар в Доме профсоюзов и палаточном лагере, Одесса
Пожар в Доме профсоюзов и палаточном лагере, Одесса
Пожар в Доме профсоюзов и палаточном лагере, Одесса
Пожар в Доме профсоюзов и палаточном лагере, Одесса
Пожар в Доме профсоюзов и палаточном лагере, Одесса
Пожар в Доме профсоюзов и палаточном лагере, Одесса
Пожар в Доме профсоюзов и палаточном лагере, Одесса
Пожар в Доме профсоюзов и палаточном лагере, Одесса
Пожар в Доме профсоюзов и палаточном лагере, Одесса
Пожар в Доме профсоюзов и палаточном лагере, Одесса
Пожар в Доме профсоюзов и палаточном лагере, Одесса
Пожар в Доме профсоюзов и палаточном лагере, Одесса
  • Пожар в Доме профсоюзов и палаточном лагере, Одесса
  • Пожар в Доме профсоюзов и палаточном лагере, Одесса
  • Пожар в Доме профсоюзов и палаточном лагере, Одесса
  • Пожар в Доме профсоюзов и палаточном лагере, Одесса
  • Пожар в Доме профсоюзов и палаточном лагере, Одесса
  • Пожар в Доме профсоюзов и палаточном лагере, Одесса
  • Пожар в Доме профсоюзов и палаточном лагере, Одесса
1 7

Фанатский сектор

Футбольные болельщики Украины заявили о себе как о новой силе

Дмитрий Евстифеев, Елизавета Антонова

Трагедия в Одессе, унесшая жизни 42 человек, началась с потасовки сторонников федерализации и футбольных фанатов. Ранее массовая драка произошла на улицах Харькова. Как некогда и в России, бригады футбольных фанатов — ультрас — активно включились в политический процесс, став кулаком патриотического движения Украины. МВД и украинские власти готовятся к следующему эпизоду «фанатских войн»: 15 мая в Харькове состоится финал Кубка Украины.

Одесский прецедент

События 2 мая, которые неожиданно обернулись чудовищными по масштабам гражданских юго-восточных волнений жертвами, начались как митинг «За единую Украину», боевое ядро которого составили организованные группы футбольных фанатов, или ультрас. Шествие состоялось после матча «Черноморец» — «Металлист», на который приехали также фанаты из Харькова.

Днем, когда шествие следовало по Одессе, оно столкнулось с пророссийскими активистами.

Информация о том, кто именно спровоцировал драку, радикально отличается в зависимости от политических симпатий интервьюируемого очевидца. По некоторым данным, на митингующих за единую Украину напала группа пророссийских сепаратистов. По другим — первыми напали именно ультрас.

Как бы то ни было, в результате проукраински настроенные активисты и бойцы ультрас направились на Куликово Поле, чтобы разогнать лагерь антимайдановцев. В результате разгона лагеря часть пророссийских активистов укрылась в Доме профсоюзов, который вскоре вспыхнул, подожженный «коктейлями Молотова».

«Выкуривание колорадов», как злорадно называли происходящее сторонники единой Украины, обернулось десятками жертв: по последним точным данным, в огне и дыму погибло 42 человека.

В понедельник, 5 мая, депутат местного облсовета Вадим Савенко сообщил, что убитых на самом деле 116 человек. Однако подтверждения этим данным нет и многие до сих пор числятся пропавшими без вести.

Как минимум четверо убитых, говорит представитель одесской областной милиции Владимир Шаблиенко, было еще на месте первого столкновения.

«Огнестрельное оружие было у обеих сторон, — вспоминает Шаблиенко. — Один человек стоял и расстреливал людей из охотничьего карабина. Милиции тоже досталось несколько пулевых ранений. Не считая града камней — бойцы не были готовы к тому, чтобы живым щитом стоять между сторонами».

Незадолго до одесской трагедии столкновения ультрас с пророссийскими горожанами произошли в Харькове. Сценарий тот же — фанатское шествие за единую Украину и стычка, перерастающая в массовую драку. Тогда обошлось без жертв и милиция помогла погасить конфликт.

Тенденция начинает приобретать устойчивый характер. В МВД Украины сплоченность фанатов и их единодушный порыв встать на защиту Украины объясняют негласной договоренностью.

«Обычно фанаты всех клубов — противники, — рассказывает Владимир Шаблиенко. — Но в данном случае ввиду происходящих событий все фаны заключили негласное соглашение и объединились в некую единую команду, которая поддерживает линию суверенной Украины».

Шаблиенко указывает, что с тех пор между фанатами не было ни единого столкновения. Агрессия, вечный спутник ультрас, теперь обрела точку приложения — пророссийских активистов и антимайдановцев.

Шаблиенко рассказывает, что областное МВД владело информацией о возможных беспорядках в Одессе. Чтобы устранить проблему в зародыше и лишить фанатов благовидного предлога приехать на гастроли в Одессу, милиция попробовала отменить матч, ссылаясь на неспокойную обстановку в городе.

«За несколько дней наше руководство выходило на определенных людей, близких к фанатскому движению, чтобы отменить матч, однако к ним не прислушались, — говорит Шаблиенко. — Думаю, если бы его отменили, то ничего бы не было».

Шаблиенко также указывает на то, что МВД на уровне подразделений общественной безопасности всегда составляет план действий перед массовыми мероприятиями с участием фанатов и заранее встречается с организаторами и вожаками ультрас, чтобы предупредить насилие. Но договоренности соблюдаются не всегда.

«В День освобождения Одессы, 10 апреля, милиция собрала противоборствующие силы и губернатора, обсудили все и даже подписали соглашение, — вспоминает Шаблиенко. — Но в результате с обеих сторон — срывы договоренностей».

В ожидании Харькова

Следующим испытанием для украинских силовиков и гражданских активистов станет финал Кубка Украины, который пройдет в Харькове 15 мая. Кто именно сразится за титул чемпиона, выяснится в ходе двух полуфиналов — в Киеве и Черкассах. Обстановка в этих городах не располагает к столкновениям про- и антироссийских групп, однако насчет Харькова у футбольного сообщества и силовиков есть серьезные опасения.

Даже само голосование за Харьков в качестве места для проведения финала Кубка вышло противоречивым.

«Голоса разделились между Львовом и Харьковом, и с минимальным отрывом победил Харьков», — рассказал «Газете.Ru» представитель Федерации футбола Украины Павел Терновой.

Он указывает на то, что обстановка в Харькове нестабильна и на нее пагубно повлиял инцидент с покушением на мэра Геннадия Кернеса (произошло 28 апреля этого года).

Так, в ФФУ рассказывают, что на прошлой неделе директор федерации и его заместитель по безопасности встречались с руководством Харькова, МЧС и МВД города и области. Главной темой стала безопасность до, во время и, главное, после футбольного матча.

На уровне клубов, по словам Тернового, «беседы тоже ведутся».

Однако уже сейчас ультрас неожиданно сами выразили обеспокоенность своей безопасностью.

«Они обратились с просьбой перенести матч из Харькова во Львов, опасаясь беспорядков», — рассказал Терновой.

Руководитель фан-клуба ФК «Динамо Киев» Екатерина Солярик в беседе с «Газетой.Ru» подтвердила информацию о том, что фанаты просили перенести запланированный на 15 мая финал Кубка Украины из Харькова в Львов, отказавшись от более подробных комментариев.

В Федерации футбола сетуют на то, что попытки вывести спорт за рамки политики оказываются безуспешными.

«Ситуация оказывает свое влияние, — говорит Терновой. — Мы надеемся, что матч в Харькове покажет, что футбол, напротив, объединяет людей. Просим только всех фанатов: пожалуйста, выражайте гражданскую позицию без агрессии и без символики».

Впрочем, сами клубы и фанатские объединения категорически отрицают свою причастность к беспорядкам и политическим акциям.

Так, глава пресс-службы харьковского клуба «Металлист» Максим Сукачев утверждает, что болельщики клуба не участвовали в столкновениях в Одессе.

«В некоторых СМИ появилась информация о том, что в числе виновников трагедии в Одессе были болельщики «Металлиста». Наш клуб официально заявляет, что в период наиболее ожесточенных противостояний все фанаты «Металлиста» уже находились на оцепленном вокзале, пребывая в поезде и на перроне, — сказал Сукачев «Газете.Ru». — Наш клуб категорически отвергает какие-либо обвинения в участии своих болельщиков в беспорядках». По данным пресс-службы «Металлиста», все 500 фанатов, «выехавших на фан-поезде, целыми и невредимыми вернулись домой».

Клуб «Черноморец» никак не прокомментировал одесские события 2 мая.

Новая сила

Кто именно в конечном итоге координирует группы ультрас, организует митинги и шествия, а также санкционирует силовые акции, остается вопросом. Футбольные объединения снимают с себя всяческую ответственность, либо отказываясь комментировать участие своих подопечных в беспорядках, либо декларируя несовместимость спорта и насилия.

Практически во всех футбольных клубах Украины и их фанатских движениях, куда обращалась «Газета.Ru», вопросы относительно участия ультрас в политических акциях воспринимались недоброжелательно. Лишь руководство ультрас киевского «Арсенала» открыто признало связь украинских фанатов с националистами.

«В данный момент большая часть футбольных фанатов повязана как-либо с националистическими группами. Некоторые состоят в них, а кто-то просто оказывается на месте ситуационно. Наиболее выражено сотрудничество с радикальными националистами у ультрас «Динамо» и «Карпат», — рассказал «Газете.Ru» Антон, возглавляющий ультрас «Арсенала».

По его словам, сейчас фанатов всех украинских клубов объединяет одно настроение — «все хотят, чтоб их страну оставили в покое». «Насколько можно быть радикальным, если к вам вор залез в квартиру? Настолько радикальны фанаты. «Арсенал» стоит особняком, но при этом мы полностью поддерживаем идею, что Украина должна быть единой», — отметил он.

Антон добавил, что опасается повторения одесской трагедии не только в дни проведения других матчей на Украине, но и вообще «где угодно в любой день»: «Особенно остро стоит вопрос провокаций в Киеве 9 мая».

МВД неохотно комментирует связь ультрас с националистическими группировками. По словам силовиков, работа с клубами велась и ведется, а ранее, еще до начала пророссийских волнений на юго-востоке Украины, участие футбольных болельщиков в силовых акциях замечено не было.

Патриотический настрой фанатов, нацеленность на «неделимую и единую Украину», а также готовность участвовать в стычках роднят ультрас с другим неформальным «общественным движением» (так по-прежнему характеризует их федеральное МВД) — «Правым сектором».

В среде сторонников Майдана эта параллель встречается со скепсисом, а пророссийские активисты, казалось бы, не разделяют ультрас и ультраправых боевиков.

Близость футбольных фанатов и правых очевидно проявилась и в России. Самым ярким примером стали события на Манежной площади 11 декабря 2010 года, когда около 5 тыс. человек устроили беспорядки в день памяти об убитом выходцами с Кавказа болельщике «Спартака» Егоре Свиридове.

Готовность ультрас участвовать в околополитических движениях также нашла отражение в российской практике. Расхожим примером стало сотрудничество прокремлевского движения «Наши» и одной из известнейших «фирм» «Спартака» — «Гладиаторов». По некоторым данным, они не раз на коммерческой основе и по дружбе охраняли прокремлевские акции и, в частности, съезд на озере Селигер.

В самом «Правом секторе» политическую активность фанатов объясняют просто — патриотизмом.

«Большая часть фанатов — патриоты, — пояснил «Газете.Ru» пресс-секретарь «Правого сектора» Артем Скоропадский. — А если и есть те, кто за Россию болеет, то это отщепенцы».

При этом Скоропадский подчеркивает, что большинство участников митинга в Одессе все же составляли обычные граждане, а не ультрас.

Практику же сотрудничества с фанатами в «Правом секторе» не подтверждают, но и не опровергают.

«Охранять нас не надо, мы и сами о себе позаботимся, — говорит Скоропадский. — А по поводу сотрудничества — я не могу говорить от лица клубов».

Киевский политолог Вадим Карасев утверждает, что в условиях политического кризиса и слабой государственной власти футбольные ультрас уже стали серьезной и неподконтрольной силой.

«Они начали проявлять себя как организованная сила еще в 2010 году, когда фаны киевского «Динамо» пустили в оборот кричалку «Спасибо жителям Донбасса за президента-***», — рассказывает Карасев. — И оказалось, что чем больше слабела госвласть, тем организованнее становились ультрас. Так бывает всегда: в слабом государстве выходит вперед армия, милиция или бандиты. У нас — фанаты».

По мнению Карасева, в России после «Манежки» власть смогла взять фанатское движение под контроль. Однако на Украине сценарий оказался иным.

«Наверняка фанатов использовали и используют, — говорит Карасев. — Те же олигархи, например, которые содержат клубы. Ахметов, вероятно, Коломойский».

Но теперь, говорит Карасев, фанаты вышли из-под контроля и творят историю.

Наконец, политолог не исключает союза между фанатами и «Правым сектором», которых роднит националистическая платформа, которая свойственна украинским фанатам в той же степени, что и российским.

«Это новое поколение, выросшее в 90-е годы в условиях коррупции, беспредела, имперского полураспада, — говорит Карасев. — Старшие приспособились, а эти ребята думают иначе. Все это происходило на фоне устаревающего, слабеющего левого движения. Поэтому они заряжены на правую идеологию».