Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Происшествия

1 14

«Трудно доказать, где вода была»

Молитвы алтайских монахинь и русская соборность спасли край от наводнения, репортаж «Газеты.Ru»

Анастасия Берсенева (Москва – Барнаул – Бийск)

Наводнение в Сибири обнажило проблему: значительная часть частных домов оказалась самостроем, и теперь люди могут не получить компенсации за потерянное имущество. В регионе идет оценка ущерба, а жители отмывают стены, выкидывают испортившиеся ковры и мебель и пытаются восстановить потерянные документы. О том, как молитвы монахинь местного монастыря и русская соборность спасли Алтайский край, в репортаже «Газеты.Ru».

Игуменья женского монастыря под Барнаулом переживает, что ей так и не удалось покрестить двух спасателей. Группа из 36 сотрудников МЧС, приехавших из Новосибирска и Кузбасса, жила на территории монастыря во время мощного наводнения в Сибири. «Из них только трое было некрещеных, двое выразили желание покреститься, но не успели, уже уезжают», — рассказывает игуменья Феодора, настоятельница Иоано-Кронштадского женского монастыря. Помимо спасателей у них размещались жители соседнего села Кислуха, эвакуированные в ночь на 5 июня, когда к ним пришла большая вода. Сам монастырь, бывшая база отдыха, находится на горке. Вода в реке под холмом поднялась так сильно, что деревянная купель, стоящая на берегу, всплыла и начала касаться крон деревьев. Спасатели привязали ее тросом, чтобы не унесло течением.

Матушка не нарадуется: спасатели здорово помогли ей по хозяйству. У нее в руках бумажка, где перечислены дела: вскопан огород, посажена картошка, спасен бычок. Скотинка попала в яму и просидела там полдня. «Обратились к нашим братьям из МЧС, — рассказывает матушка Феодора. — С первого раза не удалось вытащить, он опять упал в яму. Но со второго спасли бычка!»

Спасатели с удовольствием парились в монастырской бане, а однажды попросили игуменью отслужить панихиду: в Новосибирске на пожаре погиб их коллега, когда взорвался газовый баллон. «Все 36 человек пришли, свечки поставили», — говорит матушка.

Монахини все эти дни молились об успокоении стихии. «Просили сделать чудо, чтобы вода остановилась», — добавляет игуменья.

Наводнение пришло в четыре региона Сибири — Алтайский край, Республику Алтай, Хакасию и Тыву — после проливных дождей. Спасатели буквально шли впереди волны, эвакуируя людей, за ними реки вспухали, увеличиваясь в объеме в два-три раза. Сильнее всего накрыло Алтайский край. Даже сейчас, спустя больше недели после прохода пика паводка, вода еще не ушла, и это отлично видно с вертолета. «Так, с 13 пассажирами я не полечу, либо 12 давайте, либо 14!» — требует генерал МЧС перед вылетом вертолетов на осмотр затонувших земель. А потом вытаскивает из-за ворота крестик и целует его, показывая, что православный, а суеверия — ерунда.

С высоты полета орлов, которых в Алтайском крае немыслимое количество, видно, что река Обь у Барнаула разлилась на несколько километров. Выше по течению — город Бийск, рядом с ним две реки — Бия и Катунь, тоже доставившие хлопот.

«Об уровне воды никому не было известно, кроме Господа Бога, — говорит мэр алтайского города Бийска Лидия Громогласова. — Никто не думал, что может прийти настолько большая вода».

У всех на памяти был 2006 год, когда критические отметки ушли под воду на два метра. В июне этого года отметки оказались на глубине в три метра. В районе Бийска Заречье на стенах внутри домов прочерчены грязевые полосы — на высоте 1,7 м. Говорят, когда люди вернулись в дома, то в сервантах стояли чашки и рюмки, полные коричневой жидкости. Сейчас хозяева вынуждены отмывать комнаты и сушить вещи. Спасатели пригнали грузовики и собирают по дворам хлам. У дома по адресу улица Граничная, 17, лежит гора грязных испорченных вещей — сломанный чемодан в корке ила, остатки дивана, скукожившиеся ковры. Во дворе дома — куча старых досок. Хозяйка дома, Людмила Муравьева, плачет, говорит, что совсем одна осталась, помочь ей некому. Вода уже неделю как ушла, но в комнатах все еще ничего не разобрано: ковры лежат вместе с одеждой, вещи наброшены на перевернутое зеркало. В доме сильно пахнет сыростью: тепловой пушки хозяйке не досталось. Приходится спасть с открытыми окнами, хорошо, что в регионе стоит 30-градусная жара. Муравьева оттирает побеленные стены, а на огород сил уже не хватает. «Только посадила помидоры-огурцы, а сейчас их смела вода», — говорит она. У соседей напротив рук явно больше — на грядках уже появилась новая помидорная рассада.

«Этот хлам люди копили десятилетиями, вывозить было дорого, а сейчас МЧС все уберет — очень удобно», — комментирует мэр Громогласова. Она старается не говорить негативного о пострадавших, но по обрывкам фраз становится ясно, что дни наводнения местные запивали спиртным. Пользуясь лодками спасателей, мужики добирались до сухого берега, а обратно возвращались со звенящими пакетами.

Если в Заречье вода уже схлынула, то территория поселка Сорокино на другом конце Бийска оказалась низинкой, и там к домам не подойти посуху. В некоторых местах человеку по грудь. В поселке пахнет нечистотами: наводнение вымыло выгребные ямы. В пик уровень воды был на 30 см выше подоконников на первом этаже. Спасатели откачивают воду в канал через дорогу, используя пожарные машины как насосы.

Стихия ударила по моральному духу населения, говорят власти. Жители взвинченные, озлобленные, выплескивают перед журналистами негодование, а потом ходят за своими чиновниками и извиняются. Мэр Бийска с пониманием относится к ним и успокаивает по телефону районного депутата, которой досталась порция народного гнева.

Людям надо дать высказаться, считает санитарный инспектор-спасатель Ольга Велькина. «Оказываем психологическую помощь. Тут много пожилых людей, у которых уже ни детей, никого нет. Им хочется поделиться бедой, поговорить, — рассказывает Велькина. — Конечно, им и таблетки от давления давали, и капли успокаивающие».

Сами люди говорят примерно одно и то же: вода вместе с вещами смыла их жизни.

По официальной статистике, в Алтайском крае пострадавшими от паводка считаются больше 38 тыс. человек.

Наводнение обнажило более серьезные проблемы. Значительная часть домов в зонах подтопления — самострой. «Их построили 70 лет назад, некоторые дома чуть ли не на колесах, — объясняет мэр Бийска. — Компенсацию владельцы этих строений не получат, только через суд». Проблемы возникли и у тех людей, кто жил не по месту регистрации. Им тоже придется добиваться выплат через суд.

Член совета ТОС района Барнаула Затон Александр Курилов уверен, что считать ущерб лучше самим. «Городские не знают поселок, тыкаются как слепые котята, не знают, где какой адрес», — говорит Курилов. Он входит в комиссию по оценке ущерба. Чтобы потом не было претензий по справедливому подсчету, он фотографирует пострадавшие дома. Но порой возникают спорные моменты. «Трудно доказывать, где вода была. Люди же не будут сидеть ждать, одни уже обои ободрали, вымыли грязь, другие диваны выкинули — все пахнет. Все взвинченные, но понимают, что мы такие же люди, как и они», — говорит Курилов. Нет дивана — ущерб меньше, а значит, и компенсации могут быть меньше.

Пострадал в основном частный сектор, в котором много стареньких перекошенных деревянных домов. Владельцы, следуя местной моде, обшивают их нелепо смотрящимся сайдингом. После наводнения часть домов будет признана не подлежащей восстановлению, рассказывает губернатор Алтайского края Александр Карлин. Их жильцы размещены в эвакуационных пунктах. Впоследствии им будет выдан сертификат на новое жилье — так же было после наводнения на Дальнем Востоке. На новый дом рассчитывает 75-летняя жительница Бийска Нелли Тараненко. Поэтому когда комнаты в пять утра начали заполняться водой, первым делом она схватила документы на дом. Ее жилье еще раньше было признано аварийным, но потом ее исключили из очереди на новую квартиру. «Я даже к суду готовилась», — рассказывает пенсионерка. Жилье она хочет оставить внукам и переживает, что они не были прописаны у нее: значит, новая жилплощадь будет меньше. Она только рада потери дома и не собирается туда возвращаться из эвакопункта.

Количество жертв еще будет уточняться. «У нас два человека погибли. Еще два числятся пропавшими без вести — они стояли на подвесном мосту, который обвалился, и их унесло течением», — рассказывает главный военный эксперт МЧС России Эдуард Чижиков. Утонул 26-летний Павел Хохлов, сын первого заместителя главы администрации Чарышского района. «Спортсмен, рафтингист. Он вывозил на рафте людей из затопленного села. Но было сильное течение, рафт утащило под корягу, и он перевернулся. Тогда еще погибла семилетняя девочка. Их тела были обнаружены», — говорит замминистра.

А Следственный комитет Алтайского края сообщает еще о двух погибших — в селах Быстрый Исток и Усть-Ануй. Администрация района не предупредила вовремя людей о приходе наводнения, в результате две пенсионерки утонули. В отношении главы Быстроистокского района возбуждено уголовное дело за халатность.

Начиная с пятницы, 20 июня, МЧС приступило к завершению спасательной операции. Постепенно будут выводиться спасатели, которые были направлены в Сибирь из других федеральных округов. В пятницу в Москву из Хакасии вернулись 120 курсантов, они радостно аплодировали при посадке самолета.

Всего в Сибири в ликвидации последствий удара стихии участвовали более 17 тыс. человек, в том числе 9 тыс. — от МЧС России, рассказал Эдуард Чижиков. Алтайцы, говоря о совместной работе на наводнении, возвращаются к христианским мотивам. «Все-таки россияне — соборный народ. Когда трудно, они объединяются», — подытоживает мэр Бийска.