Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Здоровье

Reuters

ВИЧ закрывает границу

Украинка с ВИЧ просит ЕСПЧ разрешить ей приехать в Россию и жить с семьей

Анастасия Берсенева

Гражданка Украины просит ЕСПЧ разрешить ей приехать в Россию и жить с семьей. Ей запретили пересекать границу из-за ВИЧ-инфекции — такой запрет существует в России несколько лет. Однако и Конституционный суд РФ, и ЕСПЧ ранее уже указывали, что разлучать ВИЧ-инфицированных с семьями антигуманно.

В четверг Европейский суд по правам человека принял к рассмотрению жалобу 30-летней жительницы Донецкой области. Российские власти запрещают ей пересекать границу из-за того, что у нее ВИЧ-инфекция, несмотря на то что в Санкт-Петербурге живут ее 30-летний муж и двухлетний сын — оба российские граждане.

«Недавно муж ездил к ней в Донецкую область, в город Селидово. Я с ним потом созванивался. Он сказал, что вроде все нормально, под боевые действия они не попали, сказал, что его жена продолжает получать лекарства для терапии», — рассказал «Газете.Ru» адвокат правозащитной организации «Агора» Рамиль Ахметгалиев.

Впрочем, насколько женщина обеспечена лекарствами на территории, идет военный конфликт, адвокат не знает. У нее есть дочь-школьница от первого брака. Она живет с матерью.

Украинка жила в Сочи с 2000-х годов, работала менеджером. Там же шесть лет назад она познакомилась со своим будущим супругом, рабочим по профессии. В 2012 году они поженились и у них родился сын. «Однако во время беременности женщине провели тест на ВИЧ — он оказался положительным, — рассказал адвокат Ахметгалиев. — При этом ребенок родился здоровым». В то же время Роспотребнадзор выпустил решение о нежелательности ее пребывания в России: в 2003 году правительство России утвердило перечень заболеваний, являющихся основанием для отказа или аннулирования разрешения на временное проживание иностранцам. На это решение Роспотребнадзора сослались пограничники, когда в марте 2013 года высадили женщину с двумя детьми с поезда, следующего из Донецкой области в Сочи. Супруг был вынужден забрать сына к себе и переехал к родителям в Санкт-Петербург. В 2013 году они прошли через все суды, в том числе Верховный суд, проиграв везде. «После этого мы подали жалобу в ЕСПЧ», — говорит Ахметгалиев.

В ЕСПЧ приняли жалобу к рассмотрению и направили России девять вопросов.

Страсбург интересует, соответствовало ли решение о нежелательности пребывания украинки в России требованиям статьи 8 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод? Была ли предоставлена женщине возможность высказаться и привести фактические и правовые аргументы против депортации? Приведены ли в решении Роспотребнадзора конкретные доводы или упоминаются ли конкретные факты, подтверждающие нежелательность пребывания заявителя в России? Принял ли Роспотребнадзор во внимание наличие у украинки семьи в России? Была ли женщина надлежащим образом уведомлена о депортации? Проверяли ли российские суды дело на критерий необходимости в демократическом обществе?

В завершение Страсбург уточнил — может быть, в России есть системная проблема с принятием решений по ВИЧ-инфицированным, которая должна была быть решена еще несколько лет назад?

Дело в том, что в 2011 году ЕСПЧ уже рассматривал аналогичную жалобу — от уроженца Узбекистана Виктора Киютина. Он с семьей приехал в Орловскую область России в 2003 году, тоже женился на россиянке, у них родилась дочь. Когда он прошел медицинское обследование для получения вида на жительство, выяснилось, что у него ВИЧ. Это стало основанием для отказа в выдаче ему вида на жительство. Ему пришлось каждые 90 дней выезжать из России — тогда это было разрешено. В ЕСПЧ заявили, что Россия нарушила право на уважение частной и семейной жизни, и обязали страну выплатить Киютину 15 тыс. евро.

Более того, Конституционный суд России еще в 2006 году публиковал определение, рекомендуя судам и правоохранительным органам при рассмотрении вопроса о выдворении человека с ВИЧ из России «принимать во внимание, на основании гуманитарных соображений, фактические обстоятельства конкретного дела».

Речь шла о том, что судам необходимо учитывать наличие у ВИЧ-положительного иностранца семьи, его состояние здоровья.

«Однако это определение носит только рекомендательный характер, поэтому его совершенно не принимают во внимание, — говорит адвокат Ахметгалиев. — Сейчас в КС на рассмотрении находится моя жалоба, в которой я прошу опубликовать постановление о необходимости указать в законе, что надо учитывать наличие семьи у ВИЧ-носителей».

Лишь немногие страны высылают иностранцев на основании их ВИЧ-статуса, в частности это Россия, Армения и Молдавия. Россия ставила целью защиту здоровья населения как главное основание для ограничений. Однако ЕСПЧ во время рассмотрения дела Киютина выразил сомнение в действенности выбранного способа защиты. Суд указал, что миграционные ограничения могут стать действенным способом профилактики эпидемий, если речь идет о легко передаваемых болезнях, к которым ВИЧ не относится. Заразиться ВИЧ-инфекцией можно при безответственном и рискованном поведении со стороны носителя и окружающих его людей.

Таким образом, идея защиты граждан от ВИЧ путем депортации мигрантов предполагает, что всякий иностранец будет себя вести ненадлежащим образом, а все граждане страны отказываются принимать меры по профилактике. Достоверность такого предположения показалась ЕСПЧ сомнительной. Кроме того, в Страсбурге напомнили, что Россия не ограничивает въезд туристам, у которых может быть ВИЧ-инфекция. «Между тем они тоже могут передавать инфекцию. Так что в чем охранительная функция этой меры, неясно», — поясняет адвокат Ахметгалиев.