Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Образование

ТАСС/ Михаил Мордасов

Минобрнауки поделится с зэками вузом

Минобрнауки намерено выделить технический вуз для обучения заключенных

Анастасия Берсенева

Минобрнауки намерено выделить вуз для получения заключенными высшего технического образования. При этом закрыта академия, дистанционно обучавшая осужденных гуманитарным наукам. В министерстве поясняют, что это продиктовано заботой о заключенных — чтобы они, выходя на свободу, могли реально работать, а не просто предъявлять бумагу.

Вероятно, в ближайшем будущем российским заключенным будет предоставлена возможность проходить дистанционное обучение и получать высшее техническое образование в одном из вузов. Об этом сообщается в письме заместителя министра образования и науки РФ Александра Климова, направленном в Совет по правам человека при президенте.

«В настоящее время в рабочем порядке достигнуты договоренности с Федеральной службой исполнения наказаний о проведении совместного совещания по вопросу о целесообразности определения образовательной организации высшего образования для обучения осужденных лиц по программам в области технических наук», — написал Климов. Есть ли у министерства на примете конкретное учебное заведение, он не пояснил.

Замминистра проинформировал, что с этого года у заключенных, получивших среднее общее образование в местах лишения свободы, есть возможность в течение года подать документы на дистанционное обучение в вузы и не сдавать при этом ЕГЭ.

Обдумывая варианты получения осужденными технического высшего образования, в Минобрнауке остановили прием в гуманитарный вуз, занимавший ведущие позиции по работе с заключенными, — Современную государственную академию.

«У нас проблема с образованием заключенных. И лидером по получению осужденными высшего образования сегодня у нас является из сотен и даже тысяч вузов один-единственный — СГА. Однако сейчас он подвергается прессингу со стороны Министерства образования вместо того, чтобы сказать ему спасибо и поблагодарить за прекрасную возможность дать заключенным образование», — охарактеризовал ситуацию член СПЧ Андрей Бабушкин на летнем заседании совета, посвященном работе с заключенными. Члены СПЧ заинтересовались ситуацией вокруг академии и задали конкретные вопросы представителям министерства, в том числе о том, как реализуется право заключенных на высшее образование.

Как пояснил в письме в совет Александр Климов, Рособрнадзор получил ряд обращений граждан, которые рассказали о фактах нарушения академией лицензионных требований. В мае этого года была проведена проверка вуза, подтвердившая наличие нарушений. 28 мая руководство СГА получило предписание о необходимости их устранения до 1 июля. Повторная проверка показала, что это требование не было выполнено. Поэтому с 10 июля Рособрнадзор запретил академии осуществлять набор студентов, в том числе осужденных.

«Катастрофически много нарушений. Мы хотим, чтобы люди, выходящие из мест лишения свободы, могли реально работать, а не просто предъявить бумагу», — заявил Климов на летнем заседании СПЧ. Он пообещал еще раз изучить вопрос с работой академии, но в итоге ответ министерства оказался неутешительным для ее руководства.

«Академия является частной образовательной организацией, учредителем которой является общество с ограниченной ответственностью «Холдинг «Комплексные региональные проекты». Таким образом, вопрос по устранению выявленных нарушений находится в компетенции учредителя», — говорится в письме Климова.

Ректор академии Валерий Тараканов сообщил на заседании СПЧ, что в его вузе учились 2300 заключенных.

«Мы работаем больше чем в ста колониях. Помимо осужденных у нас обучаются работники ФСИН и члены их семей. Многие из них живут в таких местах, что в других вузах обучаться не могут», — рассказал Тараканов. Он пояснил, что проект с заключенными — убыточный, осужденные платят в 10–30 раз меньше, чем они платили бы другому вузу. «Обучаем по себестоимости», — сказал ректор.

Говоря о выявленных нарушениях, Тараканов выразил мнение, что они являются следствием несовершенства законодательной базы, которая не поспевает за модернизацией образования. «Например, у нас, оказывается, нет стадиона, где могли бы заниматься студенты. У нас в Москве есть стадион. Но у нас же есть дистанционные студенты — они, допустим, на Дальнем Востоке учатся. Не будут же они ездить в Москву на стадион. Или требование — 10–15 компьютеров на 100 студентов. Да, компьютеры есть, но они находятся там, в зоне, у студентов. Зачем нам этот компьютер иметь у себя? Это все надуманное. Мы понимаем, отчего это происходит, и мы готовы к диалогу с министерством, с другими структурами», — заявил ректор. Тем не менее письмо замминистра показало, что Рособрнадзор не спешит снимать претензии к академии.

Сейчас образованием заключенных занимаются 870 образовательных учреждений — это и вечерние, и общеобразовательные, и консультативные пункты, сказала член СПЧ Мария Каннабих на заседании совета, посвященном работе с заключенными. Она напомнила, что образование — это одно из условий ресоциализации, а значит, и профилактики рецидивов. «Мировая практика подтверждает, что социальная опека нарушителей является одним из условий профилактики повторной преступности. И ФСИН делает многое, чтобы заключенные учились, подбирает профессиональный состав педагогов для школ. Те, кто попал на обучение, становятся другими людьми — они уже не заключенные, а живут от семестра до семестра, они уже студенты», — отметила Каннабих.